У американского писателя-фантаста Клиффорда Саймака есть повесть о некоем космическом корабле, «началом которого был Миф, а концом будет Легенда». В качестве эпиграфа эта цитата вполне подходит для рассказа об истории ордена Святой Екатерины. Итак, начнем с мифа

2

Бриллиантовая звезда Ордена Святой Великомученицы Екатерины

Июль 1711-го. Более полугода идет Русско-турецкая война. Царь Петр во главе почти 40-тысячной армии находится на берегах Прута. Позади полный лишений переход от Днестра, во время которого из-за изнуряющей жары, недостатка воды и продовольствия погибло немало русских солдат. Зато впереди обильная Валахия, ее господарь Константин Брынковяну (тайно удостоенный ордена Святого апостола Андрея Первозванного за сочувствие к России) обещал всяческую помощь. Пока же в рядах петровского войска несколько тысяч вооруженных пиками и луками конных молдаван – подкрепление от Дмитрия Кантемира, господаря молдавского. Русские переправляются на западный берег реки, рассчитывая найти там больше возможностей для фуражировки, но вместо этого встречают постепенно подтягивающуюся огромную турецкую армию великого визиря Балтаджи Мехмед-паши. Пользуясь пятикратным численным превосходством, турки с запада, а татары и запорожцы-предатели с востока, по берегу Прута, окружают русскую армию. Брынковяну не решается выступить на помощь Петру (эта нерешительность впоследствии стоила жизни и ему, и его сыновьям).

Два дня (19 и 20 июля) с переменным успехом продолжаются схватки в отдельных пунктах оборонительной позиции. Время румянцевских и суворовских побед малым числом еще не пришло. И все-таки русские гренадеры показали, на что способны недавние победители шведов под Полтавой. Когда вечером 20 июля после канонады толпы янычар бросились в атаку, их сначала остановили ружейными залпами и заставили залечь под огнем, а затем забросали гранатами. Турки бежали с поля боя в полнейшем смятении. Польский генерал Станислав Понятовский (он служил у турок военным советником, а через 100 лет его внук, маршал Франции Юзеф Понятовский, будет «по наследству» на Бородинском поле командовать корпусом Великой армии Наполеона) вспоминал: «Кегая [помощник великого визиря. – М. Л.] и начальник янычар рубили саблями беглецов и старались остановить их и привести в порядок».

Однако положение окруженной армии оставалось отчаянным: помощи ждать неоткуда, за спиной река – почти непреодолимое препятствие в виду наступающего неприятеля, вот-вот начнется голод. Русским грозила участь римлян Красса, уничтоженных парфянами. И Петр, как римский триумвир, готов был попытать счастья оружием – в том случае, если дипломатия окажется бессильной. И вице-канцлер П.П. Шафиров отправился в турецкий лагерь на переговоры, в результате которых Россия могла лишиться в пользу шведского короля, союзника султана, даже древнего Пскова (только бы не отдавать недавно рожденный в муках на берегах Невы Петербург), но утратила лишь Азов (правда, очень надолго). А кроме того, пришлось собственными руками разрушить укрепления Таганрога – шедевр фортификации. Столь мягкие условия объяснялись не только полученной накануне янычарами взбучкой (прискакавший в расположение турок шведский король Карл, недовольный миром с русскими, получил такой ответ от Мехмед-паши: «Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключенного мира не нарушим»). Существенную роль сыграла крупная взятка. До сих пор у нас любят повторять историю о том, как невенчанная супруга Петра (будущая императрица Екатерина I) пожертвовала свои драгоценности на подкуп турецкого визиря.

У нас любят повторять историю
о том, как невенчанная супруга Петра пожертвовала свои драгоценности на подкуп турецкого визиря. Это всего лишь исторический анекдот

Придется в очередной раз разочаровать восторженных романтиков: это всего лишь исторический анекдот. Несомненно, в сложной обстановке петровская Катенька повела себя мужественно. Наверное, иного и не следовало ожидать от бывшей жены драгуна (Марта Скавронская в первом замужестве была драгуншей Крузе). Непонятно вообще, зачем ее, беременную, потащил герр Питер за собой на войну… Ладно, не хуже гвардейца держалась боевая подруга, не ударила в грязь лицом, но с побрякушками поступила как настоящая женщина: не желая лишиться их, раздала на хранение офицерам, а потом, когда опасность миновала, настойчиво попросила вернуть. Благо в драгоценностях этих особой нужды у Питера не было: взятку – 150 тыс. рублей – он выдал из собственной походной казны. Так, во всяком случае, писал в своем дневнике датский посланник Юст Юль, насмотревшийся всякого при царском дворе. Любопытно, что, когда года через три король Дании предложил Юлю снова отправиться в Россию, тот предпочел командовать эскадрой в качестве адмирала, исходатайствовав себе «всемилостивейшее избавление от столь важного поручения».

