Что бы там ни говорилось о переходе литературы в электронный формат, книги продолжают играть в нашей жизни огромную роль, оказывая беспримерное влияние на формирование нашего мировоззрения. Книги становятся нашими друзьями, учителями, соратниками, открывают нам порталы в миры космические и духовные. Таким порталом в мир русской истории, высокой духовности стала и вышедшая в издательстве «Народное образование» уникальная книга «Русская поэтическая героика. Школьная антология»

Три богатыря

В. Васнецов «Богатыри»

Российская библиография помнит всего несколько значительных изданий подобного рода, в частности «Героическую поэзию Древней Руси» под редакцией В.С. Спиридонова, выпущенную Государственным издательством художественной литературы. Она вышла в 1944 году, и, конечно, это было не случайно: шла Священная война, наша страна переживала невероятный подъем народного духа, и примеры древнерусской героики обновляли и укрепляли исторические связи с боевой славой наших предков.

Однако столь полная и всеобъемлющая хрестоматия русской героической поэзии впервые выходит на русском языке. В ней представлены лучшие образцы героики в русской поэзии: торжественные оды и отрывки из поэм, произведения, воспевающие победы русского оружия, в которых иные поэты даже принимали непосредственное участие как воины (к примеру, Денис Давыдов, Арсений Несмелов, Николай Туроверов, Семен Гудзенко, Павел Коган). Есть в книге и вольные переводы классической зарубежной героики.

А что это такое – героика, героизм?
Кто такой герой?

«Герой – человек исключительной смелости и доблести» – таково мнение толковых словарей, но оно, на мой взгляд, слишком общо и аморфно. Герои – потомки богов, полагали древние греки, единственное, что отличает их от богов, – то, что они смертны. И это, безусловно, важнейшее онтологическое отличие: боги, что бы они ни делали, ничем не рискуют, ничем не жертвуют. Человек, совершающий героический поступок, жертвует главным, что у него есть, – жизнью. В святоотеческих творениях, трудах русских мыслителей мы находим глубочайшее раскрытие этой темы: «…смерть содержит в себе и другой аспект, исключительно важный для понимания смысла жизни человека и судьбы мира, а именно: смерть – истинная мера и окончательное испытание не только человека, но и всей человеческой деятельности, всех ценностей, как действительных, так и тех, которые человек таковыми считает». Об этом «окончательном испытании», к которому всегда стремится душа духовно готового к подвигу человека, замечательно написал Александр Сергеевич Пушкин:

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас…

У нас бытует фраза: «В жизни всегда есть место подвигу», и люди действительно, рискуя погибнуть, каждый день совершают героические поступки: спасают кого-то на пожаре, сражаются с преступниками и террористами, доставляют лекарства и продукты в горячие точки и т. д. Однако проявления массового русского героизма, героизма народного всегда связаны с историческими периодами, когда нашему Отечеству угрожала огромная опасность, когда стоял вопрос, быть или не быть великому государству Российскому. В мирное время русские более разобщены, инертны в прямом и переносном смысле, склонны к излишней рефлексии. Но если звучит набат: Отчизна в опасности! – русский человек совершенно меняется: тот, кто еще вчера колебался, искал истину на стороне – в западной или индокитайской культуре, сетовал на то, что Родина ему чего-то недодала или как-то обидела, отбрасывает сомнения, становится в строй, осознавая свое единство с русским народом.

«…Русский патриотизм проявляется только в критические минуты» – так сформулировал алгоритм всплеска нашего национального сознания великий русский ученый Николай Данилевский в своем фундаментальном историко-социологическом исследовании «Россия и Европа». Лучшие патриотические литературные произведения, фильмы, песни рождаются во времена великих войн и других общественных катаклизмов. В такие времена героическое начало проявляется и в жизни, и в искусстве, определяя не только судьбы людей, но и сам ход истории.

Самый близкий, животрепещущий пример – события на Украине, война за Новороссию. Недавно я написала статью «Незатертых слов боезапас» – о том, что за год с небольшим русскоязычная поэзия совершила невиданный взлет. Русские пережили катарсис, который высвободил мощную творческую энергию, нашедшую наиболее полное воплощение именно в поэтическом жанре. У русских поэтов словно очистилась душа, открылось второе дыхание; появилась целая плеяда новых ярких имен, в том числе из Донецкой и Луганской народных республик.

