РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: УРОКИ ИСТОРИИ*

20.12.2016
Распутин:
жизнь после смерти
Владимир БУЛДАКОВ,
доктор исторических наук

Журнал "Историк" №12 (24) декабрь 2016
При жизни «старцу» приписывали всякое. Но в полном объеме «распутинская легенда» сложилась уже после его гибели
Своей смертью Распутин сыграл едва ли не большую роль в истории России, чем при жизни. Именно с момента его убийства следовало бы вести хронику эскалации революционного насилия в стране. Общество восприняло его гибель как избавление. Убийцы предстали в тоге народных героев. Это был своеобразный сигнал: можно!

Свидетельств противоестественной реакции на убийство «старца» предостаточно. Восторженные эмоции нашли отражение в дневниках и мемуарах самых разных людей. О таком отклике на гибель Распутина свидетельствуют материалы перлюстрации (соответствующее ведомство имело обыкновение читать переписку всех «подозрительных», включая членов Государственного совета и епископов). Остается только удивляться: люди словно не замечали, что совершилось заурядное уголовное преступление…

РАСПУТИН – «РЕВОЛЮЦИОНЕР»
Если верить свидетельству главного заговорщика, члена Государственной Думы Владимира Пуришкевича, то один из солдат, охранявших дворец князей Юсуповых, узнав о случившемся, бросился его целовать, другой же промолвил: «Слава Богу, давно следовало». А пришедший на выстрелы городовой якобы выразил полное сочувствие убийству «злейшего врага царя и России». Свидетельство выглядит правдоподобно.

В свою очередь, попытка императора тихо скрыть убийство Распутина дала неожиданный эффект: имена убийц оказались у всех на устах. Уголовного преследования преступников не было. Даже люди, преданные режиму, были, мягко говоря, удивлены. По их мнению, это означало оправдание политического убийства.

Хронику эскалации революционного насилия в стране следовало бы вести с момента убийства Распутина
Рассказывали, что как-то на перроне вокзала к Пуришкевичу подошел громадного роста казачий офицер и «от лица русской армии» демонстративно выразил признательность за уничтожение «окаянного пса». Сцена завершилась громовым «Ура!» офицеров и солдат, выгружавшихся из воинского эшелона.

В столице в новости о случившемся поначалу не верили, а потом возликовали буквально все: купцы, разносчики газет, городовые. «…Радовалась, что одним гадом меньше, и не было ни капли человеческой жалости, – записывала на страницах своего дневника виднейшая кадетская дама Ариадна Тыркова. – Распутин и те, кто его слушались, убили столько молодых жизней, что одной смертью с ними не расквитаешься».

«Необычайно людно, светло, оживленно отчасти потому, что… по всей Москве быстро разнеслись слухи, что убит Распутин, и убит в юсуповском доме…» – для истории осталась и такая дневниковая запись, сделанная в Первопрестольной. В провинции на «радостное» известие реагировали не менее показательно: «…утоплен Распутин! Пришел Гришкиным фаворитам конец».

Общественность торжествовала: на симфонических концертах требовали исполнения гимна – «по случаю победы». «Я был на концерте Зилоти в Мариинском театре, – писал искусствовед Николай Пунин. – Имя Распутина не сходило с губ. После антракта парой смельчаков был потребован гимн; толпа поддержала тотчас же, театр гремел, настаивая на гимне. Гимн сыгран». Даже в тихой курортной Ялте весть об убийстве Распутина породила волну нездорового, одобрительного любопытства. Люди в большинстве своем вздохнули: наконец-то!

Некоторые монархисты увидели в случившемся своего рода ритуально-очистительный акт – «проявление милости Божией», спасающей царя и империю. Но убийство Распутина прочности шатающемуся трону не добавило. В начале февраля 1917 года некий автор писал из Петрограда в Москву: «…не видно и конца внутренней неразберихи… Будет одна лишь реакция… новый Распутин…»

Однако случилась революция. После падения монархии профессор-богослов Александр Беляев, известный, в частности, исследованием «О безбожии и антихристе», записал в дневник: «Тысячи революционеров не уронили так самодержавия, монархию, трон и династию Романовых, как эта германка [императрица. – В. Б.] со своим гнусным Распутиным…» После убийства «старца» венценосную семью словно продолжила дискредитировать его «тень». Получается, что легенды бывают сильнее реальных людей…

«АНГЛИЧАНЕ ВЕЛИ ПОКУШЕНИЕ НА РАСПУТИНА»
Могла ли британская разведка стоять за убийством Григория Распутина? С этим вопросом журнал «Историк» обратился к главному научному сотруднику Института всеобщей истории РАН, доктору исторических наук, профессору Евгению Сергееву
Ключевые вопросы любого следствия – кому выгодно и каковы мотивы. Так сложилось, что к концу 1916 года многим была выгодна смерть Распутина. В том числе и британским спецслужбам, полагавшим, что «старец» вполне может устранить царя, приведя к власти путем верхушечного переворота наследника Алексея при регентстве царицы, которую легко склонить к сепаратному миру с немцами…
Все будет хор
– Есть ли в архивах какие-то доказательства, что английская разведка причастна к убийству Распутина?

