РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: УРОКИ ИСТОРИИ*

20.12.2016
За что убили Григория Распутина
Алексей КУЛЕГИН,
кандидат исторических наук, заведующий отделом Государственного музея политической истории России (Санкт-Петербург)

Журнал "Историк" №12 (24) декабрь 2016

Сто лет назад во дворце князей Юсуповых на Мойке группа заговорщиков жестоко убила фаворита императорской семьи Григория Распутина. Через два с небольшим месяца рухнула и сама монархия…
Об убийстве Распутина написана масса литературы – от академических исследований до бульварных брошюрок. Казалось бы, нам сегодня, благодаря позднейшим откровениям основных фигурантов этого дела, известны малейшие детали и подробности драмы, разыгравшейся в Юсуповском дворце в ночь на 17 декабря 1916 года (здесь и далее даты приводятся по старому стилю). Однако за прошедшие десятилетия завеса таинственности так до конца и не рассеялась. Многие обстоятельства, связанные с гибелью загадочного человека, которого венценосная чета называла уважительно «Наш Друг», а он звал их запросто «Папа» и «Мама», до сих пор окружены бесчисленными домыслами и мифами. И век спустя по-прежнему продолжают соперничать между собой различные версии убийства Григория Распутина. Попробуем в них разобраться.
Заговор монархистов
Николай II и императрица Александра Федоровна
Согласно основной версии, давно признанной классической, это был «идейный» заговор русских монархистов, решивших избавить царя от его злого гения. «Более позорного времени не приходилось переживать. Управляет теперь Россией не царь, а проходимец Распутин, который громогласно заявляет, что не царица в нем нуждается, а больше он, Николай. Это ли не ужас! И тут же показывает письмо к нему, Распутину, царицы, в котором она пишет, что только тогда успокаивается, когда приклонится к его плечу. Это ли не позор!» Эту запись в дневнике, оставленную известной всему Петербургу хозяйкой светского салона Александрой Богданович 18 февраля 1912 года, то есть за два с лишним года до начала Первой мировой войны и почти за пять лет до убийства Распутина, можно считать воплощением господствовавшего тогда в российском обществе мнения о пагубности влияния «старца» на носителей верховной власти.
Когда многочисленные попытки представителей политической элиты – от Петра Столыпина и Михаила Родзянко до Александра Гучкова и Владимира Джунковского – разоблачить Распутина, раскрыть тлетворность его влияния и добиться отдаления «старца» от царского двора потерпели неудачу, среди противников Распутина все больше стало утверждаться мнение о необходимости его физического устранения ради спасения авторитета монархии.

Участниками заговора, возникшего в конце ноября 1916 года, были лидер фракции правых в Четвертой Государственной Думе Владимир Пуришкевич; молодой князь Феликс Юсупов – родовитый аристократ, женатый на племяннице царя княжне императорской крови Ирине Александровне; внук Александра II, двоюродный брат Николая II великий князь Дмитрий Павлович и поручик Преображенского полка Сергей Сухотин.

Собравшись в роскошном Юсуповском дворце, заговорщики решили: именно здесь Распутин должен найти свою смерть. Покончить с ним предпочли по-тихому, с помощью яда. Для этого Пуришкевич, будучи начальником санитарного поезда, привлек к заговору старшего военного врача Станислава Лазаверта. «Старца» заманили во дворец обещанием познакомить его с женой Феликса – красавицей Ириной. В ожидании дам, которые якобы веселились наверху, Юсупов привел Григория в подвальную комнату, превращенную в странную смесь гостиной с будуаром. На столе стояли бутылки с мадерой, которую особенно любил Распутин, и блюда с миндальными пирожными. Вино и пирожные Лазаверт заранее отравил цианистым калием. (В записи об убийстве Распутина, сделанной в 1917 году со слов Феликса Юсупова Сергеем Казнаковым, фигурирует другой цианид – синильная кислота, а вместо традиционных миндальных пирожных – буше.)

