Вообще-то этот орден при царях именовался орденом Святого благоверного князя Александра Невского, но, когда после 1917 года в нашей стране официально не осталось ничего святого и благоверного, да и с князьями больше не церемонились, «лишние» слова из названия исчезли первоначально вместе с самим орденом. Впрочем, обо всём по порядку.

В истории российских орденов он был третьим по счёту и старшинству. Его задумал ещё Пётр I, а учредила Екатерина I в 1725 году после смерти царственного супруга, и первые восемнадцать кавалеров, всё люди не самых высших военных и гражданских чинов, получили награду по случаю бракосочетания русской принцессы Анны Петровны и голштинского герцога Карла Фридриха, открывшего своей благородной персоной список орденоносцев. Однако уже 30 августа того же года (по старому стилю), в годовщину перенесения мощей князя Александра Ярославича из Владимира в Александро-Невскую лавру, построенную на вероятном месте Невской битвы, в которой князь одолел шведов (находилась она в то время за границей Петербурга, да и лаврой назвалась не так скоро, при Павле), статус ордена был существенно повышен. Императрица пожаловала им два десятка наиболее высокопоставленных и приближённых лиц, в том числе парочку европейских монархов. Заодно и себя не позабыла, а уж у её преемниц это вошло в моду. Анна Иоанновна, к примеру, возложила на себя сразу оба ордена — Святого Андрея и Святого Александра. Злосчастный Иоанн Антонович удостоился награды во младенчестве от матери своей, мимолётной правительницы Анны Леопольдовны. Ещё двоих неудачников отметила Елизавета Петровна — наследника русского престола великого князя Петра Фёдоровича, будущего Петра III, и его сына (его ли, право?) Павла Петровича. Сама же дочь Петра Великого вместе с высшей властью в государстве получила и весь недостающий комплект госнаград («Святая Екатерина» у неё к тому времени давно уже была). А незадолго до кончины возвела она в кавалеры папиного любимого арапа — генерал-аншефа Абрама Ганнибала. 28 июня 1762 года, в день воцарения, мать малолетнего Павла (тут уж сомнений быть не может — Екатерина II) тоже подвесила себе этот орден — в придачу к остальным. За время правления «матушки Екатерины» общее число кавалеров приблизилось к шести сотням. Некоторые бывали награждены за вполне конкретные дела, как Александр Суворов — за усмирение польских конфедератов, или Фёдор Ушаков — за победы над турецким флотом (в 1791 году, а ещё через семь лет добавились бриллиантовые знаки), другие — «дабы против прочих в ранге не понес обиды». Сложилась даже практика требовать себе орден, например, за выслугу лет. Но в случае со светлейшим князем Михаилом Кутузовым или, допустим, Алексеем Мусиным-Пушкиным, известным историком и собирателем старинных рукописей, всё, разумеется, сделано по справедливости.

P.Bazhanov-admiral-Ushakov_обр
Пётр Бажанов. Адмирал Ушаков

Иной раз награды можно было и лишиться — хорошо, если не заодно с головой. Так, у Александра Ивановича Румянцева (отец Задунайского, позднее также ставшего кавалером — за Кунерсдорф) с воцарением Анны Иоанновны орден был отобран. В разное время принуждены были вернуть его и пресловутый Иоганн Бирон с братьями, и фельдмаршал Христофор Миних. Хотя и не навсегда — всем поименованным награду возвратили со временем, с переменой правителя.

В 1787 году у ордена появился наконец официальный статут, согласно которому он был поставлен третьим по старшинству, но с оговоркой для «особ мужского пола», коим надлежало числить его вторым, так как «Святую Екатерину» могли получать только дамы. В павловском «Установлении для Кавалерских Российских орденов» дано подробное описание награды: «Крест красный, имеющий в промежутках двуглавых орлов, а в середине изображение Святого Александра на коне. На другой стороне в белом поле его вензель с Княжеской Короною. Звезда серебряная, в середине которой в серебряном поле вензеловое имя Святого Александра Невского под Княжескою короною». Вокруг вензеля с короной надпись: «За труды и Отечество». Крест носили на красной ленте, перекинутой через левое плечо, звезду — на груди слева. Старшие кавалеры получали доход с определённого числа крепостных душ, однако и сами принуждены были раскошеливаться: в кассу ордена требовалось единовременно внести 200 (при Павле), а затем 600 (при Александре I) рублей. Деньги эти шли на благотворительность.

