Удалиться от государства

История России знала целый ряд случаев отказа правителей от власти. Чаще всего это были вынужденные решения, и лишь в единичных случаях – добровольные…

Наивно полагать, что до Николая II в истории России никогда не было венценосных отречений. Они, конечно, имели место, однако каждое из них существенным образом отличалось от предыдущего. Да и сами монархи в столь необычных, скажем так, обстоятельствах вели себя по-разному.

Темный и Грозный

Сложные перипетии феодальной войны второй четверти XV века, когда власть переходила из рук в руки внуков Дмитрия Донского, породили ситуацию формального отказа от престола. В феврале 1446 года московский великий князь Василий II был схвачен и ослеплен по приказу своего двоюродного брата Дмитрия Шемяки, занявшего великокняжеский трон. Василий, получивший после ослепления прозвище Темный, был сослан в Углич. Там несколько месяцев спустя состоялась церемония примирения братьев. Василий целовал крест, винясь «пред своею старейшею братьею» (то есть Шемякой) и пред всем «христьянством» в беззакониях и преступлениях.

Василий II Темный

Таким образом Василий формально отказывался от своих претензий на верховную власть, благодаря чему был отпущен в Вологду, выделенную ему в удел. Однако вскоре борьба вспыхнула с новой силой. Игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон освободил князя от греха нарушения крестного целования: «Еже еси целовал неволею». В дальнейшем Василий Темный сумел разбить Шемяку и вернул себе московское великое княжение.

Уже в XVI веке мастер политической игры Иван Грозный дважды объявлял о своем уходе с престола. В первый раз, покинув Москву в конце 1564 года, он прислал в столицу грамоты, адресованные митрополиту, Боярской думе и горожанам. Они были обнародованы 3 января (здесь и далее даты приводятся по старому стилю) 1565 года. Царь сообщал, что «от великие жалости сердца… оставил свое государство и поехал, где вселитися, идеже его, государя, Бог наставит». Расчет оказался верным. Народ потребовал вернуть царя, а тот ввел разделение страны на опричнину и земщину, получив карт-бланш на проведение чистки внутри правящей верхушки.

Иван IV Грозный

Спустя десять лет – осенью 1575 года – Иван вновь объявил об отречении от престола и посадил на трон служилого татарского хана Симеона Бекбулатовича. Тот формально именовался «великим князем всея Руси» целый год. Среди причин такого экстравагантного поступка называют стремление Ивана Грозного улучшить свои позиции на предстоящих выборах польского короля, а также попытку развязать новую волну террора от имени «правителя» Симеона. Большинство историков, однако, уверены, что в ходе этого политического эксперимента все реальные нити управления Грозный сохранял в своих руках.

«Сведение» с царства

Смутное время в Московском государстве начала XVII века было богато всевозможными политическими пертурбациями. Среди них и совершенно уникальный опыт «сведения» государя с царства.

17 июля 1610 года недовольство правлением Василия Шуйского, всего четыре года назад избранного царем, достигло апогея. Зачинщиками «дела» были рязанские дворяне Захар Ляпунов и Федор Хомутов. К ним присоединились представители Боярской думы, другие чины государева двора. Был проведен импровизированный (или сымитированный) Земский собор, и появилась челобитная «всех людей Московского государства» к царю Василию о том, что «во всех городех служити ему не хотят» и просят его оставить престол. Причем «бояре ему и все люди крест целовали на том, что над ним никакова дурна не учинити и тесноты никакой не делать».

Василий Шуйский

Впрочем, Василий Шуйский, отправленный «на свой на старой двор, где жил в боярех», не спешил полностью отказаться от прав на царский титул. И тогда три дня спустя было решено насильно постричь его в монахи, чтобы навсегда вывести из политической игры. Во время пострига Шуйского держали за руки, а он повторял одну и ту же фразу: «Несть моево желания и обещания к постриганью!» Монашеский обет за него произнес один из участников заговора – князь Василий Тюфякин.

