В наше время снова громко звучат такие слова — «Север», «Арктика». Это стратегически важная земля, вокруг которой идут международные споры. Освоение этой суровой земли продолжается, до сих пор она таит сотни загадок. Тем важнее для нас подвиг тех, кто в ХХ веке совершил прорыв на Север. Они завоевали для нас Арктику без единого выстрела, хотя ежедневно рисковали жизнью. Одним из первых по мужеству и самоотверженности в шеренгах покорителей необитаемых ледяных островов был герой нашего очерка. Его вклад в освоение Северной Земли и Новой Земли переоценить невозможно.

1

Как-то скромно прошёл в этом году 115-летний юбилей Георгия Алексеевича Ушакова (1901–1963) — выдающегося полярника, одного из основателей Института океанологии Академии наук СССР. Для тех, кто сегодня трудится на арктическом направлении, имя Ушакова остаётся культовым, а его подвиги не забыты. Но широкого резонанса нет, и это несправедливо.

Он вырос в тайге в семье амурского казака. В школу приходилось добираться несколько вёрст. Преодолевать препятствия, сражаться со стихией — что может быть привлекательнее для настоящего охотника? А примером для юного Георгия был старший брат, заядлый таёжный охотник. О путешествиях он узнавал не только из книг. Его воспитателями были золотоискатели, зверобои, охотники за женьшенем. Позже его приметил Владимир Арсеньев — знаменитый путешественник, тонкий знаток природы Дальнего Востока. Арсеньев взял пятнадцатилетнего Георгия в свой отряд полевым рабочим. Это стало настоящим университетом для будущего полярника. Образование он получал урывками. Между сражениями Гражданской войны окончил учительскую семинарию в Хабаровске.

2

Едва завершилась Гражданская война, а в правительстве уже обсуждались дельные программы освоения Севера. В 1926-м Ушакову, недавнему красноармейцу, поручили основать промысловое поселение на острове Врангеля. Это была настоящая полярная работа… К тому же с политическим подтекстом. На остров претендовали канадцы, на нём следовало всерьёз обживаться. Вместе с начальником острова туда отправились с Чукотки девять семейств эскимосов и чукчей — больше 50 человек. Три года прожил он со зверобоями, многому обучал их, но и сам учился: как передвигаться по морским льдам, управлять ездовыми собаками, путешествовать в чёрную полярную ночь, добывать морского зверя, оборудовать лагерь в пути… Эскимосы признали Ушакова вожаком. Организаторский талант, любовь к приключениям, выносливость и смекалка — всё это он проявил в годы работы на Врангеля.

«Я начал работу в Арктике, когда слово «полярник» еще редко встречалось в нашем словаре; советские работы в полярных областях только развертывались», — вспоминал Георгий Ушаков в своей книге «По нехоженой земле». Это не преувеличение.

После работы на далёких островах он вернулся в Москву с репутацией бывалого и способного полярника. Вынашивал планы новых экспедиций — дерзких, небывалых. Мечтал исследовать Северную Землю.

И летом 1930-го началась экспедиция, которая определила судьбу Ушакова, — поход ледокольного корабля «Георгий Седов» к берегам Новой Земли и Земли Франца-Иосифа. Руководил экспедицией, как известно, Отто Шмидт.

Ушакову доверили самое ответственное и опасное задание, которое он, собственно говоря, сам задумал и сформулировал. Это была великая авантюра… Ему и нескольким соратникам предстояло найти западное побережье Северной Земли, в течение двух лет исследовать и нанести на карту всю её территорию и, если потребуется, своими силами выбраться на материк. Базой отряда Ушакова стал небольшой островок Домашний. Сферой изучения — вся Северная Земля, доселе неизвестная.

3

Шмидт наставлял Ушакова: «Никто не знает ни площади, ни устройства, ни характера Северной Земли. Быть может, это территория целого европейского государства, а возможно, совсем незначительное пространство суши. Скорее, однако, первое… Все это должна по-хозяйски выяснить ваша группа».

Отто Юльевич вручил Ушакову документы. В одном из них говорилось: «В случае недостижения кораблями Северной Земли в ближайшие две навигации или каких-либо других условий, выявившихся в период работы на Северной Земле, тов. Ушаков с людьми должен на собаках пересечь пролив Вилькицкого и через Таймырский полуостров выйти в населенные места, откуда продвигаться в г. Ленинград».

