Вот уже много лет я хожу в Покровский собор на Измайловском острове. Он просторный, светлый — сколько народу в праздники ни притечёт, всем место найдётся, тесно не будет…

Покровский храмПокровский храм в Измайлове

Наш Покровский собор — монументальное сооружение, увенчанное пятью главами. Построен он из большемерного кирпича с белокаменным цоколем, отделанным белокаменными деталями. Внутри своды Покровского собора опираются на четыре мощных квадратных столба.

Этот храм — каменная летопись, запечатлевшая славные и трагические страницы русской истории.

В древности в дремучих лесах близ будущего села Измайлова проходила дорога, которая связывала владимиро-суздальские земли с западными — смоленскими и брянскими. Где-то тут, в этих местах, где я живу сейчас (может быть, мимо моих окон!), проезжали Владимир Мономах и его сын Юрий Долгорукий…

А тогда ведь и Москвы-то ещё не было!

Позже дорога соединила Москву с Суздалем и стала называться Стромынкой: преподобный Сергий Радонежский по просьбе князя Димитрия Донского основал в 1378 году Успенский монастырь в селе Стромынь рядом с этой дорогой.

В первой четверти XIV века лес в восточных окрестностях Москвы принадлежал слуге Ивана Калиты — Васильцу, который промышлял бортничеством (дикий мёд собирал, если кто не понял). Лес со временем стали вырубать и ставить сёла, а само это место прозвали Васильцев стан. Одно из сёл в этих местах звалось Измайловом.

По архивным материалам история Измайлова начинается с правления государя Ивана Грозного. После женитьбы на Анастасии Романовне царь пожаловал брату жены, боярину Никите Романовичу Захарьину-Юрьеву, Измайлово с деревнями в наследственное родовое владение. Вероятно, это произошло в 1550 году, когда царь решил расселить в пределах Москвы свою «избранную тысячу», окружив Москву вотчинами особо преданных ему людей.

Никита Романович — крупная фигура в русской истории: он отец Патриарха Филарета и дед первого царя из династии Романовых Михаила Фёдоровича. Кстати, он же основал в Москве Никитский монастырь, давший имя Большой и Малой Никитским улицам, и вообще оставил по себе добрую память. Есть версия, что именно ему, а не Борису Годунову царь Феодор Иоаннович намеревался завещать престол, что вызвало ненависть Годунова.

«Болярин Никита» умер в 1586-м, оставив семерых сыновей. По соображениям безопасности, чтобы лишний раз не мелькало их имя у Годунова, они стали прозываться по деду — Романовы. Измайловская вотчина ещё год принадлежала Михаилу Никитичу, потом и он был сослан и умер в изгнании. Укрываясь от преследований Годунова, старший, Фёдор, постригся в монахи, приняв имя Филарета. Младший, Иван Никитич по кличке Каша, тихо вернулся в Москву из двухлетней ссылки и затаился до смерти Годунова. Лжедмитрий I вернул ему родовую вотчину и пожаловал его в бояре. Позже Иван Романов входил в правительство Семибоярщины.

По легенде, именно в Измайлове скрывался 16-летний Михаил Романов до избрания на русский престол. После этого Иван Никитич, его дядя, стал одним из первых лиц государства. Примерно в 1640 году в Измайлове появилась первая деревянная Покровская церковь о трёх главах-шатрах. А заложили её ещё в 1619-м — в честь победы над польским королевичем Владиславом в ночь на праздник Покрова 1 октября 1618 года. Владислав с гетманом Петром Сагайдачным попытался было приступом взять Москву, штурмовал Белый город в районе Тверских ворот, которые, кстати, охранял Фёдор Пушкин, предок поэта, и у Арбатских ворот, защищавшихся князем Дмитрием Пожарским. Но врагов отбросили прочь, и это стало крахом Смутного времени: москвичи узрели воочию знак покровительства Пресвятой Богородицы. Это была первая военная удача Романовых. В благодарность они построили Покровскую церковь в Рубцове. По их примеру князь Пожарский поставил Покровский храм в своей вотчине — в Медведкове, а боярин Иван Никитич Романов — в своих: в Измайлове и Филях.

Покровский храм-2Измайлово. Наши дни

В 1640 году Иван Никитич умер, завещав Измайлово сыну Никите, которого называли «первым богачом после царя». У Кит Китыча, как его звали близкие, в доме водились книги, часы заморские, музыкальные инструменты, слуги в ливреях… И пуще того: заносчивый боярин рассекал по водам Яузы и Серебрянки на собственном ботике, который выписал из Англии!