Как бы то ни было, заслуги экс-драгунши были высоко оценены главным действующим лицом – российским самодержцем. Он и раньше требовал считать ее своей женой, а теперь и впрямь решил жениться. 19 февраля 1712 года они венчались в петербургской церкви Исаакия Далматского, а в 1713-м супруг учредил для Екатерины специальный орден, второй по значимости после ордена Святого апостола Андрея Первозванного. «…Наша любезнейшая супруга государыня императрица Екатерина великою помощницею была, и не точию в сем, но и во многих воинских действах, отложа немочь женскую, волею с нами присутствовала и елико возможно вспомогала, а наипаче в Прутской кампании с турки, почитай отчаянном времени, как мужески, а не женски поступала, о том ведомо всей нашей армии…» Впрочем, как нам известно, мучения оказались не столь уж велики, поэтому выбор святой для ордена был связан скорее с новым именем, а не с подвигом Марты. Согласно житию, Екатерина «изучила творения всех языческих писателей и всех древних стихотворцев и философов, хорошо знала сочинения мудрецов древности, но она изучила также сочинения знаменитейших врачей, как например: Асклипия, Гиппократа и Галина; кроме того, она научилась всему ораторскому и диалектическому искусству и знала также многие языки и наречия». По легенде, римский император Максенций был привлечен обаянием Екатерины, но, не сумев поколебать в ней веры, повелел отрубить ей голову.

1

Екатерина I. Портрет неизвестного художника

Что же нашел Петр в Марте Скавронской? «Царица была мала ростом, толста и черна; вся ее внешность не производила выгодного впечатления. Стоило на нее взглянуть, чтобы тотчас заметить, что она была низкого происхождения. Платье, которое было на ней, по всей вероятности, было куплено в лавке на рынке; оно было старомодного фасона и все обшито серебром и блестками. По ее наряду можно было принять ее за немецкую странствующую артистку. На ней был пояс, украшенный спереди вышивкой из драгоценных камней, очень оригинального рисунка в виде двуглавого орла, крылья которого были усеяны маленькими драгоценными камнями в скверной оправе. На царице было навешано около дюжины орденов и столько же образков и амулетов, и, когда она шла, все звенело, словно прошел наряженный мул». Это из отзыва современницы. Вот такая женщина стала первой русской императрицей (даже Марину Мнишек переплюнула).

Теперь подробнее о самом ордене.

Согласно третьей главе второго раздела восьмой книги «Свода учреждений государственных», «Орден Св. Великомученицы Екатерины имеет два разделения или степени: первая – дам большого креста; вторая – дам меньшего креста или кавалерственных.

3

Знаки сего ордена суть следующие:

1) Лента красная с серебряной каймою, носимая чрез правое плечо.

2) Белый крест в руках Св. Екатерины, в самом же центре его другой меньший крест, украшенный лучами; между спицами креста четыре латинские буквы D. S. F. R., означающие Domine Salvum Fac Regem [«Господи, спаси царя» (начало стиха в 19-м псалме)]; на банте, к которому сей крест привязан, серебряными словами изображен орденский девиз: «За любовь и Отечество».

3) Звезда серебряная, в середине которой на красном поле серебряный крест на таком же полукружии, а в окружности изображен золотыми буквами орденский девиз. Крест дам большого креста отличается величиною от меньшего креста кавалерственных дам, носимого на левой стороне… В первой степени или дам большого креста, исключая особ Императорского Дома или других Государских фамилий, сею почестью украшаемых, имеет быть двенадцать, во второй же девяносто четыре».

