Преступление и наказание

Какая судьба ждала тех людей, которые безраздельно правили Третьим рейхом в 1933–1945 годах? Все ли они понесли наказание за преступления, совершенные нацистским режимом?

scan007На Нюрнбергском процессе был вынесен приговор главным немецким военным преступникам

Вопрос о том, кто правил фашистской Германией, почти всегда оставался без подробного ответа. По большому счету деталей и не требовалось: всем известно, что страной управлял ее фюрер Адольф Гитлер. На слуху было всегда еще с десяток-другой имен людей из его ближайшего окружения и наиболее крупных немецких военных преступников, на совести которых миллионы жизней.

Организованная преступная группировка

Однако это только верхушка преступного айсберга. В нацистской Германии существовал вполне определенный круг людей, в руках которых находились основные рычаги управления страной. В ходе трибунала над главными военными преступниками в Нюрнберге также была признана преступной «группа, состоящая из членов политического руководства» – это партийный аппарат НСДАП, Национал-социалистической рабочей партии Германии. Задачей «политического руководства» была, как определил трибунал, «помощь нацистам в приобретении, а затем, после 30 января 1933 года, – в сохранении контроля над германским государством». То есть фактически именно эта группа, во главе которой стоял фюрер и рейхсканцлер немецкого народа Гитлер, и руководила Германией. Она возглавила нацификацию страны, а затем развертывание репрессий, подготовку войны и мобилизацию всех сил общества на ее ведение.

Иными словами, если карательная политика оказалась в руках СС, за войну отвечали генералы вермахта, внешнеполитическое прикрытие обеспечивали дипломаты, а промышленность поднимали капитаны германской индустрии, то политическое руководство страной осуществляла узкая группа высших партфункционеров.
В эту группу входили две категории партийных чиновников: рейхслейтеры (руководители главных управлений в системе имперского руководства НСДАП) и гаулейтеры (главы партийных организаций гау, то есть областей). Все эти люди были для Гитлера своеобразным кадровым резервом, к которому он постоянно обращался, когда речь шла об управлении страной или оккупированными территориями. Они также являлись депутатами рейхстага.

Компетенция большинства рейхслейтеров выходила далеко за рамки партийной жизни, многие из них одновременно были имперскими министрами или занимали высокие посты в общественных организациях и государственных ведомствах. Гаулейтеры параллельно являлись главами выборных органов своих регионов, председателями и министрами земельных и имперского правительств, а также имперскими наместниками (рейхсштатгальтерами) и имперскими комиссарами обороны подведомственных им территорий. Их власть над Германией была абсолютной и ограничивалась лишь волей стоящего над ними Гитлера.

В апреле 1945 года эта группа высших партийных функционеров страны насчитывала 67 человек, включая самого фюрера. Крах Третьего рейха стал и их личным крахом, но вот вопрос: какая судьба ждала людей, безраздельно правивших Германией в 1933–1945 годах? Понесли ли они наказание за преступления, совершенные нацистским режимом?

Поражает слишком малое число высших партфункционеров, которые пали в боях за Третий рейх в последние дни войны. Таких было только трое: 20 апреля в Нюрнберге во время атаки американских войск погиб гаулейтер Франконии Карл Хольц, на следующий день во Франкфурте-на-Одере советская пуля нашла гаулейтера Кургессена Карла Герланда, а 8 мая чешские партизаны расстреляли безвестного эсэсовца, так и не узнав, что это был гаулейтер Нижней Силезии Карл Ханке, которого всего за девять дней до того Гитлер в своем завещании назначил рейхсфюрером СС.

Самоубийство как самый простой выход

Вслед за своим фюрером добровольный уход из жизни выбрала почти треть (21 человек) высшего политического руководства Третьего рейха. Этому находится несколько объяснений.

С одной стороны, это был крах не только личной карьеры. Вероятно, многие осознавали, что их ждет превращение из влиятельных и практически бесконтрольных властителей в презираемых всеми изгоев, а кроме того, утрата весьма приличных состояний. Но эти люди были и довольно искушенными политиками, чтобы не понимать, что им придется отвечать за совершенные режимом преступления. Перспектива же судебного процесса иногда бывает страшнее самой казни. С другой стороны, Третий рейх был государством идеологическим, и, как бы пафосно это ни звучало, для многих нацистов падение режима и гибель фюрера стали также личной человеческой катастрофой. Для них Гитлер был мессией, без которого они не представляли своей жизни в дальнейшем. Ну и, наконец, крушение – как они считали – Германии тоже давало вполне весомый повод для того, чтобы покончить с собой.