– Первое, что у нас есть, – это воспоминания и сохранившаяся переписка самих британских разведчиков, которые находились в это время в Петрограде. Причем находились совершенно официально. Это было так называемое Русское бюро МИ-6 (или Secret Intelligence Service, Секретной разведывательной службы Британии) во главе с Сэмюэлем Хором. Еще в начале Первой мировой войны группа в составе трех офицеров разведки была направлена в Петроград для связи с Генеральным штабом России. К марту 1916 года она увеличилась до 17 человек. Вместе с русскими военными британцы занимались координацией разведывательной работы против Центральных держав, особенно против Германии и ее флота на Балтике, примерно до середины 1918 года. Главную же роль в этом деле играл лейтенант (с 1917 года капитан) Освальд Рейнер – друг Феликса Юсупова, с которым они вместе учились в Оксфорде.

Второй момент – это воспоминания Юсупова, а также поручика Сергея Михайловича Сухотина, еще одного участника убийства, в которых можно найти не прямые, но косвенные свидетельства того, что некоторые из членов этой группы семнадцати могли быть причастны к смерти Распутина.

Что касается архивных материалов, то архивы МИ-6 по-прежнему закрыты, получить к ним доступ сегодня невозможно. Правда, в российских архивах, в частности в материалах Чрезвычайной следственной комиссии, которая была создана Временным правительством для расследования деятельности царских министров и военных, тоже можно отыскать что-то по этому вопросу. Хотя по приказу Александра Керенского дело об убийстве «старца» было достаточно быстро закрыто.

Некоторые материалы мы можем найти и в фондах Департамента полиции МВД, которое вело следствие непосредственно после убийства, еще до Февральской революции. Расследованием руководил директор Департамента полиции Алексей Васильев, и эта версия также тогда рассматривалась.

Интересно, что Николая II довольно быстро поставили в известность о британской версии убийства Распутина и в связи с этим император даже вызывал для разговора Джорджа Бьюкенена, посла в Петрограде. Тот, в свою очередь, обратился к уже упоминавшемуся Хору, резиденту разведки и главе Русского бюро МИ-6 на берегах Невы, который, что важно, не находился в прямом подчинении у посла, с вопросом, участвовали ли представители британских спецслужб в ликвидации фаворита императорской семьи. Разумеется, Хор ответил категорическим «нет».

Однако при этом известно, что уже через несколько часов после устранения «старца» он отправил в штаб-квартиру Secret Intelligence Service срочную телеграмму с сообщением об убийстве, которое, по его словам, должно было открыть новую страницу в истории не только России, но и всей Европы. Еще в Петрограде не знали об этом, да и тело убитого не было найдено, а он сообщает такую сенсационную новость…

Пуля, выпущенная из Webley
– Если говорить о самой ночи убийства Распутина, то какова могла быть роль британских разведчиков?

– Важная деталь состоит в том, что, по наиболее достоверной версии, один из выстрелов (всего было четыре, хотя в теле убитого нашли только три пули) был сделан из британского револьвера Webley .455, а два других – из оружия, которое обычно использовали русские офицеры. Какой из выстрелов явился смертельным, точно сказать трудно. Кстати, в 2004 году вышел фильм телеканала BBC, где, конечно, утверждается, что покушение организовали и совершили британцы, а русские были, так сказать, у них на подхвате.

Как показывают доступные нам сегодня данные судебно-медицинской экспертизы, вот этот – назовем его английским – выстрел был сделан уже в агонизирующую или мертвую жертву. Дело в том, что одна из предыдущих пуль попала в печень, а после этого человек просто не может прожить больше 20 минут. Кроме того, та же экспертиза установила, что голова и тело Распутина были серьезно повреждены, то есть его перед смертью еще и зверски избивали, а возможно, пытали. Не думаю, что этим занимались британцы.

Остается вопрос про револьвер Webley. Этот выстрел, скорее всего, был сделан лейтенантом Рейнером. Но стопроцентных доказательств нет, хотя в одном из писем британских агентов, датированном началом января 1917 года, упоминается о том, что Рейнер «занят упрятыванием концов в воду».