Хотя императрица Александра Федоровна в ярости требовала самого сурового наказания для всех участников убийства, преступники отделались, в сущности, легким испугом
Наверху в напряжении притаились остальные заговорщики. Они непрерывно накручивали граммофон с пластинкой американского марша Yankee Doodle, имитируя продолжавшуюся вечеринку. Вначале Распутин, несмотря на уговоры, ни к еде, ни к питью не притрагивался, но затем с удовольствием съел несколько отравленных пирожных и запил их отравленным вином. Время шло, а яд почему-то не действовал. Феликс в панике поднялся наверх:

– Может, он действительно заговорен, проклятый колдун? Что делать?

– Отпустить с миром, – растерянно предложил великий князь Дмитрий Павлович.


Однако Пуришкевич настаивал:

– Распутин не должен уйти живым! Не взял яд, прикончит пуля.

Феликс с револьвером за спиной вернулся в подвал. Он намеренно подвел жертву к роскошному распятию из слоновой кости и попросил перекреститься. Юсупов надеялся, что в этот момент поддержка «нечистой силы» наконец-то покинет Распутина. Когда царский фаворит осенил себя крестным знамением, грянул выстрел. Бездыханное тело упало на ковер…

В доме на Мойке остались Юсупов с Пуришкевичем, остальные сообщники отправились уничтожать одежду убитого в печи санитарного поезда. Неожиданно «труп» ожил и с жутким криком: «Феликс! Феликс! Все скажу Маме [царице]!» бросился бежать. От толчка истекающего кровью Распутина вдруг легко распахнулась дверь во двор, запертая до того Юсуповым. Пуришкевич устремился в погоню, на ходу стреляя из револьвера. Только почти у самой ограды «старец» был наконец сражен четвертым, смертельным выстрелом.

Неудачные покушения на "Старца"
Трагические события в Юсуповском дворце на исходе 1916 года были далеко не первой попыткой расправиться с фаворитом императорской семьи.

Григорий Распутин, епископ Саратовский и Царицынский Гермоген (Долганов) и иеромонах Илиодор (Труфанов)
Фанатичная последовательница одного из ближайших друзей, а затем заклятого врага Григория Распутина иеромонаха Илиодора (Сергея Труфанова) Хиония Кузьминична Гусева смогла только ранить «старца» несколькими ударами ножа в июне 1914 года на его родине, в селе Покровском Тобольской губернии. Однако он сравнительно быстро оправился от ранения и не без кокетства рассылал своим поклонницам фотографии, на которых позировал на больничной койке. Илиодору, несмотря на принятые официальные меры по его задержанию, удалось без особого труда в женском платье пересечь почти всю страну и бежать за границу. Оттуда он отправил письмо в редакцию газеты «Волго-Донской край», в котором утверждал, что отношения к этому покушению не имеет, хотя и одобряет действия Гусевой. Сама Хиония заявляла, что хотела убить «лжепророка» и «развратника». После суда она оказалась в психиатрической лечебнице, откуда вышла лишь после Февральской революции, когда Временное правительство амнистировало всех участников покушений на Распутина.
Через полтора года после неудачной попытки Гусевой возник карикатурный заговор министра внутренних дел Алексея Хвостова, получившего эту высокую должность не без помощи «старца», а потом решившего избавиться от своего одиозного благодетеля. В заговоре принял участие и заместитель главы МВД Степан Белецкий.

Илиодор, к которому обратились за поддержкой участники заговора, будто бы согласился прислать в Петроград из Царицына пятерых своих фанатиков-убийц. Однако вся эта авантюра, как и следовало ожидать, завершилась полным фиаско. Выяснилось, кроме всего прочего, что сам Белецкий вел двойную игру, пытаясь использовать ситуацию, чтобы подсидеть своего начальника. В результате курьер с деньгами был задержан на границе, а сановные «заговорщики», вызвавшие ярость императрицы Александры Федоровны, немедленно лишились своих постов.