Список высокопоставленных самоубийц возглавил сам Адольф Гитлер, застрелившийся вместе со своей женой Евой Браун 30 апреля 1945 года в фюрербункере в Берлине.

Двое ближайших и старейших соратников Гитлера сумели свести счеты с жизнью, будучи уже подсудимыми Нюрнбергского трибунала, – в своих камерах, невзирая на неусыпный контроль американской охраны. 25 октября 1945 года повесился имперский организационный руководитель НСДАП и одновременно глава Германского трудового фронта, рейхслейтер, доктор философии Роберт Лей; а 15 октября 1946 года, уже после вынесения ему смертного приговора, принял цианистый калий главнокомандующий люфтваффе, председатель рейхстага и с 1941 года официальный наследник фюрера рейхсмаршал Герман Геринг.

ЕСЛИ КАРАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ОКАЗАЛАСЬ В РУКАХ СС, ЗА ВОЙНУ ОТВЕЧАЛИ ГЕНЕРАЛЫ ВЕРМАХТА, а промышленность поднимали капитаны германской индустрии, то политическое руководство страной осуществляла узкая группа высших партийных функционеров

Многие из видных нацистов не стали дожидаться плена. Гаулейтер Северной Вестфалии и статс-секретарь Имперского министерства восточных оккупированных территорий Альфред Мейер покончил с собой 11 апреля 1945 года в Гессиш-Ольдендорфе. 15 апреля за ним последовал гаулейтер Галле-Мерзебурга Лео Эггелинг: причиной его смерти в Галле также считается самоубийство. Гаулейтер Берлина, имперский руководитель пропаганды, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии, президент Имперской палаты культуры и имперский уполномоченный по тотальной войне доктор Йозеф Геббельс и его жена Магда 1 мая 1945 года отравились цианистым калием, предварительно умертвив своих шестерых детей. На следующий день при неудачной попытке бежать из Берлина, страшась советского плена, принял яд личный секретарь фюрера, начальник Партийной канцелярии, имперский министр без портфеля, рейхслейтер Мартин Борман. В тот же день, застрелив предварительно свою жену, выстрелил себе в голову гаулейтер Мюнхена – Верхней Баварии Пауль Гислер.

7 мая наступил черед гаулейтера Гессена-Нассау Якоба Шпренгера, покончившего с собой вместе с женой в Кёссене. 8 мая в Ольденбурге застрелился бывший гаулейтер Южного Ганновера – Брауншвейга, имперский министр науки, воспитания и народного образования Бернгард Руст, а в Осло, в замке Скаугум, подорвал себя гранатой гаулейтер Эссена и имперский комиссар Норвегии Йозеф Тербовен. В течение следующей недели из жизни ушли еще четверо: гаулейтер Нижнего Дуная Гуго Юри (9 мая), гаулейтер Верхней Силезии Фриц Брахт (9 мая), гаулейтер Судетенланда Конрад Генлейн (10 мая; он как раз узнал, что американцы, которые взяли его в плен, собираются передать его чехам) и гаулейтер Вюртемберга-Гогенцоллерна Вильгельм Мурр (14 мая; когда их вместе с женой арестовали французские военные, Мур и его супруга приняли яд и на тот момент не были опознаны).

Следующими стали двое, для которых смерть точно явилась способом избежания самой суровой расплаты за чудовищные преступления. 19 мая по дороге в концлагерь Дахау, несмотря на бдительность американского конвоя, раскусил ампулу с цианистым калием начальник личной канцелярии фюрера НСДАП, рейхслейтер Филипп Боулер, курировавший в свое время программу уничтожения (эвтаназии) неизлечимо больных, а чуть позже, 23 мая, в британском контрольном лагере № 031 под Люнебургом во время обыска такое же решение принял для себя рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

До конца 1945 года свели счеты с жизнью гаулейтер Восточного Ганновера Отто Телшов (31 мая) и гаулейтер Кобленца-Трира и начальник гражданской администрации оккупированного Люксембурга Густав Симон (18 декабря).