Фото Юрий Белинский : ТАСС_обр
Фото Юрия Белинского / ТАСС

Капитульным храмом ордену определили Троицкий собор Александро-Невской лавры, где в многопудовой серебряной раке, что ныне занимает целый зал Эрмитажа, хранились мощи благоверного князя (у ордена Святого апостола Андрея Первозванного это был Андреевский собор на Васильевском острове, а у ордена Святой великомученицы ЕкатериныЕкатерининская церковь при Училище для воспитания благородных девиц).

В царствование Александра Благословенного к орденскому кресту добавили между четырёх его концов «четырех золотых же двуглавых орлов под Императорскую Короною с распущенными крыльями, коими они на поверхности лицевой стороны креста и соединяются между собою, имея в когтях перуны и лавровые венки». Такими крестами в Отечественную войну были награждены 48 кавалеров, и в числе их генералы Александр Остерман, Николай Раевский и Пётр Коновницын — за Бородинское сражение. Дмитрий Дохтуров, Михаил Милорадович, Фёдор Уваров и бравый казак Матвей Платов, уже имевшие орден Святого Александра, в числе других получили к нему алмазные знаки.

aldr1_a7_обр

Кстати, этим орденом, всегда имевшим только одну степень, теоретически можно было так или иначе удостоиться четыре раза. Например, отличившись на гражданском поприще, затем проявить себя на военном и за это быть пожалованным «мечами к имеющемуся ордену св. Александра». Если же награждённый достигал генеральского чина, то мог претендовать и на бриллиантовые знаки, а после того — на специальные бриллиантовые мечи к ним.

С середины позапрошлого века и вплоть до 1917 года Александровский крест покрывали чёрной эмалью. Общее число награждённых перевалило за три с половиной тысячи, причём особенно часто — более сотни раз — выдавали «Святого Александра» в суровом военном 1916 году, предшествовавшем Октябрьской революции. А сразу после неё на основании принятого одним из первых совнаркомовского декрета «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» возникла иная, уже советская наградная система, в которой царским орденам не осталось места. Не помогло и «размонаршествление» орденского дизайна Временным правительством.

Но, как справедливо говорится в народе, свято место пусто не бывает. Русский мужик перекрестился, когда грянул гром, да ещё какой гром — буря военная. В июле 1942 года, пока на южном фланге советско-германского фронта происходило, казалось, безостановочное летнее наступление вермахта, руководство нашей страны срочно озаботилось поднятием боевого духа красноармейцев и учредило новые награды. Так, наряду с орденами Суворова и Кутузова вновь возник орден Александра Невского, хоть уже и без всяких титулов. Дизайн, разумеется, существенно изменился, однако под алым пятилучевиком легко угадывалась прежняя серебряная орденская звезда, ставшая из восьми- десятилучевой. Исчезли девиз и княжеский вензель из медальона. В круге теперь  изображался профиль Александра Невского с пояснительной надписью. Поскольку исторически достоверных портретов князя не сохранилось, старший архитектор института «Центрвоенпроект» Игорь Телятников взял за основу для своего эскиза профиль актёра Николая Черкасова, удачно воплотившего на киноэкране образ древнерусского победителя немецких рыцарей. В Интернете можно встретить утверждение, что на ордене изображён сам Черкасов, но это не соответствует действительности, в чём нетрудно убедиться.

