РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: УРОКИ ИСТОРИИ*

7.04.2017
Внутрипартийная схватка
Александр Елисеев,
кандидат исторических наук

Журнал "Историк" №4 (28) апрель 2017
Приезд Ленина из эмиграции стал одним из ключевых событий революции 1917 года. Сразу же по прибытии вождь большевиков выдвинул новый политический курс, что привело к изменению соотношения сил как внутри большевистской партии, так и за ее пределами
Ленин вернулся в Петроград 3 (16) апреля 1917 года. И буквально в тот же день на заседании большевистского актива в бывшем особняке Матильды Кшесинской заявил о необходимости продолжения революции и превращения ее в социалистическую. Это был один из самых драматичных моментов в истории большевистской партии – партии, которая чуть больше чем через полгода захватит власть в огромной стране.
ДВА ПРОТИВ ТРИНАДЦАТИ
По воспоминаниям одного из социал-демократов, Лев Каменев, вошедший в редакцию «Правды» по возвращении из туруханской ссылки и на тот момент определявший главным образом линию большевиков, пришел от речи Ленина в ужас и воскликнул: «Подождите, подождите же!»

Но ждать Владимир Ильич собирался меньше всего. Уже на следующий день он представил свои знаменитые «Апрельские тезисы», в которых призывал передать всю власть Советам. Это вызвало среди большевиков (не говоря уже о более умеренных социалистах) самый настоящий шок. Ленина поддержали только двое – Александр Шляпников и Александра Коллонтай. 6 (19) апреля состоялось заседание Бюро ЦК, на котором с резкой критикой тезисов выступил Каменев. Он заявил о том, что если ленинские положения будут приняты, то партия превратится в группу пропагандистов. В этом его поддержал другой лидер большевиков – Иосиф Сталин.

В итоге 8 (21) апреля Петербургский комитет РСДРП(б) отклонил тезисы тринадцатью голосами против двух (при одном воздержавшемся). Накануне газета «Правда» – печатный орган большевиков – опубликовала тезисы вернувшегося из эмиграции вождя с большим скрипом, не преминув сообщить читателю, что это «личное мнение Ленина».

Мало кто мог тогда представить, что не пройдет и месяца, как Ленин со своей радикальной программой одержит победу и начнет планомерную борьбу за власть уже не в самой партии, а в стране. Кстати сказать, именно в процессе этого впечатляющего идеологического блицкрига в большевистской партии и начал формироваться культ ее лидера, чуть позже получивший название «ленинизм».
«КОТОРЫЕ ТУТ ВРЕМЕННЫЕ?»
Пока Ленин был далеко от России, среди большевиков и их руководства после февральских событий 1917 года кипели нешуточные страсти. Самые ожесточенные споры шли по поводу отношения к Временному правительству.

Уже в первые дни Февральской революции Русское бюро ЦК (Александр Шляпников, Вячеслав Молотов) выступило против какой-либо поддержки «временных» – за переход власти к Совету рабочих депутатов и сформированному им Временному революционному правительству. В этом Русское бюро ЦК оказалось солидарно с Лениным, который из своего эмигрантского далека заклинал товарищей от каких бы то ни было соглашений с «буржуазно-демократическим» правительством. А Выборгский райком Петрограда вскоре и вовсе занял радикальную позицию, требуя свержения Временного правительства и немедленной передачи власти в руки «рабочих». Однако Петербургский комитет, возглавляемый Львом Михайловым, издал специальную резолюцию, провозглашавшую отказ от намерений препятствовать Временному правительству.

Лев Каменев
Конец этим колебаниям положили триумвиры – Лев Каменев, Матвей Муранов и Иосиф Сталин. Авторитетные и заслуженные большевики, они вернулись в Петроград из ссылки сразу же после начала революции и взяли в свои руки партийный орган – газету «Правда», оттеснив от лидерства Русское бюро ЦК во главе со Шляпниковым. Шляпников назвал произошедшее 14 (27) марта «редакционным переворотом».

Теперь официальной позицией большевиков стал курс на критическую поддержку Временного правительства и сближение с другими социалистическими партиями. Каменев даже выступал за доверие Временному правительству «постольку, поскольку» оно борется с остатками самодержавия. Газета «Правда» начала демонстративно проводить умеренный курс с середины марта.

Все это донельзя разозлило Ленина: будучи еще в Швейцарии, в ответ на публикации «Правды» он написал свои «Письма из далека». Ленин резко обрушился на «соглашателей»: «Кто говорит, что рабочие должны поддерживать новое правительство в интересах борьбы с реакцией царизма (а это говорят, по-видимому, Потресовы, Гвоздевы, Чхенкели, а также, несмотря на всю уклончивость, и Чхеидзе), тот изменник рабочих, изменник делу пролетариата, делу мира и свободы».