После смерти Никиты Никитича в 1654 году Измайловская вотчина отошла в казну — стала царским владением. Её территория простиралась от Черкизова на севере до Гиреева и Кускова на юге. Сначала государь Алексей Михайлович только охотился здесь, но после Медного бунта и войны с Польшей в 1660 году, когда отечественная экономика была в упадке, решился на отважный шаг — устроить тут образцовое экспериментальное хозяйство.

И создал поистине рай!

На этом месте располагались обширные пашни (зерно на первый посев взяли у Патриарха под благословение), оранжереи с теплицами, пруды, которым царь сам дал названия — Лебедянский, Серебряный (сказывают, его дно и берега были выложены серебром), Виноградный, Просяной. Летом царевны пускали в пруды дорогих золотых рыбок и очень любили их кормить. Имелся ещё Зверинецкий пруд (от него к нашему времени осталось лишь название улицы) — возле большого зверинца, где водились леопарды, рыси и даже белый медведь, а также лев и львица, подаренные царю Алексею Михайловичу персидским шахом. На птичьем дворе расхаживали дивные павлины…

Покровский храм-3Вид села Измайлова. Худ. Карл-Фридрих Бодри. 1830 

Однако Измайлово не было баловством и прихотью: в Пиявочном пруду разводили в лечебных целях пиявок, в садах выращивали редкие лекарственные травы. Для производственных нужд стекольного завода выкопали Стеклянный пруд. Царь выписал из Европы мастеров «самых добрых», работавших в традициях венецианских стеклодувов: они изготовляли посуду для царского стола и дорогие изделия для подарков.

Но самой «сладкой» мечтой царя оставался собственный виноград! И в августе 1665 года астраханский садовник Василий Никитин привёз в Москву первые виноградные кусты. И вот он, виноградный сад с беседками, увитыми виноградной лозой! Это был первый виноград, разведённый в Москве.

Садов тоже насчитывалось несколько: Яблоневый, Вишнёвый, Грушевый, Сливовый и даже Тутовый, где выращивали шелковичные деревья. В парниках и оранжереях росли дыни и арбузы, грецкие орехи, миндаль, кизил, перец, пряности, мак, хлопок и финиковые пальмы. На берегах Серебрянки разводили шиповник, барбарис, крыжовник, сирень, приглашённые голландские и немецкие садовники выращивали душистые цветы: белые лилии, махровые пионы, тюльпаны, гвоздики…

Так Измайлово стало предшественником Ботанического сада.

Из-за выкопанных прудов государев двор оказался окружён водой и превратился в остров. К нему вёл каменный арочный мост — прямо к парадной Мостовой башне. В её нижнем ярусе располагалась караульня, а в среднем часто проходили заседания Боярской думы, когда царь Алексей Михайлович пребывал в Измайлове, отсюда её второе название — Думская башня. В самом верхнем ярусе, где была звонница Покровской церкви, располагалась царская молельня, а также дозорная, откуда караульные следили за окрестностями.

Покровский храм-4План Измайловской вотчины во второй пол. XVII века

В 1665 году на парадной части государева двора среди садов построили сказочный деревянный дворец, имевший, по рассказам очевидцев, 300 башен. Царь Алексей Михайлович приезжал в Измайлово на храмовые праздники и останавливался во дворце. А царица Наталья Кирилловна любила проводить в нём лето. Некоторые историки считают, что Пётр I родился в Измайловском дворце, а не в Кремле, и в честь его рождения Алексей Михайлович приказал поставить каменный Покровский собор на месте деревянного.

Покровский храм-5Алексей Михайлович

В мае 1671-го, за год до рождения Петра I, подрядчик Артамон Матвеев заключил договор с артелью муромских и ярославских каменщиков. По предложению Матвеева каменный Покровский собор закладывали по образу Покровского собора Александровской слободы, однако готовый храм больше напоминал кремлёвский Успенский собор. Строил его царский архитектор Иван Кузнечик, тот самый, который возвёл по желанию Алексея Михайловича и по просьбе его духовника отца Андрея Постникова церковь Святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке. В Покровском соборе храмовые закомары и барабаны украсили узорчатыми поливными изразцами «павлинье око» знаменитого белорусского мастера Степана Полубеса. Внутреннее убранство было оформлено в традициях того времени: настенная роспись, великолепный иконостас — огромный, пятиярусный, изготовленный и расписанный царскими мастерами Оружейной палаты Карпом Золотарёвым, создавшим позднее дивный иконостас Покровской церкви в Филях; Василием Познанским, расписывавшим дворцовую Распятскую церковь в Кремле; Фёдором Зубовым, участвовавшим в росписи кремлёвского собора 12 апостолов и Верхоспасского собора при Теремном дворце. Для Покровского собора Зубов написал храмовый образ Покрова Богоматери. Были приглашены и лучшие иконописцы из Ярославля, Костромы, Троице-Сергиева монастыря — 140 мастеров! По внутреннему убранству Покровский собор считался лучшим в Москве. В самом его центре стояло расписное патриаршее место, а на западной стороне — хоры для царской семьи. Роль колокольни исполняла Мостовая башня, звонницу устроили в её верхнем ярусе.