Еще троим для того, чтобы утвердиться в мысли покончить с собой, понадобилось больше времени. Бывший председатель Народной судебной палаты и последний министр юстиции Третьего рейха Отто Тирак повесился 22 ноября 1946 года в лагере для перемещенных лиц в Эзельсхейде. 6 апреля 1947 года накинул на шею петлю в тюремной камере в Нюрнберге имперский министр продовольствия и сельского хозяйства и имперский руководитель крестьян Герберт Бакке. Наконец, бывший председатель Высшего партийного суда Вальтер Бух сумел пройти процесс денацификации, получить пять лет заключения и лагерей, выйти на свободу, но лишь затем, чтобы 12 ноября 1949 года, перерезав себе вены, утопиться в озере Аммерзее.

Возмездие

Из 67 высших партийных функционеров Третьего рейха 12 человек (18%) были казнены. При этом стоит обратить внимание на то, что для подавляющего большинства это стало возмездием отнюдь не за их политическую деятельность. Иерархи нацистской империи получали суровые приговоры за преступления, совершенные ими не на постах гаулейтеров, а на различных административных постах, в том числе занимаемых ими на оккупированных территориях.

Первым в этом списке оказался гаулейтер Бадена и начальник гражданской администрации оккупированных Эльзаса и Лотарингии Роберт Вагнер, гильотинированный по приговору французского военного трибунала 14 августа 1946 года близ Бельфора.

Сразу шесть представителей партийной элиты были повешены 16 октября 1946 года в Нюрнберге по приговору Международного военного трибунала. Отметим, что лишь одному из них – бывшему гаулейтеру Франконии Юлиусу Штрейхеру – вменили в вину преступления идеологического характера, а именно развязывание антисемитской пропаганды и призыв к физическому уничтожению евреев. Преступления всех остальных, согласно приговору, были связаны уже непосредственно с подготовкой и ведением войны. На эшафоте в Нюрнберге также закончили свою жизнь генерал-губернатор оккупированной Польши, рейхслейтер Ганс Франк; руководитель внешнеполитического управления НСДАП, уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП, имперский министр восточных оккупированных территорий, рейхслейтер Альфред Розенберг; руководитель фракции НСДАП в рейхстаге, бывший имперский министр внутренних дел, имперский протектор Богемии и Моравии, рейхслейтер Вильгельм Фрик; имперский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп и гаулейтер Тюрингии и генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы Фридрих Заукель.

В должностные обязанности гаулейтера Верхнего Дуная Августа Эйгрубера входил надзор за самым известным фашистским концлагерем на территории Австрии – Маутхаузеном. На процессе, который был посвящен преступлениям, совершенным в этом лагере, он был приговорен к смертной казни и повешен 28 мая 1947 года во дворе тюрьмы Ландсберга-на-Лехе.

ИЕРАРХИ НАЦИСТСКОЙ ИМПЕРИИ ПОЛУЧАЛИ СУРОВЫЕ ПРИГОВОРЫ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, совершенные ими не на постах гаулейтеров, а на различных административных постах, в том числе занимаемых ими на оккупированных территориях

По приговорам военных трибуналов было казнено еще четверо нацистских партфункционеров. 19 июля 1947 года в Любляне был повешен гаулейтер Каринтии и высший комиссар в оперативной зоне Адриатического побережья Фридрих Райнер, а через четыре дня в Познани – гаулейтер Вартеланда Артур Карл Грейзер. 14 февраля того же года в Москве расстреляли гаулейтера Саксонии Мартина Мучманна. Наконец, в Варшаве 28 февраля 1952 года последним из правителей Третьего рейха был казнен гаулейтер Данцига – Западной Пруссии Альберт Форстер.