Владимир Ильич назвал имена меньшевистских деятелей, но он явно имел в виду и тогдашнее руководство большевиков. Оно это отлично понимало, потому и опубликовало всего лишь одно его письмо из пяти. Триумвират не желал «смущать» партийный актив, поддержкой которого он сумел заручиться во время Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов, проходившего с 29 марта (11 апреля) по 3 (16) апреля. Тогда Сталину удалось добиться, чтобы большевики приняли резолюцию, где говорилось всего лишь о «бдительном контроле» над Временным правительством. При этом они поддержали общую резолюцию совещания, в которой Советы расписались в своей лояльности «временным». Более того, большевики согласились с необходимостью прекратить действия, дезорганизующие фронт. Одновременно была начата широкая дискуссия об объединении с меньшевиками.

Надо сказать, что еще в середине марта Каменев, по выражению историка Алексея Сахнина, «ввел в употребление совершенно беспрецедентную для большевизма логику оборончества», заявив: «Когда армия стоит против армии, самой нелепой политикой была бы та, которая предложила бы одной из них сложить оружие и разойтись по домам. Эта политика была бы не политикой мира, а политикой рабства, политикой, которую с негодованием отверг бы свободный народ. Нет, он будет стойко стоять на своем посту, на пулю отвечая пулей и на снаряд – снарядом. Это непреложно». Позиция Сталина была более ортодоксальной, но он не выступал против курса Каменева, возобладавшего в «Правде».

Все в тот же день, 14 (27) марта, когда произошел «редакционный переворот», триумвиры представили для обсуждения в Исполкоме Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов свой проект воззвания «К народам мира». Среди прочего там содержались положения, которые вполне могли быть восприняты как оборонческие: «Пусть не рассчитывают Гогенцоллерны и Габсбурги поживиться за счет русской революции. Наша революционная армия даст им такой отпор, о каком не могло быть и речи при господстве предательской шайки Николая Последнего. <…> Война до полной победы, до полного разгрома Германии – не наш лозунг. Это лозунг нашей империалистической буржуазии, которую мы держим в руках. <…> Наша же непреклонная воля – воевать с империализмом до конца, до полной победы демократии».
«ВНУТРЕННИЕ» БОЛЬШЕВИКИ
Безусловно, «внутренние» большевики, при всем уважении к Владимиру Ленину, чувствовали свое некое превосходство над «внешним», долгие годы проведшим в эмиграции и вот теперь прибывшим в Россию «делать революцию». Причем это чувство возникло задолго до 1917 года. И тут уместно вспомнить про Иосифа Сталина, который в первые месяцы после Февральской революции был ближайшим соратником Льва Каменева.

В свое время Иосиф Виссарионович, руководивший бакинским центром РСДРП, весьма критически высказывался в адрес эмигрантских партийных центров. Историк Юрий Емельянов даже считает возможным говорить о «бакинской революции» в стане социал-демократов, лидером которой выступил Сталин. В 1909-м он опубликовал критическую статью «Партийный кризис и наши задачи». В ней отмечалось резкое снижение численности и влияния партии, а также отрыв ее руководства от широких масс. Причем ответственность за это возлагалась не только на меньшевиков, но и на большевиков. А ЦК РСДРП, возглавляемый тогда Лениным, и вовсе был назван «фиктивным центром». Сталин писал: «Да и странно было бы думать, что заграничные органы, стоящие вдали от русской действительности, смогут связать воедино работу партии». Он достаточно жестко критиковал интеллигентов-эмигрантов, призывая опираться на русских рабочих, ведущих борьбу в самой России.

Тогда позиция Сталина была решительно поддержана Бакинским комитетом. Ленин в этих условиях не рискнул идти на конфронтацию с влиятельными подпольными лидерами, за которыми стояли реальные и работающие социал-демократические организации. Опасаясь раскола, он пошел навстречу Сталину и его единомышленникам. Сталин вместе с двумя другими «бакинцами» был включен в состав ЦК. Более того, при ЦК решили создать Русское бюро в составе 10 человек. Помимо «бакинцев» в него вошли, по определению Юрия Емельянова, «партийцы пролетарского происхождения, работающие на производстве», в том числе Алексей Бадаев и Михаил Калинин.