Некоторые относились к ушаковцам как к обречённым. Однако тот, кто хорошо знал Георгия Алексеевича, понимал: этот казак в огне не сгорит, в воде не потонет. И всё-таки работать приходилось на грани жизни и гибели, и здоровье своё Ушаков оставил там, на Северной Земле.

Северную Землю открыли, в общем-то, случайно: это произошло в сентябре 1913 года, когда на трассе Северного морского пути работала Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана под началом Бориса Вилькицкого. Если вспомнить роман Вениамина Каверина «Два капитана», один из героев этой книги — капитан Татаринов — открыл Северную Землю до Вилькицкого, но подвиг его остался неизвестным.

Хотя именно Ушаков в труднейших условиях подробно исследовал и оживил Северную Землю. Их было четверо. Сам Георгий Ушаков, геолог Николай Урванцев, каюр и охотник Сергей Журавлёв и радист Василий Ходов. Им удалось многое. Главный памятник той экспедиции — карта архипелага. На базе ушаковцы не засиживались. Месяцы проводили в опасных переходах, досконально изучали архипелаг, сражаясь со стихией.  Им удалось сделать более сотни географических открытий.

4

Та легендарная экспедиция Ушакова закрепила приоритет нашей страны в первичном обследовании, картировании и изучении этого последнего крупного участка суши на карте мира — Северной Земли. Географические открытия ушаковцев позволили осуществить первое сквозное плавание по Северному морскому пути на  «Сибирякове».

В 1935 году Ушаков возглавил рейс на ледокольном пароходе «Садко» в высокие северные широты. «Садко» впервые в истории полярного мореплавания преднамеренно, а не по воле льдов и течений вышел в Центральную Арктику, на большие глубины, где провёл комплексные океанографические и геофизические исследования, что явилось научным преддверием изысканий в околополюсном пространстве и в точке Северного полюса. Ушакову и его коллегам в той экспедиции удалось расшифровать огромное белое пятно на карте между Землёй Франца-Иосифа и Северной Землёй. Они  поставили мировой рекорд свободного плавания во льдах (82°42′ с.ш.). Открыли первую в истории изучения Арктики глубоководную комплексную научную станцию, которая, среди прочего, обнаружила у берегов Северной Земли ветвь тёплого течения Гольфстрим. В той же экспедиции — последней в его жизни — был  открыт остров, получивший имя Ушакова.

5

Судьба землепроходца сложилась так, что постарел он раньше срока. И рано стал патриархом в своём деле. Он поселился в престижном, нарядном Доме полярников на Тверском бульваре. Писал воспоминания, помогал молодым. Рисовал. Он замечательно рисовал!  Коллеги отмечали его высокую порядочность. Он никогда не предавал товарищей — даже в те годы, когда опалы и репрессии не были абстракцией. Он стал видным организатором научной жизни. Пробивал бюрократические стены. Так бывает с героями: главное сделано в молодости, но важно достойно прожить, будучи прославленным и остепенённым. А чествовали его пышно.

6 - Северная ЗемляСеверная Земля

«По смелости осуществления новых экспедиций в неисследованные места Арктики, по тщательности и обилию полученных научных материалов он является блестящим продолжателем прекрасных традиций русской географической науки. Его географические исследования и открытия в Арктике являются самыми крупными достижениями 20-го века по исследованию полярных стран», — писал академик Владимир Обручев. Мало кто удостаивается таких определений ещё при жизни… Ушаков познал заслуженную славу.  Одна беда: он не стал Героем Советского Союза. Знатоки не сомневаются, что он бы удостоился этого звания, если бы экспедиция на Северную Землю случилась на два-три года позже… Героя постфактум Ушакову не дали.

7 - Остров Домашний. Могила Георгия УшаковаОстров Домашний. Могила Георгия Ушакова

Он прожил недолго. Здоровье, подорванное в экспедициях, давало сбои. Он завещал похоронить себя на Северной Земле, которую изучил как никто. Последнюю волю учёного выполнили: урну с прахом выдающегося землепроходца доставили на остров Домашний и замуровали в бетонную пирамиду. Там — последнее пристанище Георгия Ушакова.

8 - Дом Полярников в МосквеДом полярников в Москве


Александр ОРЛОВ