Сегодня у нас не просто праздник, но и юбилейная дата.  В этот день 160 лет назад, в 1857 году, в славном городе Нью-Йорке прошла манифестация работниц швейных и обувных фабрик. Они требовали главным образом 10-часового рабочего дня. По легенде, это было масштабное, мощное и бурное шествие, позже названное «маршем пустых кастрюль», хотя на этот счёт есть немало сомнений. У нас маловато оснований выделять именно день 8 марта как символ борьбы за равноправие женщин.

Эта борьба развернулась в сер. XIX века во всех странах европейской цивилизации. Боролись за право на образование, за открытие женских курсов, за право на труд, за смягчение семейного законодательства, которое калечило судьбы непробиваемым ханжеством. В Великобритании и США развернулось движение суфражисток: вот уж кто принялся бороться за всяческие права с шумом и выдумкой. Первыми гражданские права получили женщины Австралии и Новой Зеландии. Кстати, уже в 1906 году эти права получили и женщины в Великом княжестве Финляндском, входившем в Российскую империю. Нашенские женщины!  Слухи о том, что история 8 марта началась с демонстрации неких «публичных девок», вероятно, столь же неисторичны, как и приписывание демонстрации 1857 года колоссального масштаба. Всё это — пропаганда и контрпропаганда.

Женские демонстрации в нач. ХХ века, как правило, организовывались ранней весной, в первой пол. марта. Они вовсе не были привязаны к дате 8 марта, хотя нередко проходили именно в этот день. В то время уж точно проводились «марши пустых кастрюль»: протестуя против социального неравенства, домохозяйки добивались шумового эффекта. Суфражистки приковывали себя к воротам общественных зданий, привлекали внимание громкими лозунгами… Завоёвывали равноправие.

В 1910-м в этой истории возникла женщина, с именем которой нередко и связывают историю праздника. В Копенгагене состоялась Международная конференция работающих женщин. Клара Цеткин была одним из лидеров социал-демократической партии Германии и редактировала влиятельную газету под названием «Равенство». Она предложила ежегодно отмечать во всех странах день борьбы за права женщин. В качестве даты такой международной акции утвердили 19 марта. Громче всего в этот день женщины заявили о себе в Германии. Дата 8 марта появилась несколько позже и не  сразу стала общепринятой.

Что до Клары Цеткин, в последний раз она выступала в Рейхстаге в 1932 году, на первом заседании вновь избранного парламента. Тогда на выборах первенствовали национал-социалисты. Цеткин предоставили слово по праву старшинства. Она открыто призывала бороться с нацизмом. А потом была вынуждена передать председательство Герману Герингу — представителю победившей партии. Вскоре левые партии в Германии попали под запрет, и Клара Цеткин переехала в СССР. Прожила в изгнании меньше года, а потом её хоронили в Кремлёвской стене. В 2011 году в Германии учреждена парламентская международная премия имени Клары Цеткин за «выдающиеся достижения женщин в обществе и политике».

Однако вернёмся к истории праздника. В России в революционных кругах об американском шествии узнали уже в 1908 году. Но впервые достаточно широко день был отмечен в 1913 году в Петербурге — на волне копенгагенского предложения Цеткин. Официально петербургская манифестация называлась «научным утром по женскому вопросу». Дата к тому времени не установилась, и действо состоялось 2 марта. Разумеется, по старому стилю. На следующий год митинги прошли уже в нескольких странах Европы согласованно — 8 марта. В том числе и в России. Предвоенная весна 1914 года стала, пожалуй, высшей точкой в европейской истории праздника.

Ровно сто лет назад, 23 февраля 1917 года (по новому стилю — как раз 8 марта!), в Петрограде прошла масштабная демонстрация. Это был один из важных актов Февральской революции. Чего только не требовали женщины в тот день! И возвращения мужей с фронта, и прекращения надоевшей войны, и уравнения в правах с мужчинами, и, конечно, хлеба. Главный лозунг этого действительно массового шествия был «Хлеба и мира!». В стране шли забастовки невиданного масштаба, органы власти пребывали в лихорадке — и гражданские, и военные. Всё закончилось, как известно, отречением императора. Временное правительство удовлетворило многие требования борцов за эмансипацию, и память о демонстрации сохранилась надолго.

Вскоре после Гражданской войны, в 1921 году, решением 2-й Коммунистической женской конференции было решено праздновать Международный женский день 8 марта в память об участии женщин в демонстрации в Петрограде 8 марта (23 февраля по старому стилю) 1917 года. Тут и наметилось главное противоречие праздника: его привязали к реальному факту отечественной истории, но в то же время говорили об интернациональном характере дня… Именно после 1921 года в нашей стране день 8 марта стал общеизвестным. Статус и название праздника несколько раз менялись, однако в первые десятилетия существования Советской России его чаще всего называли Днём солидарности трудящихся женщин и вспоминали в этот день ту самую петроградскую демонстрацию 1917-го. Никаких подарков к этому дню женщинам не дарили, только вручали грамоты в трудовых коллективах. Ведь праздник поначалу воспринимался как политический. Вообще-то праздники в первые годы Советской власти учреждались поспешно и часто менялись. В том числе и нерабочие дни, к которым общество всегда относится с особым трепетом. Впрочем, «женский день» оставался рабочим. Разве что «укороченным», как и суббота в те годы. В СССР 8 марта отмечали широко, хотя международная популярность праздника к 1940-м постепенно сошла на нет.

