В самом начале июня 2011 года в ряде СМИ промелькнуло сообщение о том, что знаменитый лондонский аукцион антиквариата «Сотбис» намерен предложить в качестве лота выставленные на продажу наследниками награды Эдуарда Стёкля, в числе каковых и орден Белого орла, полученный за продажу Аляски. Предполагалось, что четыре ордена уйдут за 70–90 тыс. фунтов. Увы, сведений о том, были ли ордена куплены, за какую сумму и кем, обнаружить не удалось…

Эдуард Андреевич Стёкль (собственно, фон Штёкль; 1804–1892) никоим образом не может быть отнесён к числу российских дипломатов, как это иногда говорится, «первого гарнитура». Примечательно, что он не удостоился персональной статьи ни в двухтомном Дипломатическом словаре, изданном в 1948–1950 годах, ни в трёхтомном Дипломатическом словаре, изданном в 1985–1986 годах. Так что известно о человеке, продавшем ровно 150 лет назад Аляску (договор о продаже подписан 30 марта 1867 года), не слишком много.

Сын австрийского дипломата, наш герой появился на свет в Константинополе (Стамбуле), на русской дипломатической службе карьеру делал в США, где в 1854 году дослужился до ранга посланника. По тем временам, скажем сразу, это не был первостепенный внешнеполитический пост. Архипрестижными считались должности послов в Лондоне, Париже, Берлине и Вене. Так что место руководителя миссии в Вашингтоне шло в одном ряду с аналогичными в Мадриде или Стокгольме.  Стёкль, видимо, являлся типичным наёмником, этакий дипломат-кондотьер, без малейшего интереса и симпатии к стране-работодателю. Он работал за деньги и во имя денег. Был женат на богатой американке и дружил с госсекретарём Уильямом Генри Сьюардом (1801–1872) — одним из главных «покупателей» Русской Америки.

Россия к приобретению заморских колоний не стремилась. Ещё в 1818 году Александр Первый отказался принять под свой державный скипетр Гавайские острова. Исключительно тёплые отношения, сложившиеся между Россией и Америкой в сер. 60-х годов XIX века, во время войны Севера и Юга, когда флот Александра II прикрыл тылы президента Авраама Линкольна от британской интервенции, создавали условия для продажи американцам Аляски с прилегающими территориями. В Петербурге главным «толкачом» этой идеи выступал брат царя, великий князь Константин Николаевич (1827–1892), генерал-адмирал и председатель Государственного совета. Мы сейчас не начнём спора о том, надо или не надо было продавать Аляску. Россия хотела прочной дружбы с США, хотела больно щёлкнуть по носу Англию, которая лезла на Аляску через Канаду. Главное — это было время грандиозных реформ Александра Освободителя: перевооружалась армия, строились железные дороги. А денег после Крымской войны в казне было маловато.

Сначала речь вообще шла о каких-то пяти млн долларов. Американцам и это казалось много за огромный и малообжитый край. К тому времени на Аляске же нашли золото, но риск его добычи казался весьма серьёзным. Стёкль, развивший бурную деятельность, даже написал в Петербург такое: «Если Соединённые Штаты не хотят платить за Аляску, пусть они берут её бесплатно». Александр II ответил: «Прошу, прошу не говорить ни единого слова об уступке Аляски без компенсации. Считаю опрометчивым подвергать соблазну американскую алчность».

Глава  российской императорской дипломатии князь Александр Горчаков считал сумму в пять млн долларов смехотворной. Американцы упёрлись. Но тут произошло покушение на императора: 4 (16) апреля 1866 года в государя стрелял Дмитрий Каракозов.  Американцы не просто изобразили дежурный реверанс — в Петербург прибыл помощник морского министра Густав Фокс (1821–1883) с текстом специальной резолюции конгресса в поддержку русского самодержца. Фокса принимали с большими почестями, сердце Александра Второго явно растаяло. Стёклю выделили бешеную сумму в 165 000 долларов на подкуп прессы и политиков в Штатах. Хотя идея покупки Аляски американцев тогда всё ещё  не особо грела, удалось договориться о сумме в 7,2 млн долларов. Сколько денег из своего тайного «фонда» Стёкль присвоил, сколько получил оттуда же госсекретарь Сьюард, этого мы, увы, не узнаем. Вышло так, что за один гектар аляскинской земли американцы выложили всего-то 4,74 доллара…

За особое усердие в продаже Аляски от русского царя посланник Эдуард Андреевич Стёкль (его почему-то величают часто бароном) получил единовременно 25 000 рублей, ежегодной пенсии 6000 рублей и тот самый орден Белого орла, с которого мы начали разговор.

Сильного горя от потери Русской Америки у нас в те годы не выказывали, хотя денежная непорядочность Стёкля, о которой знали многие, привела к его отставке уже в 1869 году. Стёклю дали понять, что в России ему более не рады. Он удалился в Париж, где потом и умер.


Игорь АЗАРОВ