Первая битва с фашизмом

В 1936 году началась гражданская война в Испании – одно из ключевых событий ХХ века, первая крупная битва с фашизмом, преддверие Второй мировой войны. Однако сегодня для большинства россиян она остается «неизвестной войной»…

 °†аа®™†§† 1936 £Ѓ§Баррикады стали символом гражданской войны в Испании. Плакат 1936 года

Советское поколение еще помнит романтический образ бойца в пилотке, загадочные истории об офицерах Красной армии в испанских беретах, которые скрывали свою принадлежность к СССР за красивыми вымышленными именами. Наша страна вступила в бой с фашизмом не 22 июня 1941 года, а уже тогда, в Испании.

Истоки конфликта

Эта война возникла на пересечении нескольких сюжетных линий истории. С одной стороны, это сугубо испанская война и испанская революция. С XIX века страна была расколота на «две Испании» – сторонников прогресса и приверженцев сохранения традиций. Они то находили компромисс, то вновь вступали в ожесточенную борьбу, нередко вооруженную. С падением монархии в 1931 году и образованием Второй Испанской Республики здесь стала набирать силу революция, росла социальная напряженность, чему способствовала обстановка Великой депрессии 1930-х. Часть правых сил стала мутировать в сторону фашизма, появилась фашистская организация под названием «Испанская фаланга». Лидеры басков и каталонцев стремились заполучить столь широкую автономию, что во многом это уже напоминало требование независимости. Социалисты и либералы становились все радикальнее. Коммунисты в Испании не имели особого влияния, к тому же в их рядах произошел раскол на сторонников СССР (Коммунистическая партия Испании, КПИ) и антисталинистов (Объединенная рабочая марксистская партия, ПОУМ). В стране традиционно был силен анархо-синдикализм, и значительную роль играл синдикалистский профсоюз Национальная конфедерация труда (НКТ). Происходили восстания. Правительства либералов и консерваторов не могли справиться с социально-политической поляризацией.

С другой стороны, следует помнить и о предвоенном противоборстве трех сил: бенефициаров Версальского мирного договора 1919 года Великобритании и Франции; Советского Союза и фашистских государств Германии и Италии. Угроза, исходящая от Германии, заставила СССР пойти на сближение с Францией. Германия стремилась к союзу с Италией, с которой у нее, впрочем, еще оставались серьезные разногласия, и прежде всего по поводу судьбы Австрии. Что же в таких обстоятельствах могло лучше сплотить дуче и фюрера, если не война за «высокие идеалы» фашизма против «красной угрозы»?

16 февраля 1936 года на выборах в кортесы (парламент Испании) победил Народный фронт, объединявший представителей Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), коммунистов, левых либералов, баскских и каталонских националистов. В мае президентом республики стал либерал Мануэль Асанья. После февральских выборов как в правом, так и в левом лагере сочли, что борьба вступает в решающую фазу. Экстремисты обоих лагерей уничтожали активистов противника.

Сразу после победы Народного фронта консервативно настроенные генералы начали подготовку к перевороту. Формально во главе заговора стоял живший в Португалии генерал Хосе Санхурхо, пытавшийся свергнуть республику еще в 1932 году. Реальное руководство мятежом осуществлял генерал Эмилио Мола (псевдоним Директор). Очень заметен был также генерал Франсиско Франко.

Восстание против переворота

16 июля 1936 года по распоряжению генерала Молы участникам заговора были разосланы телеграммы с сигналом к началу выступления: согласно одной из версий, с текстом «17-го в 17. Директор». Мятеж должен был вспыхнуть сразу во всех крупнейших городах страны. Ставка делалась на внезапность и стремительный захват власти.

17 июля выступление началось в Испанском Марокко. Верных республике военных и республиканцев из числа гражданских лиц расстреливали. 18 июля мятеж охватил Испанию. В нем участвовало до 80% военных, и уже через сутки 35 из 50 провинциальных центров оказались очагами восстания.

