Если бы не «перестройка», окончившаяся не только полной десакрализацией коммунистической идеологии, но и распадом главного детища Октября — Советского Союза, столетие Великой Октябрьской социалистической революции мы встречали бы иначе.

Это был бы всенародный праздник. Традиционными для каждого 7 ноября мероприятиями — военным парадом и демонстрацией трудящихся на Красной площади — дело явно не ограничилось бы. Трудно даже вообразить, какими новыми достижениями в труде встретили бы граждане вековой юбилей Советской власти. Не менее сложно представить, где и каких размеров установили бы очередные памятники вождю мирового пролетариата в связи с такой круглой датой.

Однако «советского проекта» хватило лишь на 74 года, и вот уже четверть века 7 ноября (по новому ст.) отнюдь не красный день календаря, а лишь повод задуматься о драматических коллизиях и уроках российского ХХ века.

В том числе о том, что «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» никогда не вспыхивает «вовремя». Всегда, и в XVIII, и в нач. ХХ века, он случался в самый неподходящий момент. Когда, казалось бы, «вроде ничего не предвещало» и «нужно было хотя бы чуть-чуть потерпеть, чтобы все разрешилось само собой». Увы, это редко бывает так: обычно революции зреют долго, но происходят вмиг, за одну ночь, и потом уже не отмотать назад, даже через кровь, через реки крови…

Впрочем, если бы большевики умудрились просто захватить власть, как это сделали либералы и умеренные социалисты в феврале 1917-го, их переворот вряд ли до сих пор порождал бы столь бурные дискуссии. Хотя последователи Ленина смогли эту власть удержать, не испугавшись окунуться в кровавую бездну Гражданской войны, а затем, победив в ней, занялись строительством новой страны, новой армии, новой экономики, нового общества — всего того, что и зовётся «советским проектом».

Именно он, родившись в дни государственного переворота, случившегося в октябре 1917 года, до неузнаваемости изменил и историческую Россию, и сопредельные страны, и весь остальной мир. Именно он в конечном счёте обеспечил победу Советского Союза в мае 1945-го, превратил некогда страну «второго эшелона развития» в одну из двух мировых сверхдержав, которая первой сумела вывести своего гражданина в космос (список достижений, равно как и провалов «советского проекта», займёт не одну страницу).

Можно долго спорить, смогла бы прежняя, небольшевистская Россия (императорская или «демократическая» под руководством либералов и умеренных социалистов) достигнуть сопоставимых высот, однако факт остаётся фактом: народ совершил всё это под руководством наследников Ленина — Троцкого, а не кого-нибудь ещё. Именно поэтому так трудно дать однозначную оценку той эпохе, «советскому проекту» в целом. Да, в сер. 1970-х выдающийся русский философ назовёт некоторые из этих высот «зияющими», но, согласитесь, это будет уже другая история…

Что же касается самой революции, красных и белых, большевиков и их противников… Этим летом журнал «Историк» в одной молодёжной и весьма представительной аудитории (в основном это были молодые преподаватели, учёные, архивисты, музейщики из разных уголков России, то есть люди, хорошо знающие прошлое своей страны) провёл опрос, вовсе не претендующий на академизм и репрезентативность. Мы спросили наших коллег, как они думают, за кого в годы революции и Гражданской войны сражались их предки. Около 60% сказало, что за красных, ещё четверть — что за белых, остальные затруднились ответить. Мы спросили также, а за кого бы сражались они сами, если бы им довелось жить в ту эпоху. Результат оказался зеркальным: около 60% — за белых, почти 25% — за красных и те же 15% не имели чёткого ответа на этот вопрос.

Однако почему правнуки и праправнуки красных так решительно поддержали тех, с кем насмерть сражались их предки? Почему фактически отвернулись от того дела, за которое погибали их прадеды и прапрадеды? «Белые в годы Гражданской войны в отличие от красных выступали за легитимную власть, за территориальную целостность страны и сохранение веры предков» — таким оказался ответ многих наших респондентов.

Именно эти ценности, как представляется, для многих сегодня имеют принципиальное значение. И поэтому красные, которые в первые годы своего пребывания у власти ассоциировались с распадом некогда «единой и неделимой России», с окончательным разрушением легитимных государственных институтов и заменой их разного рода «чрезвычайными» органами и, наконец, с невиданным прежде богоборчеством, не нашли поддержки у большинства нашей аудитории.

Похоже, сегодня как раз на базе этих ценностей формируется общественный консенсус в нашей стране. Глядя из дня нынешнего, думаю, что это и есть главный урок Октября 1917 года. По крайней мере он из тех уроков, которые мы, кажется, всё-таки извлекли.