Были и другие антираспутинские заговоры. Тот же Хвостов однажды как бы невзначай поинтересовался у жандармского полковника Михаила Комиссарова, заведовавшего организованной после покушения Гусевой постоянной охраной «старца»: «Нельзя ли когда-нибудь, когда Распутин поедет пьянствовать, его пришибить?» В ответ Комиссаров, у которого отношения со «старцем» складывались весьма непросто, хвастливо заявил, что сделать это ему ничего не стоит. Впрочем, тогда вместо фаворита отравили лишь его кошек.

Одна из знакомых «старца» певица Александра Беллинг утверждала в мемуарах, что в середине 1916 года ее пытались втянуть в заговор с целью устранения Распутина какие-то таинственные великосветские авантюристы. Во время свидания в ресторане анонимный заговорщик в маске предлагал ей щедрое вознаграждение, а в случае неудачи обещал хорошо обеспечить будущее ее дочери. Посоветовавшись с одним из своих друзей-юристов, она благоразумно решила отказаться.

А осенью того же года на званом приеме Александра Беллинг неожиданно оказалась свидетельницей попытки отравить Распутина, предпринятой некими представителями «золотой молодежи», которые подсыпали ему яд в шампанское. Но и из этой затеи, как известно, тоже ничего не вышло.

Аспирин, автомобиль и девушки
Князь Феликс Юсупов с женой Ириной Александровной
Не правда ли, сплошные загадки: яд, который не действует, оживший мертвец, сами собой распахивающиеся двери… Отметим еще одну «маленькую» неувязку. Пуришкевич, если верить его пресловутому «Дневнику», который таковым на деле, конечно, не является, стрелял Распутину в спину. Тогда откуда же взялось отчетливо видное на одной из фотографий уникального следственного фотоальбома «Смерть Григория Распутина-Новых», хранящегося в Музее политической истории России, пулевое отверстие… во лбу «старца»? Значит, был еще кто-то, кто хладнокровно выстрелил почти в упор в голову жертвы.

Впрочем, ответ на вопрос, почему не подействовал яд, можно найти в одном из эмигрантских изданий 30-х годов прошлого века, где опубликованы малоизвестные воспоминания врача Станислава Лазаверта. Спустя время он признавался, что не смог нарушить клятву Гиппократа и, обманув своих сообщников, положил в пирожные и бутылки с вином не яд, а безвредный аспирин. Яд не действовал, потому что его просто не было! Заодно становится понятным и странное поведение Лазаверта, так поразившее Пуришкевича в ночь убийства. Человек, сохранявший хладнокровие под ураганным огнем на полях сражений Первой мировой, награжденный за храбрость двумя орденами, в те роковые часы то краснел, то бледнел так, что казалось, будто он вот-вот лишится чувств, то выбегал во двор и тер лицо снегом. Очевидно, военврач прекрасно понимал, что запланированного «тихого» убийства не будет и без кровопролития не обойтись.

Не исключено, что в историю с убийством Распутина, кроме упомянутых выше, были вовлечены и другие люди. Едва ли можно было в течение нескольких часов успешно имитировать вечеринку только с помощью одного граммофона, да еще когда речь шла о таком проницательном человеке, как Распутин. О двух дамах – Марианне фон Дерфельден, урожденной Пистолькорс, которую Феликс Юсупов в письме к жене Ирине называл Маланьей, и любовнице великого князя Дмитрия Павловича балерине Вере Каралли, возможно находившихся ночью 16 декабря во дворце на Мойке, впервые говорит в своей книге писатель Эдвард Радзинский.

Лидер фракции правых в Четвертой Госдуме Владимир Пуришкевич в годы Первой мировой войны
Кроме того, автору этих строк в свое время удалось обнаружить в рукописном отделе Российской национальной библиотеки любопытный документ. Он хранится в фонде историка Константина Адамовича Военского (1860–1928), начальника архива Министерства народного просвещения и камергера императорского двора, среди многих других материалов, связанных с убийством Распутина. На трех машинописных страницах без заголовка и подписи изложено описание событий той декабрьской ночи 1916 года вокруг Юсуповского дворца, существенно отличающееся от известной версии.
Наиболее распространенная версия убийства Распутина полна странных неувязок: яд, который не действует, оживший мертвец, само собой распахивающиеся двери...
Кроме того, автору этих строк в свое время удалось обнаружить в рукописном отделе Российской национальной библиотеки любопытный документ. Он хранится в фонде историка Константина Адамовича Военского (1860–1928), начальника архива Министерства народного просвещения и камергера императорского двора, среди многих других материалов, связанных с убийством Распутина. На трех машинописных страницах без заголовка и подписи изложено описание событий той декабрьской ночи 1916 года вокруг Юсуповского дворца, существенно отличающееся от известной версии.

