unnamedГури Мади. Выступление товарища Энвера Ходжа на Московском совещании представителей 81 коммунистической и рабочей партии 16 ноября 1960 года. 1974 год

Вот такое длинное и пышное название. В СССР это совещание постарались забыть, а для албанцев оно стало культовым. Ведь именно там первый секретарь ЦК Албанской партии труда Энвер Ходжа обвинил советское руководство в ренегатстве и попытался изменить соотношение сил в мировом коммунистическом движении. Албанские художники  (а также писатели и журналисты) часто обращались к этому сюжету. Товарищ Энвер возглавлял маленькую европейскую страну — Албанию. Уж так распорядилась судьба, что ему не удалось стать руководителем сверхдержавы. Но он не боялся спорить с самим Никитой Хрущёвым… Энвер говорил: «Единственное наше «преступление» состоит в том, что мы — малая партия небольшого и бедного народа, который, по мнению товарища Хрущева, должен только аплодировать и одобрять, а не выражать свое мнение. Это не по-марксистски!». Ходжа попытался разбить Хрущёва теоретически. Опубликовал несколько статей и книг против советского ревизионизма. Их можно найти в Интернете в русском переводе.

В албанском вожде видели последнего сталиниста Европы. Его побаивались. В «Правде» было опубликовано стихотворение Евгения Евтушенко «Наследники Сталина»: «Мне кажется, будто поставлен в гробу телефон. Энверу Ходжа сообщает свои приказания Сталин!». А Ходжа учился жить без советской помощи. Художник Гури Мади интерпретировал ситуацию в духе албанской пропаганды. В манере художника чувствуется революционная аскеза. Конфликт вполне прямолинейный, но острый: товарищ Энвер в развевающемся пиджаке рубит правду-матку, а скрючившиеся советские «ренегаты» не могут скрыть ужаса — албанский вождь сорвал с них маски.  Среди соратников Хрущёва легко узнаваемы Леонид Брежнев, Михаил Суслов, Анастас Микоян. Художник представил их в почти карикатурном виде. Указующий перст Энвера вознесён над противниками. С надеждой поглядывают на храбрых албанцев китайские товарищи. Можно улыбнуться самоуверенности маленького народа и его вождя. Но лучше всего —  поразмышлять без ехидства.