OBLOJKA_в печать.indd

Обложка сборника «Русская поэтическая героика»

Хронологически антология, вышедшая в «Народном образовании», заканчивается на Александре Твардовском. Но я уверена, что в следующем издании ее временное поле расширится до наших дней и она пополнится стихами погибших в Одессе 2 мая 2014 года Вадима Негатурова и Виктора Гунна, поэта-ополченца Юрия Юрченко, а также патриотическими стихами Александра Вулыха, Владимира Кострова, Марины Кудимовой, Александра Хабарова, Владимира Берязева, Лидии Григорьевой, Алексея Ивантера, Ефима Бершина, Марины Ахмедовой, Марины Саввиных, Виктора Кирюшина, Германа Титова, Светланы Максимовой, Владимира Пимонова, Ирины Ковалевой, Влады Абаимовой, Александры Хайрулиной, Владимира Скобцова, Ивана Белокрылова и многих других. Потому что:

Эти русские мальчики не меняются:

Война, революция, русская рулетка.
Умереть, пока не успел состариться,
В девятнадцатом, двадцатом,
двадцать первом веке.

Эти русские девочки не меняются:
Жена декабриста, сестра милосердия.
Любить и спасать,
пока сердце в груди трепыхается,
В девятнадцатом, двадцатом,
двадцать первом веке…

Елена Заславская. ЛНР

Антологию «Русская поэтическая героика» открывают стихи просветителя, писателя, сподвижника Петра Великого, архиепископа Новгородского Феофана Прокоповича, который имел большое влияние на знаменитого русского поэта Антиоха Кантемира: сатиры Кантемира – во многом пересказ проповедей Прокоповича. Не подлежит сомнению и его влияние на Василия Татищева, автора первого капитального труда по русской истории. Феофана Прокоповича принято считать автором тезиса о триедином русском народе, эта концепция впоследствии стала официальной государствообразующей в Российской империи. Само название империи предложил именно он! Баллада Прокоповича «За Могилою Рябою» рассказывает о битве русских с «турчинами»:

За Могилою Рябою
над рекою Прутовою
было войско в страшном бою.
В день неделный ополудны
стался нам час велми трудный,
пришол турчин многолюдный.

Прокопович

Феофан Прокопович

Русским не суждено было победить в том тяжелом сражении, но дух их не сокрушен:

Не судил бог христианства
освободить от поганства,
еще не дал збить поганства.
Магомете, Христов враже,
да что далший час покаже,
кто от чиих рук поляже.

Строки эти читаются с волнением, словно они были написаны вчера и не устарели за 300 лет, так же как и «Стихи похвальные России» Василия Тредиаковского:

Чем ты, Россия, не изобильна?
Где ты, Россия, не была сильна?
Сокровище всех добр ты едина,
Всегда богата, славе причина.

Коль в тебе звезды все здравьем блещут!
И россияне коль громко плещут:
Виват Россия! виват драгая!
Виват надежда! виват благая.

А кто такой патриот? Ближе всего мне определение Владимира Даля, который трактует понятие «патриотизм» как «любовь к Отчизне», а патриот, по его определению, «любитель Отечества, ревнитель о его благе». Виссарион Белинский писал: «…всякая благородная личность глубоко сознает свое кровное родство, свои кровные связи с Отечеством… Живой человек носит в своем духе, в своем сердце, в своей крови жизнь общества: он болеет его недугами, мучится его страданиями, цветет его здоровьем, блаженствует его счастием, вне своих собственных, своих личных обстоятельств». Если, читая поэтические произведения, воспевающие нашу Родину, вы испытываете душевный подъем и счастье сопричастности, значит, вы русский патриот! «Мы – русские, какой восторг!» – так искренне и просто выразил это состояние великий полководец-победитель Александр Васильевич Суворов, которому в хрестоматии посвящено немало стихотворений.

