До 14 января в Еврейском музее и центре толерантности работает выставка «Каждому по свободе? История одного народа в годы революции», на которой представлены архивные документы и фото с 1917 по 1919 год, а также редкие картины художников эпохи из зарубежных музеев и частных коллекций. Экспозиция включает в том числе два произведения Иссахара-Бер Рыбака, советского еврейского художника, известного больше за рубежом.

«Еврейский художник одинок» — так начинается статья «Пути еврейской живописи», одним из авторов которой был Иссахар-Бер Рыбак, художник, широко известный в Европе 1930-х годов, но впоследствии долгое время остававшийся в тени.

Иссахар-Бер Рыбак родился в 1897 году в бедной еврейской семье в украинском городе Елисаветграде Херсонской губернии (ныне Кропивницкий). В десятилетнем возрасте, во время учёбы в хедере, еврейской религиозной начальной школе, куда его определил отец, Рыбак стал посещать курсы рисования при одной из местных фабрик. Рисованию Захар, как на украинский манер называли его в семье, учился тайком от родителей. Несмотря на нескрываемое неодобрение отца, Иссахар всё больше и больше времени посвящал занятиям рисунку, довольно скоро превратив увлечение в профессию: в 1909 году ещё совсем юный Рыбак начинает свою работу в артели кустарей-маляров, выполнявшей заказы по росписям интерьеров общественных и церковных зданий. На заработанные в артели деньги Иссахар смог получить художественное образование без поддержки со стороны семьи: в 1911 году он поступает в Киевское художественное училище.

В студенческие годы Иссахар-Бер Рыбак становится членом неформальной группы еврейских студентов, в числе которых также были Исаак Рабинович, Соломон Никритин и Александр Тышлер. Тогда же сближается с киевскими художниками-авангардистами и еврейскими литераторами-модернистами «Киевской группы», убеждёнными сторонниками и теоретиками новой еврейской культуры на идише. Стремление «Киевской группы» создать основу нового искусства, сочетая еврейскую традицию и универсальные культурные ценности в их современном виде, несомненно, оказало большое влияние на Иссахара-Бер Рыбака, чьё творчество впоследствии во многом опиралось на идеи синтеза традиционного еврейства и художественных модернистских практик.

Успешно окончив Киевское художественное училище в 1916 году, Рыбак поступает декоратором в Еврейский театр, а затем становится членом Еврейского историко-этнографического общества, по заданию и на деньги которого вместе с Эль Лисицким отправляется путешествовать по Украине, Подолии и Волыни. За время поездки художники обследуют деревянные синагоги, изучают народное творчество. Резные надгробия на еврейских кладбищах, росписи синагог, предметы национальных ремёсел вызывают живейший интерес у обоих участников экспедиции. До конца жизни Рыбак продолжит собирать примеры еврейского народного искусства и активно использовать в своих работах оригинальные национальные мотивы.

Теоретическое осмысление творческой техники Иссахара-Бер Рыбака происходит на страницах киевского журнала Oyfgang, где в 1919 году появляется его статья «Пути еврейской живописи», написанная в соавторстве с Борисом Аронсоном. Оба участника созданной в 1917 году «Культур-Лиги» в программной статье движения постулируют синтез еврейской традиции и новейших европейских художественных практик, в особенности абстракции, как основу еврейского авангардного искусства.

Еврейские художники ощущают своё родство с современными новаторами, выдвинувшими принципы абстрактной живописи, ибо только в чистом, абстрактном творчестве, свободном от какой бы то ни было примеси литературы, возможно достичь воплощения собственного национального ощущения формы («Пути еврейской живописи»).

Движение «Культур-Лиги», в котором Иссахар-Бер Рыбак принимал самое активное участие и как художник, и как теоретик, вошло в историю как «ренессанс еврейского искусства».

В конце 1919 года Рыбак переезжает в Москву, а спустя два года отправляется в Берлин, где вступает в ряды немецкого союза авангардистов и где в 1923 году с большим успехом проходит его выставка. Серия художественных работ, вдохновлённая еврейскими погромами и отражающая всю тяжесть положения евреев в период Гражданской войны, поразила публику. Яркие, лиричные, проникнутые национальным колоритом и трагизмом произведения Иссахара-Бер Рыбака, свидетеля изображённых страшных событий, мгновенно обеспечили художнику важнейшее место в международном культурном сообществе.

В СССР Рыбак вернулся в 1924 году, но лишь на два года. Создав на родине графический цикл «На еврейских полях Украины», отражающий изменения в жизни евреев после революции, художник уехал во Францию, где постепенно отошёл от характерного ему ранее кубизма, продолжил работать в театре, иллюстрировать детские книги на идише, создавать скульптуры и живописные произведения в более романтической технике. В последние годы жизни Рыбак создаёт серию терракотовых статуэток для парижской выставки «Международный танец». Впоследствии они были переведены в фарфор на Севрской фарфоровой мануфактуре и включены в постоянную экспозицию Музея Севра.

25 декабря 1935 года Иссахар-Бер Рыбак скоропостижно скончался от резко обострившегося туберкулёза. В одном из многочисленных некрологов отмечалось: «Искусство было единственным и значительным оправданием его жизни. Оно было его мученьем и радостью, и, может быть, сила этих страстей, как внутренний огонь, поглотила его. На его долю выпала короткая жизнь, но и за этот срок он успел сделать столько, сколько иным художникам не удаётся сделать за долгие годы».

К счастью, судьба оказалась благосклонной к творческому наследию Иссахара-Бер Рыбака. Некоторые работы были утеряны, но личный архив чудом уцелел в годы Второй мировой войны. В 1962 году вдова художника передала все картины в Музей Рыбака, открывшийся в Бат-Яме (Израиль).