Смерть за шахматной доской

Иван Грозный окончил свой земной путь 18 марта 1584 года. Что произошло в тот день и отчего все-таки умер царь – от болезней или от рук убийц?

Ш_0051Смерть Ивана Грозного. Худ. П.Л. Цепалин. 1950-е

В Музее шахмат на Гоголевском бульваре хранится картина Петра Цепалина, переданная вдовой известного советского коллекционера В.А. Домбровского. Об этой картине знают, наверное, немногие, она не встречается в иллюстрированных изданиях по истории, хотя на ней остановлено мгновенье 18 марта 1584 года – момент смерти самого именитого русского шахматиста XVI века…

Выразительная сцена кончины грозного царя за шахматной доской передается от поколения к поколению, хотя она – сюжет скорее русской культуры, нежели русской истории. Этот день «увидели» и воспроизвели художники Константин Маковский и Иван Билибин, литератор Алексей Константинович Толстой.

«Ослабел и повалился навзничь»

В основе – один, зато подробный, источник, неоднократно пересказанный и перетолкованный. Это фрагмент «Записок о России» англичанина Джерома Горсея.

Вот сам рассказ: «Желая узнать о предзнаменовании созвездий, он вновь послал к колдуньям своего любимца, тот пришел к ним и сказал, что царь велит их зарыть или сжечь живьем за их ложные предсказания [о его смерти. – Д. О.]. День наступил, а он в полном здравии как никогда. «Господин, не гневайся. Ты знаешь, день окончится, только когда сядет солнце».

Бельский поспешил к царю, который готовился к бане. Около третьего часа дня царь пошел в нее, развлекаясь любимыми песнями, как он привык это делать, вышел около семи, хорошо освеженный. Его перенесли в другую комнату, посадили на постель, он позвал Родиона Биркина, дворянина, своего любимца, и приказал принести шахматы. (Запись на полях рукописи: «[Расставил] все шахматные фигуры, кроме короля, которого он никак не мог поставить на доску».) Он разместил около себя своих слуг, своего главного любимца и Бориса Федоровича Годунова, а также других. Царь был одет в распахнутый халат, полотняную рубаху и чулки; вдруг ослабел и повалился навзничь. Произошло большое замешательство и крик, одни посылали за водкой, другие – в аптеку за ноготковой и розовой водой, а также за его духовником и лекарями. Тем временем он испустил дух». Тонкости перевода позволяют любителям конспирологических версий трактовать последнюю фразу (he was strangled) как «был удушен», но на полотна с таким сюжетом пока никто не вдохновился…

Аккуратный и добросовестный историк академик Степан Веселовский уже давно сформулировал позицию профессиональных исследователей относительно трагической картины, описанной Горсеем. Особого внимания «подробностям» он не уделил, а лишь констатировал: «Царь Иван умер после непродолжительной болезни, приняв на одре болезни монашеский чин. Ходили темные слухи, что он был задушен своими любимцами Богданом Бельским и Борисом Годуновым. Проверить эти слухи, конечно, невозможно, но ничего невероятного в этом нет».

Художественная же литература по-прежнему куда выразительнее научной монографии.

И о а н н:

Сдается нам, мы не совсем еще

Играть забыли! Наш недуг у нас

Еще не вовсе отнял разуменье!

<…>

Бельский берет царского слона. Иоанн хочет взять его ферязь царем и роняет его на пол.

Ш у т (бросаясь подымать):

Ай-ай-ай!

Царь шлепнулся!        

Кто мог убить царя?

«Как окончил жизненный путь царь Иван – естественной ли смертью или с помощью приближенных, – наверно, мы никогда не узнаем, – писал крупнейший специалист по Русскому Средневековью Александр Зимин. – Обстановка бесконечных придворных злодеяний создавала почву для самых невероятных слухов».

При кончине Ивана Грозного присутствовали лишь Борис Годунов и Богдан Бельский, которые, по мнению Зимина, «могли сказать правду, а могли утаить одну из страшных тайн дворцовой жизни».

Ряд исследователей считают вероятной причастность Бельского и Бориса к смерти Ивана IV, так как царь хотел развести своего сына Федора с Ириной Годуновой, что пагубно отразилось бы на судьбе обоих фаворитов. Однако, как полагал Зимин, «если подобные соображения могли иметь место относительно Бориса, то благополучие Бельского зависело в первую очередь от жизни его высочайшего покровителя, и вряд ли Богдану имело смысл ее укорачивать». «Но… чего не бывало при дворе Ивана Грозного!» – заключал исследователь.

1888Этот известный сюжет нашел отражение и на гравюре Ю. Барановского (журнал «Нива», 1888 год)

Иной точки зрения придерживался историк Вадим Корецкий. Согласно изложенной им версии, царь оказался жертвой заговора Бориса Годунова, Богдана Бельского и подкупленного Бельским врача Иоганна Эйлофа. Годунова не устраивало сватовство Ивана IV к родственнице английской королевы Елизаветы, ибо брак мог привести к закреплению за английской короной права наследовать русский престол – в ущерб Федору Ивановичу, женатому на сестре Годунова. Бельский же смертельно боялся гнева царя: он стоял во главе придворных докторов и знахарей и, когда волхвы предсказали скорую кончину Ивана IV, не решился ему об этом сказать. Грозный все равно узнал, разгневался и собрался казнить и предсказателей, и Бельского. И Годунову, и Бельскому терять было нечего, и они решили этот день сделать днем смерти Ивана.

После бани царь играл в шахматы, сидя на постели. Рядом находились Годунов, Бельский и другие приближенные. Бельский поднес Грозному прописанное Эйлофом снадобье, в котором была отрава. Иван принял его и вскоре повалился навзничь. В поднявшейся суматохе, когда все бросились разыскивать лекарей и духовника, Годунов и Бельский остались возле царя и удушили его. Уже мертвого Ивана IV духовник постриг в монахи вопреки православному обряду.

В 1963 году во время ремонтных работ в Архангельском соборе Московского Кремля была вскрыта гробница Ивана Грозного и царевича Ивана. Химический анализ останков показал наличие в них большого количества ртути, что, по мнению экспертов судебной медицины, «не позволяет полностью исключить возможность острого или хронического отравления ее препаратами».

Шахматы в XVI веке

1944

В первой половине XVI века шахматы на Руси пытались запретить. На Стоглавом соборе 1551 года «всякое играние в зерни и шахматы и тавлеи» было включено в число «игрищ елинского беснования», а автор «Домостроя» протопоп Сильвестр угрожал тем, кто играет в шахматы:

«Прямо все вкупе будут во аде, а зде прокляты». Однако затея не удалась. Секретарь английского посольства Джордж Турбервилль заметил в своих стихотворных впечатлениях о России 1568–1569 годов: «Здесь любят шахматы, играть умеет любой, и постоянной своей игрой они достигают большого умения».

Археологи находят шахматные фигурки в слоях XVI века на огромном пространстве – от московского Зарядья до архипелага Шпицберген. Известно, что в следующем, XVII столетии шестилетнему Алексею Михайловичу, будущему царю, запросто покупали шахматы, деревянные и костяные, в обыкновенном Овощном ряду.


Дмитрий Олейников,
кандидат исторических наук