Francisco-Franco-acompanado-Benito-Mussolini_96000550_457888_1706x1280Мятежный генерал Франсиско Франко (на фото слева) получил военную помощь Бенито Муссолини (справа) уже в первые дни гражданской войны

Премьер-министр республики Сантьяго Касарес Кирога, не зная, что делать, подал в отставку. 19 июля этот пост занял либерал Хосе Хираль, не замедливший тотчас же объявить о раздаче оружия народу, однако эта «пауза» для многих местностей стала роковой. Между тем профсоюзы и левые партии взяли на себя мобилизацию населения. Собственно, левые лишь ждали повода для развертывания активных революционных действий (на этот случай у них имелись небольшие запасы оружия). Мадрид и Барселона превратились в центры сопротивления военному перевороту. Здесь мятежным войскам, окруженным вооруженными массами, после ожесточенных боев пришлось капитулировать.

ЗА ВЕСЬ ПЕРИОД ВОЙНЫ в Испании воевали и находились в качестве советников примерно 4 тыс. советских граждан. Италия и Германия направили в республику в общей сложности 150–200 тыс. и 50 тыс. человек соответственно

Однако успех сопутствовал республиканцам не везде. В Сарагосе рабочие не смогли захватить оружие, и этот оплот левых сил перешел под контроль заговорщиков. В Толедо вооруженное население загнало мятежников в замок Алькасар. Мадридцы на автобусах и автомобилях устремились в сторону Гвадалахары, чтобы не дать войскам под командованием восставших генералов выйти столице в тыл. Наступавшие с севера мятежники были отброшены от Мадрида за горы Гвадаррамы.

«Красная» Астурия была отрезана мятежом от столицы. Шахты перешли в руки советов, в которые входили представители администрации и рабочих. Рядом защищалась Страна Басков, отстаивавшая свою автономию. В Каталонии и отдельных районах Арагона ситуация была очень сложной из-за возросшего политического веса анархо-синдикалистов: фактически тут установилось двоевластие, когда большинство рабочих подчинялись не центральному и региональному правительствам, а синдикалистским профсоюзам НКТ и органам самоуправления.

Борьба с мятежом сопровождалась актами насилия и вандализма. Вся ненависть, накопившаяся у низов к старой Испании, выплеснулась наружу. Бойцы левых движений и просто уголовные элементы убивали офицеров и священников, жгли церкви, которые являлись для них символом идеологического деспотизма предыдущих веков.

Современные исследования позволяют говорить о немалом числе жертв республиканского террора – от 37 тыс. до 50 тыс. человек, причем самыми кровавыми стали первые месяцы после начала военного выступления (около 80% погибших). Затем стала работать республиканская юстиция, гораздо осторожнее применявшая «высшую меру». Оценки масштабов франкистского террора выше: 55–110 тыс. жертв в годы войны и еще 25–30 тыс. казненных вскоре после ее окончания.

Война и революция

Основные силы мятежников были блокированы республиканским флотом в испанской колонии Марокко. Их лидер Хосе Санхурхо 20 июля 1936 года погиб в авиакатастрофе. Чтобы переломить ход событий, генералам требовалось срочно перебросить части Африканской армии на Пиренейский полуостров. Такую задачу могли решить бомбардировщики, способные разблокировать Гибралтарский пролив, и транспортная авиация. Но всего этого у мятежников не было, и генерал Франко решил обратиться за поддержкой к Адольфу Гитлеру и Бенито Муссолини.

gragdvoinaispan-1 копияГражданская война охватила всю Испанию

Государства «оси» протянули руку помощи заговорщикам в этот критический для них момент. Первые бомбардировщики были доставлены уже 27 июля. 28 июля началась переброска по воздуху войсковых частей из Марокко в Испанию. Вскоре стали поступать боеприпасы и прибывать инструкторы для поддержки восставших. Позже, уже в октябре, Германия отправила в Испанию авиалегион «Кондор». Италия «не препятствовала» участию в этом конфликте полков и дивизий, сформированных из десятков тысяч «добровольцев».

