Присоединение Крыма в 1783 году существенно повысило значение внешней политики Российской империи на кавказском направлении. Ведь Тавриду надо было не только завоевать, но и удержать. Для этого требовалось снизить угрозу нового военного столкновения с Турцией, прежде всего в Закавказье. Светлейший князь Григорий Потёмкин, фактически возглавлявший российскую дипломатию  на южном направлении, стремился использовать для этого разнообразные средства: заключение торгового соглашения с Турцией (1784 год), активное продвижение несостоявшегося русско-османского договора о взаимном признании границ, создание пророссийских буферных государств на кавказской границе двух евразийских империй. В качестве таких государственных образований рассматривались Картли-Кахетия (принята под покровительство России в 1783 году) и Армения (обсуждалась возможность воссоздания Армянского государства на территории зависимых от Ирана ханств Закавказья).

С ХVI века Армения находилась под владычеством Персии и Османской империи, армянский народ был лишён своей государственности и, по сути, рассеян на огромных пространствах от Индии до России и Западной Европы. Дезинтеграция и ослабление в ХVIII веке Ирана, подъём освободительного движения армян в Закавказье, рост влияния армянской диаспоры в ведущих державах мира создавали необходимые предпосылки для возрождения государственности этого древнего народа.

Непопулярность иранских и османских властей среди армянского населения оказалась обусловлена его полным бесправием в этих государствах, усугублением тяжёлого налогового бремени, религиозной и этнической дискриминацией. Если размер официальных налогов и податей христиан был хоть как-то регламентирован, то всевозможные «подарки» и подношения местным ханам, пашам и бекам ничем не ограничивались. Шариатские суды не разрешали христианам давать показания против мусульман. Армяне подвергались исламизации, даже самые знатные представители этого народа испытывали на себе чиновничий произвол, оскорбления. В Западной Армении регулярно проводился сбор мальчиков для пополнения рядов янычар.  Гнёт армянского населения ещё больше усилился в ХVIII  веке, когда Иран охватили феодальные усобицы и смуты, ослабела центральная власть в Османской империи.

Неудивительно, что в ходе русско-турецких и русско-персидских конфликтов ХVIII века симпатии как простых армян, так и элит были на стороне Российского государства. Россия воспринималась как естественный союзник: сказывались близость геополитических интересов, религиозное родство, сильные экономические связи армян с Российской империей.

Правительство Екатерины II, в свою очередь, активно способствовало переселению армян в южные пределы своей империи. Армянские переселенцы развивали шелководство и виноделие в Северо-Кавказском крае, росли армянские колонии в Москве, Петербурге, Астрахани и Кизляре. В 1779 году состоялось переселение 12,5 тыс. крымских армян в низовье Дона, где недалеко от крепости Св. Дмитрия Ростовского (в будущем — Ростов-на-Дону) был основан город Новая Нахичевань. Показательно, что этот проект сначала вызвал противодействие местной администрации, но вмешательство влиятельного  Потёмкина способствовало успеху дела.

Первый основательный проект воссоздания Армянского государства при содействии России разработал армянский просветитель и общественный деятель Иосиф Эмин. В 1763 году во время приезда в Россию он изложил свои идеи в Коллегии иностранных дел в присутствии высших руководителей ведомства. Проектом предполагалось создание под протекторатом Российской империи Армяно-грузинского государства.

Учреждение зависимого от России Армянского царства предусматривал проект Мовсеса Сафарова, выдвинутый в 1769 году. Этот армянский промышленник и торговец действовал от лица ряда именитых соотечественников, проживавших в России. В проекте излагался план военной кампании по освобождению Армении. Предполагалось, что русские и грузинские войска вместе с армянскими добровольцами займут Ереван, Карс, Баязет и Ван. Хотя в ходе первой екатерининской русско-турецкой войны российский экспедиционный корпус и вступил на территорию Закавказья (Восточной Грузии), в силу ряда причин этот план реализован не был. Главным его достоинством являлось то, что он опирался не только на мнения армянских элит в России, но и на пожелания карабахских меликов (армянских феодальных владетелей), деятелей Армянской церкви.

В практическую плоскость проекты возрождения Армянского государства перешли в конце 70–80-х годов ХVIII века, во время активной деятельности на внешнеполитическом поприще  Григория Потёмкина. В 1779 году светлейший князь созвал совещание с виднейшими представителями армянской диаспоры в России по вопросу организации военной экспедиции в Закавказье. В конце того же года к практической организации этого похода приступил Александр Суворов. Был организован сбор сведений о природно-климатических условиях Восточной Армении, её экономическом состоянии, выгодах вхождения этой страны в орбиту Российской империи. Существуют свидетельства, что Суворов высказывал своё благосклонное отношение к вопросу о восстановлении Армянского государства, выражал уверенность, что Россия сделает серьёзные шаги в этом направлении.

В январе 1780 года армянский промышленник и российский дворянин Иван Лазарев (Ованес Лазарян) представил на имя Потёмкина проект создания Армянского государства на территории ханств, подвластных Ирану. Рассматривалась также перспектива дальнейшего расширения армянских владений за счёт территории Османской империи. 18 февраля Потёмкин во главе большой группы сановников участвовал в освящении новой армянской церкви в Петербурге. В проповеди архиепископа Иосифа Аргyтинского  (духовного лидера российских армян), предварительно переведённой на русский язык, тогда прозвучал прямой призыв к русской императрице «восстановить павшее царство Гайканское».