Более 10 лет орден Святой Екатерины существовал в единственном экземпляре. Затем вдова Петра, взошедшая на престол, наградила им дочерей, в том числе и будущую императрицу Елизавету. Так орден стали выдавать не только «за многие воинские действа». В список кавалеров затесался было мужчина – 14-летний обер-камергер Саша Меншиков, сын петровского сподвижника, в то время, пусть и недолго, фактически правившего Россией. Курьез вскоре исправили: все семейство попавшего в опалу А.Д. Меншикова, лишенное богатств и наград, выслали в Березов, где Александр пережил смерть отца от оспы. Возвращенный Анной Иоанновной, он участвовал в штурме Очакова и Хотина, верой и правдой дослужился до генерал-поручика, а в 1757 году был пожалован более соответствующим ему орденом Святого Александра Невского.

Орден Святой Екатерины продолжили получать дамы, чаще всего «во внимание к заслугам» их супругов. Именно так достался он Софье-Августе-Фредерике фон Анхальт-Цербстской, приехавшей в Россию, обвенчавшейся здесь с наследником престола и перешедшей в православие под именем Екатерины (между прочим, в память Марты Скавронской, что почему-то никого не насторожило). В день июньского переворота 1762 года Екатерина Дашкова, близкая подруга и соратница новоиспеченной самодержицы, увидев на ее плече красную ленту Екатерининского ордена, возмутилась и, сняв с графа Н.И. Панина голубую андреевскую, произвела с государственной точки зрения весьма символическую замену, за что, разумеется, была незамедлительно вознаграждена. Догадайтесь, каким орденом? Правильно.

Портрет Екатерины Дашковой с орденом Св.Екатерины

Портрет Екатерины Дашковой с орденом Святой Екатерины. Портрет кисти Дм. Левицкого

Иной раз, по традиции же, отмечались орденом и «воинские действа» слабого пола. Когда 21 мая 1789 года русский катер «Меркурий» атаковал и захватил шведский фрегат, вдвое превосходивший его по огневой мощи, командир судна Р.В. Кроун удостоился Георгия, да и то лишь IV степени, в то время как его жену за помощь раненным в бою императрица пожаловала Екатерининской звездой.

В целом, повторимся, орден этот присуждали не совсем за собственные заслуги. На тыльной стороне орденского знака и соответствующая латинская надпись имелась: Aquat Munia Comparis («Трудами сравнивается с супругом»). Не знаю, как Екатерина Голенищева-Кутузова, супруга фельдмаршала, но точно хороша была кавалерственная дама Екатерина Долгорукова в орденском платье из серебряного глазета с золотым шитьем, с бархатным зеленым шлейфом и в зеленой же бархатной шляпе, украшенной драгоценными камнями.

Что интересно, обе они, наряду с другими русскими женщинами, были именно кавалерственными дамами, то есть обладательницами ордена второй степени, тогда как орден первой степени – «За любовь и Отечество» – получали в основном иностранки да новорожденные великие княгини.

Последней кавалерственной дамой стала Екатерина Шереметева, урожденная Вяземская, внучка поэта пушкинской плеяды П.А. Вяземского. Тут история грустная. После революции Екатерина Павловна, организовавшая с мужем в их подмосковной усадьбе Остафьево музей А.С. Пушкина с памятниками классику и его друзьям (в том числе Н.М. Карамзину, писавшему в Остафьеве «Историю государства Российского»), жила там же в семье сына, назначенного новой властью местным директором. В 1930 году (уже после смерти Шереметевой) музей упразднили, а вместо него устроили пионерский лагерь, в середине прошлого века переданный Совету Министров СССР в качестве дома отдыха. Пионеры и министры отдохнули в усадьбе так, что вот уже лет 20 там ведутся восстановительные работы…

Указом президента Д.А. Медведева № 573 от 3 мая 2012 года орден Святой великомученицы Екатерины восстановлен, но уже под девизом «За милосердие». Его место в иерархии новых российских наград, конечно, не то, что прежде. Кавалеров пока всего четверо, и среди них снова мужчина – 102-летний лихтенштейнский барон Фальц-Фейн, известнейший благотворитель. Эдуард Александрович – личность легендарная (мы же обещали, что в конце будет легенда), он приложил руку к восстановлению Янтарной комнаты в Царском Селе, основал в швейцарском Гларусе музей, посвященный А.В. Суворову, и вообще славно послужил России. Впрочем, о нем вы уж справьтесь сами.

Автор: Максим Лаврентьев