– Но были ли британские разведчики организаторами покушения?

– Однозначно могу сказать, что непосредственно операцию по ликвидации Распутина руководство МИ-6 не планировало. Объясняется это тем, что к осени 1916 года британской разведке было достоверно известно, что в различных кругах высшего эшелона российской власти – среди военных, чиновников, даже близких родственников царя – зреют планы по устранению «старца». То есть брать инициативу на себя британцам просто не было нужно – достаточно, что называется, лишь вести операцию.

Рейнер прекрасно владел тремя языками, включая русский, и, на мой взгляд, отлично знал, что планирует группа Юсупова. Доказательством служат неопубликованные воспоминания Хора, найденные мною в его личных бумагах, которые хранятся в Кембриджском университете. Хор упоминает о визите к нему в начале декабря 1916 года известного националиста и будущего участника убийства Владимира Пуришкевича, который заявил, что «он и его друзья решили ликвидировать Распутина в ближайшее время». И англичане, не разрабатывая операцию, как говорится, вели ее, контролируя основные действия Юсупова, Пуришкевича и других.

– А сами русские заговорщики были в курсе, что их игра не вполне самостоятельна?

– Я думаю, да. Уверен, что Феликс Юсупов также делился с сообщниками этой информацией.

– И это не смущало их патриотические чувства?

– Полагаю, что нет, хотя многих, того же Пуришкевича, англофилом не назовешь. Но они, по всей вероятности, считали, что делают общее дело, и это важнее всего. Ради спасения царской семьи от такого зла, коим они все видели Распутина, черносотенец Пуришкевич готов был блокироваться даже с англофилами. Ну а Юсупов, как и участвовавший в убийстве великий князь Дмитрий Павлович, безусловно, был англофилом, тут вообще никаких проблем: они и так были настроены на продолжение войны, на тесный союз с Британией.

Что касается Распутина, то все прекрасно знали, что он был против вступления в войну изначально. Но, опять же, я не стал бы говорить, что он являлся каким-то там германофилом. Нет, его главная цель состояла в том, чтобы сохранить императорскую семью. А значит, в условиях уже идущей войны он понимал и то, что резкий разрыв с Англией мог быть чрезмерно рискован.

– В Британии действительно думали, что Распутин может склонить Россию к выходу из войны?

– В 2000 году журналист Олег Шишкин опубликовал книгу «Убить Распутина: британская разведка и розенкрейцеры устраняют фаворита». Она, конечно, с претензией на сенсацию и полна конспирологических предположений. Но почему я о ней упоминаю? Потому что Шишкин одним из первых предложил версию, косвенные подтверждения которой действительно можно найти в источниках, – о том, что Распутин участвовал в дипломатическом зондаже возможности начала закулисных переговоров с Германией и планировал использовать Юсупова как эмиссара, который поедет с этой целью в Стокгольм. Так что цель визита Распутина в Юсуповский дворец заключалась не только в том, чтобы провести время с женой князя Ириной, как обычно считается, но и в том, чтобы обсудить будущую поездку Феликса. И я думаю, что офицеры МИ-6 были в курсе попыток царского фаворита нащупать контакты с противником через нейтральную страну.

Однако при этом у нас есть многочисленные свидетельства того же Бьюкенена о том, что Николай был твердо настроен на продолжение войны до победы, что он был против любых сепаратных переговоров. И, что бы там ни говорили, скорее всего, такого же мнения придерживалась и Александра Федоровна: едва ли она рискнула бы пойти против воли императора в столь значимом вопросе.

Распутинщина без Распутина
История сыграла с царизмом неожиданную и потому особенно коварную штуку. В информационной сфере появился настоящий памфлетный «таран» против всей системы, представшей немощной в самом вульгарном смысле слова. Что до паясничающих низов, то, похоже, парадоксальная формула «Сухой закон придумал пьяница Распутин», спаивающий, в свою очередь, царя, устраивала их более всего.

В декабре 1916 года искренние монархисты признавали свое бессилие перед народной молвой. «Распутинщина… как гангрена, разъедала общественное мнение… Весь внутренний развал власти приписывался Распутину и государыне, – отмечал князь Владимир Друцкой-Соколинский, один из наиболее преданных престолу губернаторов. – Общество негодовало, кричало и злословило… Неслись двусмысленные словечки, сплетни и слухи. Растлевающий разврат цвел махровым цветком». Почитатели «старца» между тем не угомонились. Говорили, что поклонницы Распутина «берут в склянки воду с того места, где его труп был брошен». Суеверия множились.