В напоминающей триллер истории, с неоднократной стрельбой и автомобильными гонками по Петрограду, в частности, упоминается, как на рассвете «из подъезда дворца князя на руках вынесли двух дам, которые усиленно отбивались и не хотели сесть в автомобиль, стараясь проникнуть вновь внутрь». Крики женщин о помощи заставили полицейских поднять тревогу. Когда городовые выскочили на улицу, машина уже мчалась по направлению к Поцелуеву мосту. В погоню на автомобиле охранного отделения, дежурившем у дома министра внутренних дел, отправился пристав Бороздин, однако догнать машину, «обладавшую страшной скоростью», так и не удалось. Явившимся во дворец Юсупова чинам полиции было заявлено, «что просто «честью» выпроводили двух дам из полусвета, начавших буйствовать и дебоширить»…

Великий князь Дмитрий Павлович у своего автомобиля. 1910-е годы
Масонский заговор
К числу конспирологических построений относится версия, согласно которой Распутин стал жертвой «мирового масонского заговора». Ее сторонники акцентируют внимание на странном совпадении по времени покушения на Григория Распутина в селе Покровском 29 июня 1914 года с прозвучавшими незадолго до этого роковыми выстрелами 19-летнего студента Гаврилы Принципа в наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в боснийском городе Сараево, которые явились формальным поводом к началу австрийско-сербского конфликта, зажегшего в конце концов костер Первой мировой войны.

Сторонники теории международного заговора уверены, что влиятельные финансовые империи – «транснациональное правительство» – строили планы по ликвидации монархических режимов в Европе, и прежде всего в православной Российской империи. Их орудием служили масонские ложи, обличавшие связи царского режима с сектантом-хлыстом, пьяницей и развратником Гришкой.

Раненный в далекой Сибири, «старец» не смог использовать свое мощное влияние на венценосную чету, чтобы не допустить втягивания России в пагубную для нее войну. Как утверждала оперная певица Александра Беллинг, Распутин за столом однажды сказал: «Кабы не эта проклятая баба-злодейка [Хиония Гусева. – А. К.], что мои кишки перерезала, то не бывать войне… А пока мои кишки заживали, немец стал драться!»

Это высказывание не выглядит пустым бахвальством, поскольку, согласно одной из версий, за два года до роковых событий лета 1914-го Распутину удалось предотвратить вступление Российской империи в Балканскую войну. Для этого ему пришлось два часа стоять на коленях с иконой в руках перед Николаем II. Известно, что император в июле 1914 года долго колебался, прежде чем отдать приказ о начале мобилизации, и, окажись Распутин в столице, кто знает, чем могло бы кончиться дело.

Не случайно, убеждены конспирологи, и то, что перед убийством Феликс Юсупов ходил «советоваться» к известному кадетскому деятелю и думскому масону Василию Маклакову. Сам депутат на «мокрое дело», разумеется, не пошел, но в совете не отказал и даже презентовал резиновую дубинку (по другой версии, гирю), которую убийцы не замедлили пустить в ход, избивая уже умирающего Распутина.

Показательно, что сразу же после Февральской революции министр юстиции Временного правительства и «по совместительству» генеральный секретарь масонской ложи «Великий Восток народов России» Александр Керенский провел решение о полной амнистии всех участников покушений на «старца», которое в прессе тех дней получило причудливое наименование «Ликвидация убийства Распутина». Он же инициировал в начале марта 1917 года лихорадочные поиски могилы «старца» и последующее уничтожение его тела.
Нетрадиционная версия

Есть своя версия гибели сибирского «старца» и для любителей «клубнички». Согласно ей, убийство Распутина не более чем «разборка» среди гомосексуалистов. Ее сторонники акцентируют внимание на том обстоятельстве, что как минимум трое участников событий – князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий Павлович и поручик Преображенского полка Сергей Сухотин – были связаны недвусмысленными сексуальными отношениями.

