В 1890 году на берегу реки Оки напротив уездного города Тарусы началось обустройство усадьбы. Строителем и человеком, определившим место её нахождения, был Василий Поленов — известный в ту пору художник, академик живописи, преподаватель Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

Место будущей усадьбы было выбрано неслучайно. Ещё в 1887 году, едучи по железной дороге, направляясь из Москвы на юг и проезжая реку Оку, Василий Дмитриевич писал жене Наталье Васильевне Якунчиковой: «Красивые места на Оке под Серпуховым и дальше — вверх по течению. Вот где бы нам поселиться…». Спустя два года он совершил путешествие по Оке со своим любимым учеником Константином Коровиным и почти напротив Тарусы, чуть ниже по течению, увидел мужика, бредущего по противоположному берегу. Берег был абсолютно пустым, и лишь у подножия холма теснились маленькие сосенки: «Взгляни, Костенька, вот счастливый человек, в каких благодатных местах он живёт». Мы не знаем, что ответил Коровин, но через некоторое время Поленов становится собственником безлесого песчаного косогора, на котором возвёл по своим проектам и чертежам и «Большой дом» для семьи, и мастерскую, и ещё около двух десятков хозяйственных построек. «Почему нас так влечёт в большие города? Да потому, что им отдано всё: и театры, и музеи, и картинные галереи. Я же хочу всё это, хоть в малой степени, отдать деревне».

01_big_обр
Василий Дмитриевич Поленов

Этому принципу Поленов следовал всю свою жизнь. Его семья обладала коллекциями, собранными четырьмя поколениями его рода. Все эти коллекции: живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, археологии, оружия и мелкой пластики — художник расположил в своём новом доме, в который он вошёл 15 октября 1892 года вместе с женой Натальей Васильевной и старшими детьми Дмитрием и Екатериной.

Именно этот день и стал днём рождения уникального музея в России — Государственного мемориального историко-художественного и природного музея-заповедника В.Д. Поленова.
В 1892 году Василию Дмитриевичу Поленову было уже 48 лет.

Об истории создания «Дома над Окой» — поленовского музея — написано очень много. Судьба этой усадьбы, с одной стороны, очень похожа на судьбы многих подобных русских усадеб. А с другой стороны — абсолютно уникальна, ибо во времени и пространстве и дом, и усадебные постройки, и — главное — ландшафт, запечатлённый во многих картинах художника, остались почти неизменны с 1890 года.

05_big

За год в музей приходит около 150 000 человек, и, пожалуй, каждый третий задаёт вопрос: «Как удалось всё это сохранить?». Обычно отвечаем: «Псков хранит Господь!» (что в основном верно), но столетняя история «сбережения» поленовской усадьбы трагична, и о ней стоит рассказать.

Во-первых, усадьба сохранилась благодаря тому, что в Поленове всегда была семья: до революции 1917 года усадьбу обустраивали Василий Дмитриевич и его жена Наталья Васильевна и их дети. Сын Василия Дмитриевича Дмитрий Васильевич взял на себя усадебные труды и заботы сразу после революции, заменив на посту «главного в семье» — своего отца. В 1960 году директором музея стал внук художника Фёдор Дмитриевич Поленов. С 1990 года музеем руководит его жена, которую в 2012 году сменила правнучка Василия ДмитриевичаНаталья Фёдоровна Поленова.

Именно семья всегда оставалась гарантом сохранности и подлинности усадьбы, семейных коллекций и традиций.
Хроника поленовского дома хранит массу событий, которые могли стать роковыми.