В январе 1676 года, в самый разгар работ, Алексей Михайлович скоропостижно умер, отцовский замысел завершил царь Фёдор Алексеевич. Собор вышел так хорош, что стал образцом для других.

1 октября 1679 года, в канун праздника Покрова, Патриарх Иоаким торжественно освятил собор в присутствии царя Фёдора Алексеевича. С тех пор в храмовый праздник здесь служили патриархи Иоаким и Адриан, а также святитель Димитрий Ростовский.

Главной святыней Покровского собора всегда оставалась чудотворная Иерусалимская икона Богоматери.

По преданию, первообраз был создан в Гефсимании евангелистом Лукой (это самая первая из всех икон Богоматери, написанных им, в 15-й год по Вознесении Господнем, в год Успения Пресвятой Богородицы для иерусалимской общины христиан). В 453 году икону перенесли из Иерусалима в Константинополь. После нашествия русов на Херсонес (Севастополь) византийский император преподнёс её копию в дар князю Владимиру, а тот даровал её новгородцам за принятие христианства. Святыня пребывала в Софийском соборе Великого Новгорода, но в 1571 году государь Иван Грозный перенёс её в Москву в Успенский собор. С подлинника сделали список для измайловского собора в конце XVII века. Кремлёвская святыня бесследно пропала из Успенского собора после нашествия Наполеона. А Измайловская Иерусалимская прославилась исцелениями во время страшной чумы в Москве в 1771 году, а в сентябре 1866 года помогла остановить холерную эпидемию, надвигавшуюся на Москву с юга. Этой иконе поклонялись даже старообрядцы. Икона пребывала в Покровском соборе до 1932 года. Закрытый пятью годами ранее собор был разорён, образ Божией Матери Иерусалимской передали в храм Рождества Христова в Измайлове. Там я впервые её и увидела…

Покровский храм-6Иерусалимская икона Божией Матери

После восстановления Покровского собора в конце прошлого века икону возвратили. Образ почернел, с трудом можно было различить складки одежды, черты Лика, ножки Младенца. В 2001-м во время штукатурных работ внутри храма стояла плотная известковая пыль, но икону словно кто-то протирал маслом: ни одна пылинка не осела на обновляющиеся Лики Пречистой Девы и Богомладенца. Наоборот: краски становились ярче, контуры отчётливее, золотой фон заблестел. Фотография иконы, сделанная одним из священников в то время, поражает: икона словно только что написана!

Сегодня обновлённая чудотворная икона Пресвятой Богородицы занимает почётное место в измайловском Покровском соборе, и ежедневно сотни, тысячи людей приносят свои радости и печали Матери Божией…

На Измайловском острове прошли юные годы царских детей — Софьи, Ивана и Петра Алексеевичей. Однажды на льняном дворе молодой Пётр нашёл английский ботик боярина Никиты Ивановича. Починить его взялся голландский корабельный мастер Карштен Брандт, участвовавший ещё в строительстве первого русского корабля «Орёл», сожжённого по приказу Стеньки Разина. И Пётр, как его предок, с восторгом плавал на ботике по Яузе и Измайловским прудам, потому что английский ботик в отличие от русских судов того времени мог плавать против ветра.

В наше время в Измайлове отмечают день рождения Петра Великого с участием ветеранов морского флота, городских властей и молодёжи. И плывёт по Серебрянке старинный ботик, на борту которого смотрит в подзорную трубу Пётр I, стреляют пушки, идёт потешный бой. Да такой, что включаются сирены машин на три квартала вокруг!..

А в Покровском соборе совершаются панихиды в память государя.

В октябре 2006-го под сводами собора отмечалась и другая памятная дата русской истории: 310 лет с того дня, когда Боярская дума по воле Петра постановила: «Морским судам — быть!», что явилось началом создания русского флота. В этот день в Покровском соборе всегда служат благодарственный молебен о здравии российских моряков.