Якобы Григорий Распутин то ли тоже был вовлечен в эти отношения, то ли пал жертвой из-за того, что в свое время расстроил помолвку Дмитрия Павловича с великой княжной Ольгой Николаевной, публично заявив о его гомосексуальности. И уж совсем экзотическим выглядит предположение, что князь Феликс Юсупов, прежде чем убить Распутина, имел с ним интимные отношения.

Британский след
Агент британской разведки Освальд Рейнер – друг Феликса Юсупова, с которым они вместе учились в Оксфорде
Наконец, достаточно убедительной представляется версия гибели Распутина в результате заговора спецслужб Антанты. Учитывая явно пацифистскую позицию «старца», а также популярные в обществе подозрения в его прогерманских настроениях, опасения союзников России, что он может использовать свое влияние на императорскую чету для заключения сепаратного мира с Германией, были небезосновательными.

Во главе заговорщиков мог находиться резидент британской разведки в Петрограде Сэмюэль Хор. Не исключено, что именно он и привлек для участия в устранении «старца» Юсупова, Пуришкевича и других уже известных нам персонажей, сумев нейтрализовать в ночь убийства распутинскую личную охрану. Версия заговора спецслужб объясняет, в частности, и то, кем мог быть сделан роковой выстрел в голову Распутина. По одной из версий, решающую точку в жизни царского фаворита поставил либо сам Хор, либо другой британский (или французский?) агент, наблюдавший за событиями со стороны и лично вмешавшийся, когда ситуация вышла из-под контроля и раненый Распутин вот-вот мог оказаться на улице.

Помимо Хора на сомнительную честь главного убийцы «старца» претендует еще один английский агент – лейтенант Освальд Рейнер, который был хорошо знаком с Феликсом Юсуповым (они вместе учились в Оксфордском университете, где стали друзьями). О нем князь неоднократно упоминал в своих мемуарах, которые Рейнер перевел на английский язык.

Впрочем, есть основания полагать, что операция по ликвидации Григория Распутина не разрабатывалась в высоких кабинетах Лондона, а была частной инициативой английских разведчиков на месте.



Сторонники теории международного заговора против Распутина уверены, что влиятельные финансовые империи строили планы по ликвидации монархических режимов в Европе
Точку ставить рано
При желании фактов, подтверждающих каждую из приведенных версий, можно найти предостаточно, но какая из них имеет больше прав считаться окончательной?

Как известно, официальное следствие, начатое после гибели Распутина, так и не было доведено до конца, в первую очередь из-за причастности к произошедшему во дворце на Мойке члена дома Романовых – великого князя Дмитрия Павловича. И хотя императрица Александра Федоровна в ярости требовала самого сурового наказания для всех участников убийства, вплоть до смертной казни, преступники отделались, в сущности, легким испугом: Дмитрий Павлович в качестве наказания был направлен императором в русский экспедиционный корпус генерала Николая Баратова, находившийся в Персии (эта ссылка фактически спасла жизнь великому князю в годы революции); Феликса Юсупова выслали в его курское поместье Ракитное (ныне это Белгородская область); а депутата Госдумы Пуришкевича и вовсе никто не посмел тронуть. Ну а в марте 1917 года, вскоре после свержения монархии, все участники убийства, как уже отмечалось, были полностью амнистированы.

Возможно, что всех обстоятельств событий, развернувшихся в ту роковую ночь в Юсуповском дворце, мы так до конца и не узнаем. Остается только надеяться, что все так же неожиданно, как уже не раз происходило в распутинской эпопее, когда-нибудь всплывут новые источники, которые в полной мере прольют свет на тайну гибели «святого черта».


* При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».