В 1918 году музей чуть не сожгли, однако по счастливой случайности он остался цел. Наверное, само Провидение привело к воротам усадьбы две группы «поджигателей»: одну — из соседнего села Страхова, другую — из уездного городка Алексин. Завязалась драка за право спалить усадьбу, «пар выпустили» и разошлись по домам. И в том же 1918 году появился замечательный документ за № 874 «Удостоверение об охране мастерской В.Д. Поленова как национального достояния, ввиду того что в ней находится множество художественных произведений лучших представителей русской живописи». А в 1924 году 30 октября было опубликовано Постановление СНК РСФСР: «После смерти художника — академика В.Д. Поленова — семье предоставляется право пожизненного пользования усадьбой «Борок» при селе Бёхове Тарусского района Тульской губернии, включая как земельный участок, так и все находящиеся на нём постройки (дом-музей, мастерская В.Д. Поленова, флигель и служебные постройки)».

Пожалуй, это самый главный в истории документ, ибо позволил семье всегда находиться в доме его создателя и отстаивать его интересы.

Ещё в 1920-х — начале 1930-х годов в гости к Поленовым («на дачу») приезжали деятели русской культуры: художники, музыканты, театральные мастера. А в конце 1930-х людей начинает менять сама психология. «Новые дачники» решают просто-напросто уничтожить музей, взяв все мемориальные постройки в состав корпусов нового дома отдыха. На «Большом доме» появилась табличка «Корпус № 1». Лишь счастливая случайность («Псков хранит Господь!») и резолюция Вячеслава Молотова на семейном прошении его дочерей о сохранении музея не позволили его уничтожить.

В 1937 году Дмитрия Васильевича (сына художника) и его жену Анну Павловну арестовали по ложному доносу. За восемь лет их отсутствия сменилось семь директоров! Именно тогда совершались кражи и частичное разорение усадьбы. В 1944 году Дмитрия Васильевича освободили, и первое, что он сделал по возвращении в Поленово, — провёл полную инвентаризацию фондов.

Надо сказать, что все похищенные работы были возвращены.

Главными помощницами Дмитрия Васильевича всегда выступали его сёстры (Екатерина, Ольга и Наталья), жена и чуть позже главный хранитель музея — внучка Саввы Мамонтова Елизавета Александровна Чернышёва (дочка «Девочки с персиками») со своей тёткой Александрой Саввишной.

Жили очень скудно. Семейные деньги всегда уходили на решение музейных проблем, ибо все постройки, парк и коллекции были с е м е й н ы м и ценностями, которые требовалось сохранить во что бы то ни стало. Или, как говорил Дмитрий Васильевич, «какая бы погода на дворе ни была».

В Великую Отечественную войну в 1941 году «Большой дом» спас Матвей  Сазонов — простой крестьянин, бежавший некогда из Курской губернии от раскулачивания и живший в ту пору в усадьбе. Вместе со своей женой, тремя детьми и телёнком он ютился в двухметровой комнатке в «Большом доме». В самóм доме стояла 5-я гвардейская Краснознамённая ордена Ленина и Суворова стрелковая дивизия, сформированная в городе Барнауле. Немцы орудовали под Тулой и на противоположном (Калужском) берегу Оки. По приказу наши части должны были отойти от Поленова, и Матвею Ивановичу поручили сжечь поленовский дом, дабы он не достался немцам. Матвей Сазонов справедливо рассудил, что жить ему с семьёй негде, а бочка бензина, данная ему для поджога, может сгодиться в хозяйстве. Кстати, немцев в Поленове так и не было. Из Тарусы (это в четырёх километрах) немецкая артиллерия била по музею, однако ни один снаряд не попал в дом. А вот деревья посаженного Поленовым парка в осколках до сих пор, и не одна бензопила от этого пострадала, если приходилось сводить сухостой. Параллельно шла постоянная борьба с теми, для кого Поленово (и земля, и дом, и коллекции) всегда являлись лакомым куском и «золотым дном».

мастерская
Мастерская

После войны весьма активизировался находящийся рядом с музеем дом отдыха Большого театра (а впоследствии ЦК профсоюзов и профсоюза химиков).