Впоследствии Сталин и Каменев вместе отбывали ссылку в Туруханском крае, и неудивительно, что на какой-то период они оказались ближе друг к другу, чем к Ленину.
БИТВА ТЕОРЕТИКОВ
Лидировал в триумвирате умеренных большевиков Каменев. С Лениным он был знаком с 1902 года и с тех пор находился под его влиянием. Уже в 1907-м Каменев вошел в ЦК РСДРП. В 1914-м он стал редактором «Правды», не ограничиваясь, впрочем, одной лишь газетной деятельностью. Его биограф Юрг Ульрих пишет: «Лев Борисович не только консультировал большевистскую фракцию в Думе, но и координировал взаимодействие депутатов-большевиков с партийными организациями, рабочими клубами и профсоюзами, а также поддерживал связь с находившимися в эмиграции партийными деятелями, особенно с Лениным и Зиновьевым в Кракове, – одним словом, являлся подлинным руководителем массового пролетарского движения в столице. Это придало Каменеву такое чувство уверенности в себе, что он счел возможным не публиковать некоторые статьи Ленина о «ликвидаторах»».
Манифестация фронтовиков-инвалидов в Петрограде, поводом к которой стали антивоенные выступления большевиков. 16 апреля 1917 года
Каменев пользовался большой популярностью и как теоретик, и как практик революционного движения, принимавший в нем непосредственное участие и направлявший его изнутри, в России, в условиях постоянной опасности. И последним он отличался от Ленина, который, будучи блестящим политиком, значительную часть своей дореволюционной жизни провел в эмиграции, вдали от родной страны.

На следующий день после публикации «Апрельских тезисов» в «Правде» там же вышла статья Каменева «Наши разногласия», где мнение Ленина было представлено исключительно как его личное, не совпадающее с позицией большинства. Автор заявил: «…мы надеемся отстоять свою точку зрения как единственно возможную для революционной социал-демократии, поскольку она хочет и должна до конца остаться партией революционных масс пролетариата…»

Каменев подчеркивал: «Что касается общей схемы т. Ленина, то она представляется нам неприемлемой, поскольку она исходит от признания буржуазно-демократической революции законченной и рассчитана на немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую». Юрг Ульрих обращает внимание на то, что само название статьи – «Наши разногласия» – «было заимствовано у Плеханова, который под таким заголовком опубликовал в 1885 году свое сочинение», посвященное критике народников. «Фактически Лев Борисович сравнивал себя, таким образом, с Плехановым, – отмечает исследователь, – а народникам уподоблял Ленина, демонстрируя свое превосходство над ним».

Впрочем, на этом Каменев не остановился: 12 (25) апреля он опубликовал новую критическую статью – «О тезисах Ленина». В ней он обвинял Владимира Ильича в том, что тот игнорирует российские реалии. По мнению Каменева, Ленин желал втянуть Россию в конфликт с союзниками, заключив мир, а надо было бы начать широкую народную кампанию за мир, таким образом продемонстрировав пролетариату всех стран необходимость выступления против собственных правительств. При этом автор статьи соглашался с Лениным в том, что народные массы излишне доверяют своим правительствам, однако утверждал, что в России демократическая революция еще не закончена и было бы ошибочным в этих условиях идти на конфликт с «буржуазно-демократическим» (Временным) правительством. Согласно Каменеву, в текущий момент рабочие выдвигали демократические требования, что свидетельствовало об их буржуазно-демократической ориентации.
Владимир Ленин, вернувшийся в Петроград из эмиграции, сразу заявил о необходимости продолжения революции и превращения ее в социалистическую. На фото: Ленин выступает в Таврическом дворце. Апрель 1917 года
Однако все публицистические усилия Каменева пропали даром. Авторитет Ленина был огромен, и он сумел переубедить своих товарищей по партии. Этому помог и настрой новых членов РСДРП(б), приток в которую после Февральской революции оказался массовым. В отличие от партийцев-подпольщиков «новички» мало задумывались о «чистоте марксизма» и не хотели ждать, пока «буржуазно-демократический период» исчерпает себя. Они хотели продолжения революции «здесь и сейчас». В результате VII Всероссийская конференция РСДРП(б), которая проходила в Петрограде с 24 по 29 апреля (7–12 мая), одобрила ленинские тезисы и взяла курс на новую революцию.
ВЫХОД ИЗ СУМРАКА
Ленин победил не только благодаря своему авторитету, но и благодаря тому, что сумел сообщить своим соратникам смысл политического существования. Вот, например, характерное выступление большевички Людмилы Сталь на Петроградской общегородской конференции, работавшей с 14 (27) по 22 апреля (5 мая) 1917 года: «Все товарищи до приезда Ленина бродили в темноте. Были только одни формулы 1905 года. Видя самостоятельное творчество народа, мы не могли его учить. Обращаясь к товарищам Выборгского района, я предлагаю им учесть всю важность момента; нужно осветить момент так, как это сделал т. Ленин. Наши товарищи смогли только ограничиться подготовкой к Учредительному собранию парламентским способом и совершенно не учли возможности идти дальше. Приняв лозунги Ленина, мы сделаем то, что нам подсказывает сама жизнь».