Разумеется, праздник женской солидарности внедряли на государственном уровне и в социалистических странах, которых после 1945-го появилось немало. Тут можно отметить и Польшу, и ЧССР, и Болгарию, и Китайскую Народную Республику. Особенно прочно праздник прижился во Вьетнаме. Везде проходили женские митинги, везде к этому дню старались приурочить награждения женщин. Постепенно в СССР праздник терял политическую окраску, и главным стало проявление внимание к прекрасному полу — и в дружеских компаниях, и в семье.

Для детей праздник всё чаще трактовали как день мамы. Историю праздника мало кто знал, хотя пропаганда в те годы работала эффективно. Видимо, не было установки на популяризацию истории эмансипации. К Америке, несмотря на интернациональную солидарность, относились с опаской. Историю Февральской революции тоже не было принято пропагандировать.

В мае (не в марте!) 1965 года приняли решение сделать женский праздник нерабочим днём. На этот счёт вышел указ Верховного Совета СССР. К тому времени Леонид Брежнев возглавлял партию и страну ровно полгода. Он понимал, что популярность власти во многом зависит от настроения женщин, и всегда демонстрировал как галантность к прекрасному полу, так и внимание к социальной роли наших жён, матерей, дочерей и соратниц по строительству развитого социализма.

Это случилось накануне 20-летия Победы. Тогда и День Победы впервые после 1947 года стал нерабочим днём. Считалось, что таким образом воздаётся должное подвигу советских женщин в годы войны — и на фронте, и в тылу. Вспоминали и про материнское горе. Про тех матерей, которые воспитали героев и не дождались сыновей с фронта. Кстати, в годы Великой Отечественной 8 марта в газетах непременно появлялись публикации о награждённых женщинах, а по радио рассказывали о подвигах женщин на фронте и в тылу… В официальном документе так и говорилось: «В ознаменование выдающихся заслуг советских женщин в коммунистическом строительстве, в защите Родины в годы Великой Отечественной войны, их героизма и самоотверженности на фронте и в тылу, а также отмечая большой вклад женщин в укрепление дружбы между народами и борьбу за мир». Таким образом, 8 марта 1966 года Женский день стал красным днём календаря. В этот день на телеэкраны вышел праздничный «Голубой огонёк», в котором популярные артисты во главе с улыбчивым ведущим вечера Георгием Менглетом подняли бокалы шампанского за женщин, а Владимир Трошин спел:

Нынче день особый, шире дверь открой

Для гостей своих.

Как хочу я, чтобы был подарок мой

Лучше всех других.

Песню свою сердечную,

Первый букет мимоз,

Дружбу большую, вечную

Я в подарок тебе принёс.

Не веритепосмотрите видеозапись.

Надо сказать, что политическая риторика на том огоньке практически не звучала. Праздник, скорее, ознаменовал отход от революционной штурмовщины к эпохе мягкого, уютного «бытоулучшательства». В детских садах ребята готовили подарки мамам, а мужчины старались в этот день найти для жён и подруг какой-нибудь букет. Как правило, это были мимозы, тюльпаны или гвоздики. Цветочная торговля, весьма скромная в СССР в зимнее время, в этот день процветала. Да и парфюмерию сметали с прилавков. Даже самую неходовую. Со школьных лет этот праздник худо-бедно приучал нас к галантности.

В 1975 году на уровне Организации Объединённых Наций отмечался Международный год женщины. Социалистическим странам во главе с СССР удалось воспользоваться этим поводом, для того чтобы день 8 марта был признан международным женским днём на уровне ООН. Тут не было противоречия и с общемировыми тенденциями того времени. В нашей стране об этом акте международного признания повсеместно рапортовала пресса. С тех пор прошло несколько десятилетий. Праздник в мире не забыли, демонстрации по-прежнему случаются, и всё-таки день женской солидарности оказался на обочине общественного внимания.  Может быть, потому, что борьба за равенство уже завершилась победой, а дата недостаточно исторична?

Политическая суть давно выветрилась. Даже в СССР мало кто знал о нью-йоркских демонстрациях.  Жизненные устои по сравнению с 1857-м разительно изменились. И выходит, что американские швеи не зря рисковали скромным жалованьем, не зря боролись за равноправие. История доказала их правоту. За 160 лет, прошедших после той первой мартовской демонстрации, женщины получали министерские портфели, академические лавры или генеральские погоны чаще, чем за всю историю до 1857-го…

И, хотя у нас сегодня появились такие консерваторы, каких и XVI век не видывал, вряд ли кто-то может представить мир, в котором женщины исключены из общественной жизни и демонстративно ущемлены работодателями. Не вернутся бесправные дни. А мы не хотели бы упустить повод поздравить вас, дорогие читательницы «Историка»! Побольше цветов вам и поменьше разочарований!


Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