К началу 1950-х годов почти все усадебные постройки  или стояли разрушенные, или использовались в интересах дома отдыха. Два этажа основного музейного дома (2-й и 3-й) были заняты под «номера». «Детский домик» — под буфет, «Аббатство» (мастерская Поленова) — под склад картофеля, «Дом Прокофьева» — под дом директора дома отдыха, «Фахверковый сарай» — под бельевой склад. «Адмиралтейство» перестроили под барак для обслуживающего персонала. На въездной аллее, в 5 м от ворот, построили общественную баню с котельной. На эспланаде перед окнами кабинета были «гигантские шаги». Сад вырубили и превратили в теннисный корт и волейбольную площадку. Тогда же разрушили церковь и рядом с ней и старинным мемориальным кладбищем организовали пионерский лагерь института «Гидропроект» (в ту пору принадлежность НКВД).

Дмитрию Васильевичу удалось в 1950-х годах «отвоевать» «Аббатство» и провести реставрацию (правда, и пережить пожар).

В 1960 году пришедший на пост директора капитан III ранга внук художника Фёдор Дмитриевич Поленов начал планомерную борьбу за освобождение территории и отвоёвывание построек.

Очень помогла знаменательная дата: 1969 год — 125 лет со дня рождения Василия Дмитриевича Поленова. Ещё живы были замечательные художники Порфирий Крылов, Николай Соколов, Василий Ватагин, Павел Радимов, Григорий Шегаль и другие, знавшие и любившие Василия Поленова — Мастера, Учителя и «Поленово» — живописное место на Оке. С их помощью удалось освободить усадьбу и частично восстановить её: закрыть буфет в «Детском домике» и освободить «Домик Прокофьева», восстановить «Адмиралтейство», Церковь Св. Троицы в Бёхове, убрать баню от въезда в усадьбу и посадить молодые сосны на въездной аллее взамен утраченных от угольного «банного» дыма. А также убрать из парка все спортплощадки, восстановив сад и часть вырубленного парка. И все последующие 50 лет (по сей день) идёт зримая и незримая борьба за чистоту территории и её целостность.

В 1991 году музей приобрёл статус Государственного мемориального историко-художественного и природного музея-заповедника.

Наш великий современник — лауреат Нобелевской премии Орхан Памук — в своём «Скромном манифесте» поднял весьма интересный вопрос, который, на мой взгляд, должен бы лечь в основу нашей национальной политики в области культуры.

Турецкий писатель фактически пишет оду в защиту «маленьких музеев» — провинциальных, домашних, усадебных. Он говорит о необходимости приоритета музеев, которые рассказывают не о государстве, а о человеке.
Каждый человек оставляет на земле свой след. Кто-то пишет книги, кто-то — картины, кто-то создаёт музыку, кто-то возделывает землю, кто-то строит дома и храмы, кто-то летит к звёздам.

Важно рассказать об этом человеке, сохранив о нём память, сконцентрированную в его вещах, в его привычках, в приметах его творчества. Любой новый человек — это производное от человека в прошлом. По мнению Памука, каждый дом может стать музеем, и это верно, ибо мы привыкли именно в музеях искать чьё-то родословие, уходить в прошлое, в глубь веков, тем самым познавая корни древа, на котором ты лишь маленькая веточка. Он ратует за сохранение именно этой семейной памяти.
Но если в прошлом было всё разрушено, то и настоящего у дома, у семьи, у человека нет.
Пора собирать камни!

Василий Поленов и Орхан Памук разведены веками: творчество одного пришлось на вторую пол. XIX века, второго — на век XXI. Однако 125 лет назад Василий Дмитриевич Поленов написал, что он очень хотел бы сделать самое важное для России дело — открыть в провинции музей. И он осуществил это в своём собственном доме, преподав нам множество уроков, следуя которым можно выстроить свою жизнь по законам гармонии.

Заместитель директора по научной работе
Музея-заповедника В. Д. Поленова
Наталья Грамолина

*В публикации использованы фотоматериалы с официального сайта музея-заповедника В. Д. Поленова http://www.polenovo.ru/