В Измайлове прошли детские и юные годы не только Петра I, но и другой великой государыни — Елизаветы Петровны. Она была весьма набожна, любила слушать церковное пение и регулярно посещала Покровский собор.

А вот Екатерина II Измайлово не жаловала. По её приказу снесли обветшавший деревянный дворец и разобрали арочный мост, уцелела лишь Мостовая башня. От измайловского хозяйства не осталось и следа, даже пахотную землю роздали крестьянам под денежный оброк.

В 1780 году грозовая молния ударила в главу церкви Святого Иоасафа — это было знамение о грядущих тяжёлых временах. Они вскорости грянули — в 1812 году Измайлово захватили войска Наполеона. Покровский собор разграбили и осквернили: прямо в храме французы жгли костры, чтобы согреться от осеннего холода. Чудом сохранился иконостас собора, хотя от огня треснул свод и накренился главный купол. Богослужения прекратились.

В 1837 году в Москву на юбилей победы над французами приехал император Николай I. Он посетил Измайлово и сделал поистине царский подарок: отдал родовое владение под военную богадельню для инвалидов Отечественной войны — отставных офицеров и нижних юнкерских чинов, получивших на войне увечья, больных или старых, не имеющих возможности по этим причинам самим «снискивать себе пропитание трудами». Здесь должны были обрести приют и врачебную помощь герои Бородина и Тарутина, Малоярославца, Красного, взятия Парижа. Позже к ним прибавились инвалиды и других войн. Богадельня получила имя Николаевской. Строить её поручили архитектору Константину Тону, который только что победил на конкурсе проектов храма Христа Спасителя, возводимого тоже в память Отечественной войны. Храм удался, а вот в Измайлове что-то не срослось: богадельню признали неудачной. Тон пристроил вплотную к собору с трёх сторон — северной, южной и даже восточной алтарной части — три многоэтажных корпуса, сообщающихся с храмом, снеся два прекрасных храмовых крыльца, и соединил южную и северную стены собора внутренними воротами с корпусами богадельни, чтобы лежачие инвалиды могли при открытых дверях слушать службу в храме. Покровский собор стал домовым храмом Николаевской богадельни, но оказался совершенно обезображен. Зато внутренние росписи тогда же прекрасно отреставрировали приглашённые живописцы Петербургской императорской академии художеств. Возглавлял работы Александр Ястребилов, друг художника Василия Тропинина.

Восстановленный Покровский собор был освящён в 1847-м (иногда называют 1849 год) в присутствии государя Николая I и великого князя Александра Николаевича.

В последующие годы в Измайлово началось нашествие историков и писателей: здесь побывали Алексей Малиновский, Иван Забелин, Иван Снегирёв; даже Александр Дюма приезжал из Франции расследовать, где именно Пётр I нашёл легендарный ботик. Видимо, собирался писать роман «из русской истории». А Иван Бунин восторгался церковью Святого Иоасафа, которой оставалось жить считаные годы…

После октябрьского переворота Николаевскую богадельню закрыли.

В июне 1922-го собор осмотрели члены Комиссии по изучению старой Москвы Московского археологического общества с Аполлинарием Васнецовым, отметили хорошее состояние иконостаса времён царя Фёдора Алексеевича, уцелевшего даже при Наполеоне. Однако уже в 1928 году наиболее ценные иконы исчезли, лишь святыня храма, чудотворная Иерусалимская икона, спаслась в измайловском храме Рождества Христова. Иконостас уничтожили, а богатую утварь и убранство собора вывозили подводами неизвестно куда…

В соборе сначала разместился архив НКВД, потом овощной склад, причём из оставшихся образов пророческого и праотеческого ярусов иконостаса кощунники сделали полки для ящиков. Только в 1960-е часть уцелевших икон передали Музею древнерусской живописи имени Андрея Рублёва в Спасо-Андрониковом монастыре. Состояние бесценного Покровского собора сильно взволновало художника Павла Корина, и он писал в газетах о необходимости сохранить сказочные изразцы, «открытые всем ветрам и дождям», и соорудить навесы над единственным уцелевшим (западным) крыльцом. На острове, прямо под собором, расположился один из первых в Москве «рабочих городков» имени Баумана. В 1923 году эту территорию отдали заводу «Салют», который приспособил корпуса бывшей богадельни под коммуналки. Церковь святого Иоасафа закрыли в 1930 году и вскоре снесли.

В 1935-м, согласно известному Генплану реконструкции столицы, Измайлово вошло в черту Москвы — в привилегированный Сталинский район. В годы Великой Отечественной войны здесь находился военный аэродром, защищавший Москву от налётов, и секретный бункер Сталина — ныне музей.