Походу Суворова в Закавказье в 1780 году осуществиться не довелось. В следующем году была предпринята лишь военно-морская экспедиция под руководством графа Марко Войновича. Однако Григорий Потёмкин существенно усилил активность государственных институтов России в Кавказском регионе. Полномочным представителем светлейшего князя по кавказским делам и командующим войсками на Кавказской линии был назначен Павел Потёмкин (племянник светлейшего). В 1782 году он приступил к работе в приграничном Георгиевске. Перед ним поставили задачу укрепления связей с Картли-Кахетией и подготовку создания Армянского государства в Карабахе.

Павел Потёмкин наладил сбор необходимой информации о сопредельных с российским Кавказом территориях, упрочил контакты с местными элитами. В конце 1782 года прибывший в Георгиевск Иосиф Аргyтинский представил проект Русско-армянского договора из восемнадцати статей. Этот документ также был посвящён будущему устройству Армении, её взаимоотношениям с Россией.

Аргутинский видел Армению как монархическое государство, зависимое от России. В Армянском царстве на постоянной основе предлагалось разместить российские войска под командованием одного генерала. Взамен армяне обязались платить России дань, а в случае необходимости оказать помощь империи. Столицей государства предполагалось сделать один из городов на равнине Арарат. Иосиф Аргутинский ратовал за предоставление Армении порта на Каспийском море. Российской императрице предлагалось назначить правителя Армении  из числа местной знати или из своих доверенных лиц. Особо оговаривалось, что, поскольку князь Потёмкин является «благожелателем армянского народа», он должен выступить посредником между Арменией и императрицей. Эта формула может рассматриваться как завуалированное приглашение светлейшего на армянский престол в случае воссоздания такового. Напомним, что фактическому соправителю Екатерины II в разное время предлагались престолы ещё трёх государственных образований: Курляндского герцогства, Молдавского княжества и владетельного княжества в составе Речи Посполитой (подробнее —  в статье «Три короны для Григория Потёмкина»).

В конце 1782 года после получения послания о скорой войне России и Ирана в присутствии Албанского католикоса ряд армянских меликов присягнул на стороне русских в этом противостоянии. Поход российских войск был намечен на весну 1783 года, но отложен на год. Вероятно, он рассматривался и как средство деления на соседнюю Османскую империю в условиях перехода Крыма под российскую юрисдикцию. Однако и этому военному предприятию в Закавказье не суждено было  осуществиться: присоединение Крыма прошло мирно, а в самом Иране произошли события, делавшие военную экспедицию нецелесообразной.

Весной 1784 года власть в Центральном Иране захватил Али Мурад-хан Исфаганский. Он просил Екатерину II признать его шахом и оказать военную помощь, обещая взамен отказаться в пользу России от прикаспийских территорий от Дербента до Баку, а также от Карабахского, Карадагского, Нахичеванского и Ереванского ханств. Это полностью соответствовало замыслу Григория Потёмкина. В письме Александру Безбородко, датированном маем того же года, он писал, что из этого предложения можно извлечь пользу, организовав страну Армению и Албанию, царство Ираклия (Восточная Грузия). В сентябре 1784 года началась подготовка договора с Али Мурад-ханом. В качестве дополнительного условия Россия потребовала персидского правителя в случае совместной войны с Османской империей не претендовать на Имеретию, Ахалцихскую область и Западную Армению.

Мирному освобождению армян от иранского владычества помешало в том числе вмешательство европейских «партнёров». Опасаясь усиления России в Закавказье и на Ближнем Востоке, Франция добилась отказа Али Мурад-хана от территориальных уступок. В это же время пророссийский заговор армянских меликов и духовных деятелей в Карабахе был раскрыт, последовала волна репрессий. Правительству Екатерины II пришлось отложить реализацию проектов воссоздания Армении в условиях вспыхнувшего в 1785 году на Северном Кавказе восстания горцев под руководством Мансура и русско-турецкой войны 1787–1791 годов. Однако сотрудничество Российского государства с лидерами армянской диаспоры продолжилось.

Иосиф Аргутинский и Иван Лазарев через Григория Потёмкина подали в 1790 году на рассмотрение императрицы записку о целесообразности заселения армянами юга России, так как «области и губернии, сопредельные с Черным и Азовским морями, от большого недостатка в народонаселении не только не приносили никакой пользы, но еще поглощали огромные суммы для их содержания и охраны». Практическим воплощением этого предложения стало активное переселение в Россию армян из европейских владений Османской империи (в особенности из Бессарабии) во вторую русско-турецкую войну. Для компактного проживания армянских переселенцев на левом берегу Днестра был основан город Григориополь (второй преимущественно армянский город Российской империи). Светлейший князь Потёмкин приложил много усилий для максимально безболезненного переселения колонистов, лично выбирал место расположения будущего города. Несмотря на то что светлейший князь не дожил до дня официального учреждения Григориополя в феврале 1792 года, его волю в выборе названия города выполнили. По одной из версий, Григориополь был назван в честь небесного покровителя Григория Потёмкина, по другой — в честь Святого Григория, просветителя всея Армении.


Игорь ИВАНЕНКО,
кандидат политических наук