К представителям партийной верхушки Германии, которых настигло справедливое возмездие, можно отнести и тех, кто закончил свои дни не на свободе, а в местах заключения. Таких, впрочем, было немного – всего четыре человека. Двое из них скончались в американском лагере для перемещенных лиц – это имперский наместник Баварии, рейхслейтер Франц Риттер фон Эпп (31 декабря 1946 года) и имперский казначей, рейхслейтер Франц Ксавер Шварц (2 декабря 1947 года). Двое других за свои преступления получили по приговору суда пожизненный срок в тюрьме, который полностью отбыли. Гаулейтер Восточной Пруссии и имперский комиссар Украины Эрих Кох умер 12 ноября 1986 года в тюрьме польского города Барчево, отсидев 27 лет, а заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс, прошедший через Нюрнбергский процесс, покончил с собой (по официальной версии) 17 августа 1987 года – после 40 лет заключения в берлинской тюрьме Шпандау.

Приговоры – суровые и не очень

Следующие 23 человека из нашего списка (напомним, в апреле 1945 года группа высших партийных функционеров насчитывала 67 человек) оказались на скамье подсудимых и получили различные сроки заключения. На первый взгляд создается впечатление, что в целом их постигло заслуженное наказание. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что все не так просто. Дело в том, что из этих 23 преступников лишь немногие были приговорены к заключению на более-менее серьезные сроки, которые потом отбыли в значительной мере. Большинство отделались довольно мягкими приговорами. Все они провели свои последние дни на свободе.
Ниже мы приводим список нацистских лидеров с указанием реального срока их пребывания в тюрьме и лагерях (с учетом предварительного заключения, при этом отбытые сроки округлялись до полугода).

1281982924_279415-f3ccdd27d2000e3f9255a7e3e2c48800Международным военным трибуналом Герман Геринг (на фото слева) был приговорен к смертной казни, Рудольф Гесс (слева) – к пожизненному заключению

21,5 года – имперский руководитель молодежи и рейхслейтер, а позже гаулейтер Вены Бальдур фон Ширах был приговорен к 20 годам тюремного заключения на Нюрнбергском процессе; он полностью отбыл срок в Шпандау и в сентябре 1966 года вышел на свободу.

11 лет – глава экономической комиссии НСДАП, а позже имперский министр экономики и генеральный уполномоченный по вопросам военной экономики Вальтер Функ также был признан виновным Международным военным трибуналом в Нюрнберге, приговорен к пожизненному заключению, но в мае 1957 года освобожден по состоянию здоровья.

10 лет – гаулейтер Магдебурга-Ангальта Рудольф Йордан в 1946 году был передан американцами Советскому Союзу, в 1950-м он по суду получил 25-летний срок заключения, однако в октябре 1955 года по просьбе правительства ФРГ был отправлен в Германию и там освобожден.

10 лет – гаулейтеру Померании Францу Шведе-Кобургу было вынесено несколько приговоров, но он был отпущен лет на 5 раньше присужденного ему срока.

8 лет – гаулейтер Нижней Франконии Отто Геллмут два года жил под чужим именем и только в мае 1947-го был арестован американцами, тогда же получил пожизненное, но вскоре срок сократили, на свободе бывший гаулейтер оказался уже в 1955-м.

8 лет – непосредственный командир ефрейтора Гитлера в Первую мировую войну, а затем глава центрального издательства НСДАП «Эйхер Ферлаг», рейхслейтер Макс Аманн также вышел на 5 лет раньше срока; правда, все его многомиллионное состояние было конфисковано.

6 лет – гаулейтер Дюссельдорфа Фридрих Флориан был отпущен на свободу раньше присужденного ему срока примерно на год.

6 лет – гаулейтеру Везера-Эмса Паулю Вегенеру в ноябре 1949 года англичанами был вынесен приговор – 6,5 года тюремного заключения, но он был освобожден в мае 1951 года.

5,5 года – гаулейтер Шлезвига-Гольштейна и имперский комиссар Остланда (то есть глава немецкой оккупационной администрации на территории Белоруссии, Латвии, Литвы и Эстонии) Хинрих Лозе получил в 1948 году 10 лет, но в феврале 1951 года был отпущен по состоянию здоровья.

5 лет – имперский шеф прессы, рейхслейтер Отто Дитрих в 1949 году на процессе по делу «Вильгельмштрассе» в Нюрнберге был приговорен к 7 годам заключения, однако освобожден в августе 1950 года.