После войны остатки «рабочего городка» на острове расселили и передали здания учреждениям. С 1987-го тут расположился филиал Государственного исторического музея. Уже на следующий год на Мостовой башне поднялся трёхцветный флаг: начались занятия исторического общества «Россия молодая». Это благое начинание явилось добрым предзнаменованием: в ноябре 1991 года была зарегистрирована православная община Покровского собора, а в 1994 году его здание  возвратили Церкви.

Сейчас собор прекрасно отреставрирован, хотя пока и не полностью. Из музея Спасо-Андроникова монастыря возвращены несколько уцелевших образов старого иконостаса, правда, они нуждаются в дорогостоящей реставрации. Трудная задача — воссоздание исторического облика иконостаса и других элементов оформления интерьера! Работы продолжаются уже почти десять лет. Главные организационные труды несут настоятель Измайловского собора протоиерей Владимир Бушуев, благотворительный фонд «Анастасиос» и его президент Юрий Гаранин.

На сегодняшний день построено тело иконостаса, повторяющее первоначальную конструкцию, ведутся работы по его позолоте и росписи. Авторами проекта выступают архитекторы М. Домбровская, О. Неклюдова и искусствовед Н. Датиева. Позолотные и живописные работы осуществляет творческий коллектив под руководством художника Никиты Нужного. Таких икон, как сей изограф Никита Нужный пишет, нет ни в одном другом храме! Перед некоторыми люди стоят часами, слёзы наворачиваются на глаза: радость и восторг охватывает души, дивятся изумительной работе. В 2001–2006 годах Никитой Нужным и его коллегами заново написаны все 109 икон иконостаса, точно воссоздающие сюжеты и стиль иконостаса 1678 года. Выбор сюжетов икон, пышный, красочный убор иконостаса зримо воплотили идею о сакральном характере царской власти и Русского государства, осенённых особым покровительством небесных сил. Русскую церковь, воинскую доблесть, династию Романовых, преемницу Рюриковичей, прославляют иконы местного ряда: русские князья и митрополиты; «Собор Архистратига Михаила» — главы Небесного воинства и покровителя основателя царствующего дома Михаила Фёдоровича; «Богоматерь Владимирская» — палладиум земли Русской, перемещения которой (Константинополь — Киев — Владимир — Москва) были вехами перемещения центра государственного и церковного могущества. В иконах возрождена древняя традиция ктиторских икон, выполненных для храма на средства благочестивых прихожан. В данном случае заказчиком выступили кавалеры ордена Святителя Николая Чудотворца, активно принимающие участие в возвращении собору в Измайлове былого благолепия.

Покровский храм-7Село Измайлово. Гравюра первой четверти XVIII века

25 апреля 2006 года был торжественно освящён образ святителя Николая Мирликийского; 7 апреля 2007 года — икона Святых великомучеников и воинов Георгия Победоносца, Димитрия Солунского, Феодора Стратилата, Феодора Тирона (юго-западный столп, северная и южная грани). Иконография их восходит к древним памятникам византийского и русского искусства. Она обогащена изысканной, красочной манерой письма в стиле, культивировавшемся при дворе московских государей в последние десятилетия XVII века. Изящество рисунка, искуснейше выписанные детали, праздничный, богатый колорит, обилие орнаментов и золота создают необыкновенно торжественную и радостную симфонию в красках, славящую святых. Иконы замечательно вписались в сакральное и художественное пространство собора.

Очередным вкладом в воссоздание убранства собора Покрова в Измайлове кавалеров ордена Святителя Николая Чудотворца и кавалеров Императорского ордена Святой Анны стала икона с изображением святых благоверных князей Андрея Боголюбского, Даниила Московского, Михаила Тверского, Димитрия Донского (также работы Никиты Нужного). Образы благочестивых, мужественных, мудрых правителей земли Русской олицетворяют преемственность и тесный союз государственной власти и православия — от Киевской Руси к великому княжеству Московскому. Икона продолжает прославление христианского служения Богу и Отечеству, которое обрело новую силу в современной России.

Ещё одним радостным событием явился список чудотворной иконы Божией Матери Феодоровской работы того же «изографа Никиты», как его называет отец настоятель Покровского собора — протоиерей Владимир Бушуев. Именно перед ликом Феодоровской инокиня Марфа благословила своего юного сына Михаила Фёдоровича Романова на царский престол…

Наталья ЛЯСКОВСКАЯ