Жан Шарль Ланглуа. Бой в Смоленске. 1839

Он был офицером Великой армии. Рядом с Наполеоном в 1812 году проделал путь славы и разочарований от Немана до Москвы и обратно. Финал Наполеоновских войн застал его в чине полковника. Последнее сражение, в котором он принял участие, — Ватерлоо. С тем Жан Шарль Ланглуа (1789–1870) — ещё совсем молодой — вышел в отставку. После краха императора он не мог продолжать службу. Ему была суждена долгая жизнь. С юности он увлекался живописью, удивляя своими способностями товарищей по службе. Делал кое-какие зарисовки в походах, хотя военную лямку тянул без скидок на талант. В отставке стал плодовитым художником, превратился в классика добротной баталистики. А его батальные панорамы пользовались ажиотажным успехом — в особенности у тех, кто испытывал ностальгию по французским победам. А таких было немало! Да и нам полезно и любопытно посмотреть на войну 1812 года глазами француза.

Особенно его впечатлил Русский поход. Сражения не на жизнь, а на смерть, суровая северная природа, странноватая архитектура… В Смоленске французы сделали решительный шаг к собственной гибели. После Смоленска они не могли отказаться от похода на Москву, а это оказалось ловушкой для Великой армии. Пиррова победа! Поэтому и через много лет после той кампании художник вспоминал этот город на Днепре. Вспоминал Наполеона — решительного, но всё-таки ошарашенного и масштабами северной империи, и стойкостью русских солдат, и, быть может, предчувствием поражений. Всё это можно разглядеть в этой картине. Художник удивительно точно воспроизвёл и вид Смоленска. Узнаваемы и Авраамиевский монастырь, и Успенский собор, и холмистые приднепровские панорамы. Идёт жаркий бой. Бой за каждый дом. Мы видим отпрянувших в ужасе мирных жителей, не оставивших город. Русской армии придётся отступать из Смоленска. Хотя те, кому удастся выжить, быть может, ещё будут пить шампанское в Париже. И автор картины об этом знал.