Связь с Гитлером и Муссолини обеспечила успех в борьбе за лидерство в лагере врагов республики Франсиско Франко. В конце сентября 1936 года он был провозглашен главой государства с диктаторскими полномочиями (каудильо) на территории, занятой антиреспубликанскими силами (их также называли националистами, франкистами). Армия Франко развернула наступление на Мадрид. Война затянулась.

Параллельно все больший размах получала революция. Широкие массы гражданского населения были вооружены. Следуя призыву анархо‑синдикалистов из НКТ рабочие стали захватывать предприятия, а крестьяне землю. На заводах и фабриках возникали демократически избранные органы самоуправления, которые наладили производство. Крестьяне объединялись в коллективы и трудились совместно.

24 октября 1936 года каталонское правительство (Женералитат) по инициативе все той же НКТ декретировало коллективизацию большей части промышленности региона. Работа предприятий, перешедших в руки коллективов, координировалась Экономическим советом Каталонии, состоявшим из представителей отраслей.

Надо отметить, что, несмотря на тяжелейшую экономическую ситуацию, порожденную войной и расколом страны, коллективизированная промышленность оказалась очень жизнеспособной. Объем производства в Каталонии, с июля по декабрь 1936 года сократившийся на 29%, стабилизировался вплоть до июня 1937 года (когда началось разрушение синдикалистской системы военно-политическими методами). Металлообработка и машиностроение, от которых зависело поступление на фронт отечественного вооружения, показывали рост до апреля 1937 года, то есть именно во время управления анархо-синдикалистов экономикой Каталонии, являвшейся индустриальным центром республики.

Наконец, еще 4 сентября 1936 года было создано правительство широкой антифашистской коалиции во главе с левым социалистом Франсиско Ларго Кабальеро, в которое вошли коммунисты, а с ноября и представители НКТ.

Невмешательство и помощь

В Испании практически не была развита военная промышленность – необходимо было оружие из-за границы. Но по инициативе Франции, опасавшейся военного конфликта с Германией и Италией, проводилась политика «невмешательства» в гражданскую войну в Испании, предусматривавшая запрет на поставку оружия. Членами международного Комитета по невмешательству в испанские дела были также Германия, Италия и СССР. Впрочем, фашистским государствам, на словах обещавшим прекратить поддержку Франко, это не мешало на деле продолжать участие в войне. Тогда и Советский Союз направил на помощь республиканцам оружие, летчиков, танкистов и военных советников.

За весь период войны в Испании воевали и находились в качестве советников примерно 4 тыс. советских граждан. СССР предоставил 701 самолет, 156 453 бомбы, 64 748 320 авиапатронов, 778 орудий и 3 795 878 снарядов, 281 танк Т-26 и 50 танков БТ, 60 броневиков, 7019 станковых пулеметов, 12 650 ручных пулеметов, 424 183 винтовки, 860 188 724 винтовочных патрона.

Объемы военных поставок фашистских государств значительно превышали ту помощь, которую оказывал республиканцам СССР. Тут прежде всего необходимо напомнить, что Италия и Германия посылали в Испанию свои боевые части, а не только советников. В стране постоянно находилось до 50 тыс. итальянских и до 10 тыс. немецких солдат. В общей сложности Муссолини направил в республику 150–200 тыс., а Гитлер – 50 тыс. человек. По советским данным, Италия и Германия поставили франкистам 1000 и 593 самолета соответственно, 950 и 250 танков и бронемашин, 1930 и 700 орудий, 1426 и 6174 миномета, 3436 и 31 000 пулеметов, 240 747 и 157 306 винтовок. Это гораздо больше, чем мог себе позволить Советский Союз. Тем более что с лета 1937 года он вынужден был делить помощь между Испанией и Китаем, который подвергся нападению со стороны Японии.