Действительно, до апрельского ленинского поворота большевики склонялись к тому, чтобы просто осуществлять так называемый «контроль» над буржуазным Временным правительством. Ну и в чем же тогда заключалось бы их отличие от меньшевиков? А если никакого отличия не было, то к чему существовать в качестве отдельной партии? Собственно, потому и началось движение за воссоединение с меньшевиками. Но тут, как некий политический мессия, явился Ленин, который сразу же придал новый смысл всему партийному бытию – двигать революцию вперед и передать власть принципиально новым структурам управления.

Это вскоре стало очевидно всем, включая тех, кто поначалу выступал против тезисов Ленина. Яркий тому пример – будущий «всероссийский (всесоюзный) староста» Михаил Калинин. Он вообще посчитал нужным невероятно тщательно расшаркаться перед Лениным, употребив редкое (тогда еще!) слово «ленинизм»: «Я принадлежу к старым большевикам-ленинистам и тем не менее считаю, что старый ленинизм вовсе не оказался непригодным для настоящего своеобразного момента, и удивляюсь заявлению т. Ленина о том, что старые большевики стали помехой в настоящий момент. Наоборот. Стоит прочесть наш первый документ во время революции – манифест нашей партии, и вы убедитесь, что наша картина революции и наша тактика ничуть не расходились с тезисами т. Ленина». Не зря потом Калинин переживет (как политически, так и физически) многих «старых большевиков»!

Расписался в своем «ленинизме» и Каменев, который еще недавно ощущал себя лидером РСДРП(б). «Если вспомните резолюцию, предложенную мной на съезде Советов рабочих и солдатских депутатов [имеется в виду Всероссийское совещание, проходившее в конце марта – начале апреля. – А. Е.], вы увидите, что первая часть этой резолюции совершенно сходится с резолюцией т. Ленина», – заверял он.

Впрочем, у него был собственный взгляд на характер отношений с Временным правительством, безусловно отличный от ленинского. «Между Временным правительством и Советом рабочих депутатов существует договор. Если мы рекомендуем порвать этот договор, надо это сказать. Этот договор создан определенным соотношением сил. Если договор порвать вы предлагаете завтра, то надо сказать, что надо делать сегодня. Скажем ли мы солдатам, что надо делать сегодня? <…> Поскольку вы не призываете к свержению Временного правительства сейчас, призывайте сейчас, как это делается в нашей резолюции, к контролю над ним», – говорил он на Петроградской общегородской конференции.
Представители Советов рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце. Среди них (в первом ряду) – Николай Чхеидзе, Матвей Скобелев, Ираклий Церетели, Юрий Стеклов. Петроград, апрель 1917 года
Тут два ключевых слова – «вы» и «контроль». Каменев вроде бы не отделял себя от ленинцев, но обращался к ним – «вы», явно указывая на некую дистанцию. И опять-таки – требование «контроля» над Временным правительством. Ленин немедленно заметил «подножку». Ну еще бы, с его-то опытом политической борьбы! «Контролировать без власти нельзя. Контролировать резолюциями и пр. – чистейшая ерунда. Контроль – изживание мелкобуржуазной иллюзии, туман», – заявил он.

Каменев не сдавался и внес свои поправки в проект политической резолюции на VII Всероссийской конференции РСДРП(б): «Конференция призывает революционную демократию осуществлять самый бдительный контроль над действиями Временного правительства… Конференция вместе с тем предостерегает от дезорганизующего в настоящий момент лозунга «свержения правительства», могущего затормозить ту длительную работу просвещения и организации масс, которая является основной задачей партии».

И что же? Материалы конференции суровы и лаконичны: «Все поправки т. Каменева были отклонены». Вчерашний соратник Сталин тоже отвернулся от него, перейдя на сторону Ильича…

НОВЫЕ СОЮЗНИКИ
Между тем конференция не во всем поддержала и Ленина. Так, ее участники отказались менять название партии на «коммунистическую» – это произойдет лишь через год, на VII съезде. Кроме того, было отклонено предложение Ленина покинуть пацифистское Циммервальдское объединение и создать новый Интернационал. Сама ленинская резолюция о текущем моменте была принята с перевесом всего в 24 голоса. Наконец, правые оппозиционеры смогли провести в ЦК четырех своих представителей – Льва Каменева, Виктора Ногина, Владимира Милютина и Георгия Федорова.