По некоторым свидетельствам, и после обряда бывший царь настаивал, что «клобук к голове не гвоздями прибит». Незаконным насильственный постриг считал и глава Русской церкви патриарх Гермоген. Тем не менее заговорщики схватили новоиспеченного инока Варлаама (такое имя Василий получил в монашестве) и отвезли в Чудов монастырь, где поместили под стражу. Позднее его выдали полякам, он оказался в Польше, где и скончался в плену.

Случай в Ропше

Драматично развивались события вокруг свержения Петра III, организованного его супругой Екатериной. Через несколько дней после переворота поверженный император был убит в Ропше ближайшими сподвижниками его жены якобы в драке, произошедшей в пьяной ссоре. Стремясь к созданию положительного имиджа, императрица Екатерина II постаралась представить ситуацию с передачей верховной власти как добровольный акт. В письме Августу Понятовскому от 2 августа 1762 года она утверждала: «Петр III отрекся в Ораниенбауме безо всякого принуждения».

Через неделю после убийства Петра, 13 июля 1762 года, был опубликован обстоятельный манифест «О восшествии ее императорского величества на всероссийский престол» (от 6 июля того же года). К нему прилагался текст отречения Петра III, датированный 29 июня. В нем говорилось: «В краткое время правительства моего самодержавного… самым делом узнал я тягость и бремя, силам моим несогласное. <…> Того ради помыслив, я сам в себе беспристрастно и непринужденно, чрез сие заявляю не токмо всему Российскому государству, но и целому свету торжественно, что от правительства Российским государством на весь век мой отрицаюсь, не желая ни самодержавным, ниже иным каким-либо образом правительства во всю жизнь мою в Российском государстве владеть».

Петр III

Историки спорят о происхождении и статусе данного документа. Написан он самим императором или Петр подписал составленный кем-то из окружения Екатерины текст? А может быть, он вообще ничего не подписывал, ведь отречение от имени императора вышло в свет уже после его трагической гибели? Установить истину в данном случае вряд ли возможно. Понятно одно: отречение Петра III было одним из ключевых звеньев большой политической игры, затеянной с целью убедить современников в легитимности получения Екатериной российского трона.

Почти сорок лет спустя – 11 марта 1801 года – ситуация, казалось бы, повторилась. Однако заговорщики, пришедшие добиваться отречения у сына Екатерины Павла I, так и не смогли «склонить» монарха к добровольному отказу от трона. В результате последнего в истории России дворцового переворота Павел был убит. Переход власти к его сыну, согласно официальной версии, произошел ввиду смерти императора от «апоплексического удара».

«За Конституцию и Константина!»

Отказ от трона великого князя Константина Павловича оказался тесно связан с событиями декабристского восстания 1825 года. Причиной же такого решения наследника престола стали его чувства. Весной 1820 года Константин добился неслыханного – официального развода с женой великой княгиней Анной Федоровной. Он практически сразу вступил в морганатический брак с польской княжной Иоанной Грудзинской, католичкой по вероисповеданию.

Великий князь Константин Павлович

14 января 1822 года Константин написал своему старшему брату императору Александру I: «Не чувствуя в себе ни тех дарований, ни тех сил, ни того духа, чтоб быть когда бы то ни было возведену на то достоинство, к которому по рождению моему могу иметь право, осмеливаюсь просить вашего императорского величества передать сие право тому, кому оно принадлежит после меня». 16 августа 1823 года император подписал тайный манифест об утверждении наследником великого князя Николая Павловича.

Поскольку этот документ сохранялся в тайне вплоть до кончины Александра I, после внезапной его смерти была проведена присяга Константину. Когда же выяснился и подтвердился факт отречения наследника от права на престол, была назначена повторная присяга – его младшему брату Николаю. Этим обстоятельством и решили воспользоваться «члены злоумышленных обществ» для своего выступления: оно произошло в день восшествия на престол Николая I.


Александр Самарин,
доктор исторических наук