Колоссальный урон нанесла распутинщина авторитету Русской православной церкви. Некий священник из Тюмени 4 февраля 1917 года писал митрополиту Питириму (Окнову) в Петроград: «Владыко, оглянись вокруг своей паствы и посмотри, сколько червей подтачивают ее… О стыд, о позор. На твоих глазах происходят ужасные гнусности в лице убитого каторжника, конокрада и казнокрада Распутина и других… Ты знал Распутина лично, бывал у него в его позорном салоне. Ты знал его ересь и беззаконие и всякого рода блудства и, по-видимому, поощрял и благословлял. Эта зараза свила себе прочное гнездо, и лучшие люди опозорены… Благодаря твоей халатности, допустившей в столице эту неслыханную позорную вакханалию, поднялась на ноги вся Россия, заговорила вся Европа…»

9 февраля 1917 года протоиерей Иоанн Восторгов, в прошлом обличитель Распутина, жаловался из Москвы в Читу епископу Ефрему: «Воцарившиеся распутинцы клюют меня… Творят беззакония, а управы на них нет. Поневоле толкаешься в оппозицию…» На следующий день он сообщал архиепископу Анастасию в Кишинев: «…побывал в Петрограде. Везде положение смутное, но в наших церковных делах полный хаос… Распутинцы, маленькие люди во всех смыслах, попали в люди большие…»

Слухи вокруг имени Распутина сгущались. Например, 10 февраля 1917 года в одном из частных писем из Москвы цензоры прочитали такое: «Последние известия (наиболее достоверные) гласят, что Гришка был агентом Вильгельма при дворе и, окруженный четырьмя жидовскими банкирами, был убит англичанами и что никакие князья здесь ни при чем. Так 11 марта 1801 года англичане устранили вредного для них Павла I…»

В заговорщики записывали целый ряд генералов. В самом деле, разговоры о необходимости дворцового переворота ходили. Однако реальные заговорщики предпочитают не сплетничать, а действовать. Считалось, что немалая роль в различного рода заговорах и интригах принадлежала в то время лидеру октябристов Александру Гучкову, человеку импульсивному, известному своими связями с военными кругами. Интересно, что после падения монархии он заявил: «Этот переворот был подготовлен не теми, кто его сделал, а теми, против которых он был направлен. Заговорщиками были не мы, русское общество и русский народ, заговорщиками были представители самой власти».

Власть, которая столетиями отучала своих подданных рассчитывать на собственные силы, развалилась под давлением общественного негодования и последующего стихийного бунта. Для писателя Дмитрия Мережковского самодержавие и «внутренний враг» слились в единый образ нечистой силы. «»Антихрист» сейчас большое «засилье» взял – хуже всякого «немца»», – писал он издателю Ивану Сытину в январе 1917 года. Подсознательное желание избавиться от «дьявола», похоже, становилось всеобщим.

Тогда же, в начале января 1917 года, некий 68-летний почетный гражданин сообщал в письме: «…ходят слухи, что в А.Ф. [Александру Федоровну, императрицу. – В. Б.] стрелял в Царскосельском парке офицер кн. Оболенский, но промахнулся и что его вместе с другими офицерами, замешанными в это дело, повесили…» Поражения в текущей войне он объяснял тем, что теперь, в отличие от Отечественной войны 1812 года, «измена с самого верха», а Наполеона победили в свое время потому, что «не было распутинской эпопеи, да и монарх запоем не пил…». И то, что сказанное не соответствовало действительности, уже не имело никакого значения.

После февраля
Общество восприняло смерть Распутина как избавление, убийцы предстали в тоге
Неудивительно, что после падения самодержавия все пороки старого режима стали связывать с именем Распутина, а его убийц едва ли не поставили в единый ряд борцов с «тиранами» – начиная с декабристов. Публика ликовала по случаю избавления от «старца», и делалось это в самой разнузданной форме.

«Нестерпимы совершенно две вещи: грязь, которую бульварная печать выливает на императрицу, рассказывая всякие мерзости про Распутина, и уличные мистики у памятника Пушкину [в Москве. – В. Б.], где часами… толпа слушает нескладные речи доморощенных Катилин. Боже, что они несут…» – писал 6 марта 1917 года известный журналист Владимир Амфитеатров-Кадашев.