Политическая часть резолюции гласила: «Необходима длительная работа по прояснению классового пролетарского сознания и сплочению пролетариев города и деревни против колебаний мелкой буржуазии, ибо только такая работа обеспечит успешный переход всей государственной власти в руки Советов рабочих и солдатских депутатов или других органов, непосредственно выражающих волю большинства народа».

Здесь все очень умеренно и выдержанно: предполагался «переход всей государственной власти в руки Советов», но не было требования немедленного свержения правительства. В то же время обошлось без всякой «иллюзии контроля».

Принятие «Апрельских тезисов» имело и еще одно значимое последствие: оно способствовало сближению большевиков с радикалами из небольшой, но весьма активной «Межрайонной организации объединенных социал-демократов», во главе которой встал Лев Троцкий, вернувшийся из эмиграции в Россию в мае. В итоге межрайонцы вступили в РСДРП(б), заняв много важных руководящих должностей, а их лидер стал вторым человеком в партии.

Хотя до этого Ленин и Троцкий весьма остро полемизировали и Лев Давидович даже удостоился от Владимира Ильича весьма обидного эпитета «Иудушка», с этого момента они составили прочный тандем, который сыграл решающую роль в дальнейшей судьбе русской революции.
ТЕЗИСЫ ИЛЬИЧА
Свой новый курс Ленин представил в знаменитых «Апрельских тезисах», где обозначил «задачи пролетариата в данной революции»
О ВОЙНЕ
В нашем отношении к войне, которая… и при новом правительстве… безусловно остается грабительской империалистской войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству». На революционную войну… сознательный пролетариат может дать свое согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве на деле со всеми интересами капитала. Надо… доказывать, что кончить войну истинно демократическим, не насильническим, миром нельзя без свержения капитала. Организация самой широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии. Братанье.
О РЕВОЛЮЦИИ
Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, – ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства. Этот переход характеризуется, с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчассамая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами и, наконец, доверчиво-бессознательным отношением их к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма.
О ПРАВИТЕЛЬСТВЕ
Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа от аннексий.
О СОВЕТАХ
Признание факта, что в большинстве Советов рабочих депутатов наша партия в меньшинстве, и пока в слабом меньшинстве, перед блоком всехмелкобуржуазных оппортунистических, поддавшихся влиянию буржуазии и проводящих ее влияние на пролетариат, элементов… Разъяснение массам, что Советы рабочих депутатов есть единственно возможная форма революционного правительства и что поэтому нашей задачей, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, может явиться лишь терпеливое, систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс, разъяснение ошибок их тактики. Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок.
О БУДУЩЕМ ГОСУДАРСТВЕ
Не парламентарная республика, – возвращение к ней от Советов рабочих депутатов было бы шагом назад, – а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху. Устранение полиции, армии [то есть замена постоянной армии всеобщим вооружением народа], чиновничества. Плата всем чиновникам, при выборности и сменяемости всех их в любое время, не выше средней платы хорошего рабочего.
ОБ АГРАРНОМ ВОПРОСЕ
Конфискация всех помещичьих земель. Национализация всех земель в стране, распоряжение землею местными Советами батрацких и крестьянских депутатов. Создание из каждого крупного имения (в размере около 100 дес. до 300 по местным и прочим условиям и по определению местных учреждений) образцового хозяйства под контролем батрацких депутатов и на общественный счет.
О БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ
Слияние немедленное всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны Советов рабочих депутатов.
О СОЦИАЛИЗМЕ
Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны Советов рабочих депутатов за общественным производством и распределением продуктов.
О ПАРТИИ
Партийные задачи:

а) немедленный съезд партии;

б) перемена программы партии, главное:

1) об империализме и империалистской войне,

2) об отношении к государству и наше требование «государства-коммуны» [то есть такого государства, прообраз которого дала Парижская Коммуна],

3) исправление отсталой программы-минимум;

в) перемена названия партии [вместо «социал-демократии», официальные вожди которой во всем мире предали социализм, перейдя к буржуазии («оборонцы» и колеблющиеся «каутскианцы»), надо назваться Коммунистической партией].

ОБ ИНТЕРНАЦИОНАЛЕ
Обновление Интернационала. Инициатива создания революционного Интернационала, Интернационала против социал-шовинистов.
ЧТО ПОЧИТАТЬ?
ЛОГИНОВ В.Т. Неизвестный Ленин. М., 2010

ШУБИН А.В. Великая Российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года. М., 2014
* При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».