5 лет – бывший имперский руководитель крестьян и имперский министр продовольствия и сельского хозяйства, автор нацистской теории «крови и почвы», рейхслейтер Рихард Вальтер Дарре разделил судьбу Дитриха: тот же процесс, тот же срок, то же освобождение.

5 лет – глава Имперской трудовой службы, рейхслейтер Константин Хирль в связи с возрастом (в 1945 году ему было уже 70 лет) был осужден на небольшой срок.

5 лет – гаулейтер Южной Вестфалии Альберт Гоффман после освобождения успешно занимался бизнесом и стал генеральным директором фирмы Basalan.

4,5 года – еще один участник процесса по делу «Вильгельмштрассе», гаулейтер зарубежной организации НСДАП и статс-секретарь Имперского министерства иностранных дел Эрнст Боле получил в апреле 1949-го 5-летний срок, но уже в декабре того же года был амнистирован.

4 года – гаулейтер Гамбурга Карл Кауфман был освобожден досрочно по состоянию здоровья.

4 года – гаулейтер Швабии Карл Валь в декабре 1948 года был приговорен к тюремному заключению на 3,5 года, но освобожден уже в сентябре следующего года.

3,5 года – имперский руководитель Главного управления коммунальной политики, рейхслейтер Карл Филер был арестован, однако приговор ему оказался мягким.

3,5 года – последний имперский руководитель молодежи, рейхслейтер Артур Аксман в апреле 1949 года был приговорен к 3 годам и 3 месяцам рабочих лагерей (с зачетом времени, которое он уже провел в заключении).

3 года – гаулейтер Кёльна-Ахена Йозеф Грое дважды приговаривался к различным срокам и оба раза амнистировался.

3 года – гаулейтер Южного Ганновера – Брауншвейга Гартман Лаутербахер дважды оказывался в лагерях (в Германии и Италии), и оба раза ему чудесным образом удавалось бежать.

3 года – гаулейтер Зальцбурга Адольф Шеель в 1948 году получил 5 лет лагерей, но за него вступился архиепископ Зальцбурга, указав, что гаулейтер сдал город без боя, что позволило избежать полного его разрушения; в том же году Шеель был отпущен.

1,5 года – бывший гаулейтер Кургессена Карл Вейнрих потерял свой пост еще в октябре 1943 года, когда союзная авиация практически сровняла с землей Кассель, к 1945-му он давно уже был не у дел, потому и срок получил небольшой.

9 месяцев – последний начальник штаба штурмовых отрядов (СА) Вильгельм Шепманн был арестован только в апреле 1949 года и в июне 1950-го приговорен к 9 месяцам тюремного заключения.

Но есть и те, кто вовсе избежал наказания. Причем если один из них – гаулейтер Вестмарка Вилли Штер, который перебрался после войны в Канаду, воспользовавшись тем, что о нем позабыли, – ничего из себя особо не представлял (да и занял он этот пост лишь в январе 1945 года), то двое других были людьми серьезными.

Франц Хофер, гаулейтер Тироля-Форарльберга, с 1943 года одновременно занимал пост имперского комиссара обороны оперативной зоны Альпенланд (Бозен, Триест, Беллуно), в связи с чем ему грозило суровое наказание. Однако в 1948-м, когда Хофер провел в американском лагере уже почти три года, он смог бежать, после чего жил и работал в Руре сначала под чужим, а с 1954 года под своим именем. И это притом, что в июне 1949-го в Австрии он был приговорен заочно к смертной казни. Хофер умер своей смертью в 1975 году в Мюльхайме-на-Руре в возрасте 73 лет.

Также при таинственных обстоятельствах удалось бежать из американского лагеря гаулейтеру Штирмарка, обергруппенфюреру СА Зигфриду Уиберрейтеру. Причем произошло это именно в тот момент, когда Югославия потребовала его выдачи по обвинению в массовых расстрелах в Граце. Его вывезли в Аргентину, а в 1980-х он вернулся с чужим паспортом в Германию, где и умер в декабре 1984 года в возрасте 76 лет.

Константин ЗАЛЕССКИЙ

XX ВЕК
ВОВ