Основная идея хрестоматии – идея Победы, причем не только военной. «Для России, со времен Куликовской битвы, идея Победы была культурообразующей, центральной. И поэты бережно пронесли образ Виктории от петровских баталий – к екатерининским, от первой Отечественной войны – ко второй…» – пишет Арсений Замостьянов, автор множества замечательных статей о героике в литературе. Как составитель антологии героической поэзии России, он не пожелал отнять эту Победу ни у тех, кто воевал против Наполеона, бился с турками, японцами и другими иноземцами под царскими знаменами; ни у тех, кто воевал в Гражданскую с обеих сторон; ни у тех, кто очистил нашу страну и Европу от фашистской чумы под красными знаменами со звездой. История любого государства трагична, а история России – особенно: перевороты, войны, революции… Но нет никакого сомнения, что люди, отстаивавшие самые разные политические убеждения и заблуждения, искренне любили свою Родину, и многие отдали за нее свои жизни как священную жертву.

«Эта книга хранит великую силу. Силу возвышенной сыновней любви к Родине, к нашему народу, который всей своей историей заслужил наименование «народ-победитель». Национальная заносчивость и агрессия глубоко чужды спокойному, мужественному чувству патриотизма, с которым наш народ побеждал и будет побеждать. Народ, неотделимый от государства Российского и самой идеи государственности, централизации. Мы слышим голоса поэтов, живших в разные эпохи. И все-таки что-то объединяет монархиста Державина и коммуниста Маяковского, православного патриота Хомякова и богоборца Багрицкого… Объединяют их поэзия и Россия» – так сформулировал Замостьянов принцип отбора произведений для хрестоматии. И этот принцип в полной мере соответствует политике нашего государства в сфере воспитания молодежи. Во всех разрабатываемых и принимаемых ныне государственных концепциях и программах, касаются они национальной безопасности или реформы образования, патриотизм рассматривается как необходимая составная часть государственного мироустройства и общественного сознания. Госпрограмма «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы» определяет основные пути развития системы патриотического воспитания граждан всех слоев и возрастных групп.

Кирилл Туровский

Святитель Кирилл Туровский

В числе участников реализации программы – Русская православная церковь. И это не случайно. Арсений Замостьянов отмечает: «О связи героического и религиозного в древнерусской литературе писал Павел Никитич Сакулин: «Святой всегда подвижник, мученик, воин Христов. Житие, в сущности, и есть героический эпос, только религиозный. Так понимали это дело сами книжники. Кирилл Туровский (XII век) свое «Слово на собор святых отцов» начинает характерным рассуждением: «Летописцы и песнетворцы, следя за войнами, которые ведутся между царями, украшают словами слышанное, возвеличивают тех, кто крепко боролся за своего царя и не обращался в бегство от врагов, и похвалами венчают их; тем более подобает прилагать хвалу к хвале в честь храбрых и великих воевод Божьих, которые крепко подвизались за Сына Божия, своего царя, господина нашего Иисуса Христа». Мы видим, что творчество религиозных писателей, слагавших жития, и «песнетворцев», таких как легендарный Боян и неустановленный автор «Слова…», героический эпос и церковная литература имели целый ряд стилистических общностей. Связь героического и православного наблюдается и в поэзии XVIII века (Ломоносов, Херасков, Княжнин и др., а в особенности – Державин в своих «суворовских» произведениях), и в позднейшей русской поэзии (Жуковский, Пушкин, Ф. Глинка, Некрасов и др.)»

??????? ??????? ?????????? ?????????

Гавриил Державин

«Я – русский; верности и веры не нарушу», – написал Александр Востоков в 1813 году, и мы, его далекие потомки, готовы воскликнуть те же слова и отстаивать те же идеалы. На протяжении столетий Россия теряла и восстанавливала свои государственные границы, воевала, переживала революции и мятежи, предавала забвению святое чувство патриотизма и вновь его обретала перед лицом внешнего врага. Наступило время, когда патриотизм русского народа опять востребован. И книга «Русская поэтическая героика. Школьная антология», о которой я рассказала, может стать одним из важнейших учебников в деле духовного воспитания новых русских героев.

Автор: Наталья Лясковская