Сама фамилия Распутин стала настолько одиозной, что один солдат умолял правительство разрешить ее поменять: сослуживцы не доверяли ему. В сатире тех дней бывший император и Распутин превратились в символ деморализации власти. В журнале «Стрекоза» был напечатан фельетон под названием «Сказка про царя Николашеньку и танцовщицу Машеньку», в котором высмеивались отношения императора с балериной Матильдой Кшесинской. Журнал «ХХ век» писал о якобы господствовавшем при дворе Николая II повальном распутстве. В серии «Романы Романова» повествовалось обо всех любовных похождениях царя. Представления о «распутстве» императора и Распутина характеризовались коннотацией: развязному «сексуальному гиганту» противостоял робкий бабник, тяготившийся состоянием подкаблучника.

Участники демонстрации показывают живые карикатуры на Григория Распутина и последнего царского министра внутренних дел Александра Протопопова. Март 1917 года
Вместе с тем в сознание обывателей вторглась массовая культура худшего образца. Тему Распутина подхватил кинематограф. Появилась лента «Темные силы – Григорий Распутин и его сподвижники». Был поставлен игровой фильм «Смерть Григория Распутина», действие которого разворачивалось на фоне реальных исторических достопримечательностей: дворца Юсупова, квартиры самого «старца», мест поиска его трупа. «Плодятся мерзости, как крысы, // И звонко хвалит детвора // «Роман развратнейшей Алисы» // И «Тайны Гришкина двора»» – такими стихотворными строками откликнулся на происходившее в то время один из сатирических журналов. Поток «разоблачительных» фильмов «распутинской серии» не прекращался до осени 1917 года.

Образованное общество не было готово к столь основательной вульгаризации культурной жизни. Все написанное «об Алисе и Гришке невероятно грязно, глупо и распутно», отмечала левая пресса (газета «Новая жизнь»). Даже репортеры не самых серьезных изданий («Петроградский листок») с некоторым недоумением констатировали: «Григорий Распутин, вчера еще потаенный герой Царскосельского дворца, теперь вышел на Невский и стал «сенсационным» героем улицы. У ворот домов по Невскому расклеены огромные плакаты с изображением «старца». Публика облепила их, как мухи сладкое. <…> В кинематографе показывают Распутина в натуральную величину. И показывают скверно. <…> Распутин крадет лошадей, Распутин в гостях у губернаторши, несколько ничего не выражающих сцен – и прямо автомобиль, дом на Мойке, Нева и на берегу… галоша». Часть деятелей кинематографа потребовали запрещения картин, представлявших «грязную спекуляцию на революционных событиях». Разумеется, это требование кинодельцы проигнорировали.
Императрица Александра Федоровна с дочерьми. 1914 год
Сексуальный талант
Частью «общественной порнографии» стали рассказы о сексуальных достоинствах и особом половом «таланте» Григория Распутина. Вера в магическую силу распутинского фаллоса сложилась еще при жизни «старца». Слухи о том, что его пытались «отрезать» (тоже в порядке спасения монархии), появились давно, в самом начале войны. В частной переписке того времени встречаются утверждения, что «старец» управляет Россией «за величину «до локтя»». Простой народ недоумевал: «Как царь такое похабство у себя в доме терпит?» Разумеется, Распутину приписывали половые связи не только с императрицей, но и с царевнами. А на убийство Распутина поэт Владимир Мятлев сочинил стихи о том, как сыщики отыскали его труп по «таланту», торчавшему из проруби «как пень».

Подобное представление о гигантском символе российского непотребства стало патологически навязчивым. Согласно одному свидетельству, убийцы Распутина первым делом заглянули ему в штаны и остались разочарованными. В доисторические времена секс и гениталии относили к области магического. Похоже, психоментальное состояние российского общества спустилось на пещерный уровень…

Очевидно, в исторической памяти Распутину суждено навсегда остаться культовой фигурой, способной, подобно хамелеону, менять окраску в соответствии с «цветом» исторического времени. Так, у него не перевелись поклонники религиозно-фанатичного склада, встречающиеся и в современной России. А в книге британского историка Орландо Файджеса «Трагедия народа» убийство «старца» подается с довольно странной «подсветкой» – как «гомосексуальная вендетта», то есть месть со стороны развращенных представителей высшей аристократии «сексуальному гиганту».

В известном в свое время шлягере группы Boney M. Распутин – «величайшая русская любовная машина», мечта всех женщин – предстает любовником императрицы. Аристократы, понятное дело, убили его из зависти. И некоторые любопытные девицы до сих пор присылают в Институт российской истории РАН письма с просьбой сообщить наконец, какого размера был тот самый распутинский «предмет», который оказал столь значительное влияние на ход русской истории.

Увы, история соткана не только из «объективных законов», но и из субъективных нелепостей. А последние могут со временем приумножаться.

* При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».