Репродукция ТАСС_обр
Орден Александра Невского, 1942 год / Репродукция ТАСС

Хотя ценность ордена Александра Невского в новой формальной орденской иерархии оказалась относительно невелика и на китель его полагалось крепить после ордена Богдана Хмельницкого III степени, зато он стал подлинно боевой наградой. Его удостаивались командиры среднего и низшего командного состава, от комдива до комвзвода «за проявление, в соответствии с боевым заданием, инициативы по выбору удачного момента для внезапного, смелого и стремительного нападения на врага и нанесение ему крупного поражения с малыми потерями для своих войск; за выполнение боевого задания, настойчивую и четкую организацию взаимодействия родов войск и уничтожение полностью или большей части действующих превосходящих сил противника; за командование артиллерийским подразделением или частью, стремительно подавившими артиллерию врага, превосходящую по силе, или уничтожившими огневые точки противника, мешающие продвижению наших частей, или разрушившими группу ДЗОТов и ДОТ, или настойчиво отразившими атаку крупной группы танков, нанеся ей тяжелый урон; за командование танковым подразделением или частью, успешно выполнившими боевую операцию, причинившими большой урон живой силе и технике противника и полностью сохранившими свою материальную часть; за командование авиаподразделением или частью, настойчиво и успешно совершившими ряд боевых вылетов, нанесшими жестокий урон живой силе и технике противника и без потерь вернувшимися на свою базу; за стремительные действия и инициативу по расстройству или уничтожению инженерных сооружений противника и обеспечение развития успеха в наступательном порыве наших частей; за систематическую организацию бесперебойной разнохарактерной связи и своевременное устранение ее повреждений, обеспечившие успех крупных боевых операций войск; за умелое и стремительное выполнение десантной операции с наименьшими потерями для наших войск, причинившей большое поражение противнику и обеспечившей успех общей боевой задачи».

Читая орденский статут, стоит ли удивляться тому, что при общей численности награждённых (более 40 тыс.) встретить после войны живого орденоносца было непросто. Тем более интересны судьбы тех, кто удостаивался этой награды не однажды.

Вот, например, в списке троекратных кавалеров бросается в глаза фамилия Невский. Это, конечно, случайное совпадение. Командир 818-го артиллерийского полка 223-й стрелковой дивизии 3-го Украинского фронта Николай Невский неоднократно поощрялся за мужество, героизм и умелое командование вверенными ему частями и подразделениями «царицы полей». Орден Красной Звезды, два ордена Красного Знамени, два — Отечественной войны I степени, не считая множества медалей и других наград, в том числе иностранных. «Четырежды Невский» — так в шутку называли Николая Леонтьевича боевые товарищи. Родился он на Украине, окончил пединститут в Киеве и работал учителем. Воевал с сентября 1941-го. Отличился в битве за Сталинград, при форсировании Днепра, в Ясско-Кишинёвской операции. Освобождал Югославию, брал штурмом Будапешт. После войны остался в армии, служил в Рязани. Когда при Хрущёве началось масштабное сокращение Вооружённых сил, Николай Невский был уволен в запас в звании полковника и работал на заводе «Ленинец» в Свердловске, а потом переехал в Ригу, где и умер, окружённый почётом, в 1990 году, немного не дожив до развала страны и парадов латышских легионеров СС.

В годы войны многие войсковые части получали боевые ордена на свои знамёна. Кавалерами ордена Александра Невского стало около полутора тыс. советских частей и соединений. Между прочим, им награждён и французский авиаполк «Нормандия — Неман», сражавшийся с люфтваффе в небе над Россией и Восточной Европой.

Отгремели последние залпы в Берлине, завершилась Великая Отечественная, и орден Александра Невского сделался «спящим» — его прекратили вручать, так как по статуту это предусмотрено только в случае официально объявленной войны.

В 1992 году новая власть сохранила эту награду, а указом Президента Российской Федерации от 7 сентября 2010 года за № 1099 «О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации» ордену Александра Невского возвращён дореволюционный облик, хотя слова «святой благоверный князь» так и остались в прошлом.