Франко снабжался в основном «в кредит», причем общая стоимость «помощи» оказалась столь высока, что вряд ли можно было рассчитывать на ее возмещение в обозримом будущем. Поставки советского оружия республиканцам оплачивались за счет золотого запаса Испании. 510 тонн испанского золота прибыло в Одессу 5 ноября 1936 года. Этот золотой запас был исчерпан только к концу 1938-го, и лишь последние, уже нерегулярные поставки были произведены «в кредит». Доставка грузов республике по морю была затруднена из-за развязанной Италией подводной войны. В то же время Франко практически беспрепятственно получал помощь по морю и через Португалию.

ИСПАНИЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНАСвободу и республиканские идеалы в Испании отстаивали с оружием в руках / РИА Новости

В Испанию, чтобы поддержать республиканцев, отправлялись добровольцы со всего мира: они вступали в интернациональные бригады, активно сражавшиеся против франкистов. В целом через интербригады прошло примерно 40 тыс. бойцов, из них 9 тыс. французов, 3 тыс. поляков, 3 тыс. итальянцев, по 22,5 тыс. американцев, немцев и жителей Балкан, по 12 тыс. англичан, бельгийцев, чехов, по менее чем 1 тыс. граждан прибалтийских государств, австрийцев, скандинавов, голландцев, венгров, швейцарцев, канадцев. По оценкам, в боях погибло 57 тыс. добровольцев, около 500 попало в плен. Интербригады оставались в Испании до ноября 1938 года. Тогда же, в ноябре 1938-го, была выведена и часть иностранных формирований, воевавших на стороне Франко, в первую очередь итальянских.

Натиск на Мадрид

Высадившись на юге Испании при непосредственной поддержке итальянцев и немцев, Африканская армия стремительно двинулась вглубь Андалузии и далее в Эстремадуру – на соединение с северной группировкой генерала Молы. Опираясь на Севилью, «марокканцы» уже в августе 1936 года взяли Мериду и Бадахос – так было обеспечено беспрепятственное поступление зарубежной помощи Франко через союзную ему Португалию. Одновременно генерал Хосе Энрике Варела ворвался в Гранаду и Кордову. 20 августа франкисты развернули наступление на Мадрид. Под Медельином войска под командованием полковника Хуана Ягуэ столкнулись с республиканской армией Эстремадуры генерала Рикельме. Мятежники располагали отборными испанскими войсками, обстрелянными и спаянными во время колониальной войны в Марокко, профессионалами своего дела. Им противостояли разрозненные армейские части, оставшиеся верными республике, и многочисленная, но еще совершенно не научившаяся воевать республиканская милиция. В результате удалось лишь ненадолго задержать продвижение франкистов. 27 сентября без особого сопротивления был взят Толедо. Освобождение от осады толедского замка Алькасар имело большое моральное значение для мятежников: ссылаясь на его героическую оборону, можно было доказывать, что участники «крестового похода» против республики во много раз храбрее республиканцев. Но это сравнение оставалось актуальным чуть больше месяца – до боев за Мадрид.

ИЗВЕСТНЫЙ ТЕРМИН «ПЯТАЯ КОЛОННА» ПОЯВИЛСЯ ВО ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В ИСПАНИИ. В октябре 1936 года генерал Эмилио Мола повел на Мадрид четыре армейские колонны, утверждая, что в тылу противника его поддержит пятая – враги республики, находившиеся в испанской столице

Генерал Эмилио Мола повел на столицу четыре колонны, утверждая, что в тылу противника его поддержит пятая – враги республики, находившиеся в городе. Однако эти заявления оказались бахвальством.

15 октября на позиции республиканцев обрушились удары немецко-итальянской авиации. 26 октября первая линия обороны Мадрида была прорвана. Но тут в расположение республиканцев прибыла первая танковая рота из СССР. Пятнадцати танкам Т-26 под Сесеньей удалось рассеять франкистскую кавалерию, сосредоточенную здесь для удара по Мадриду.

Для республики падение столицы могло иметь катастрофические военные, моральные и политические последствия, но наступление Франко казалось неудержимым. В начале ноября испанское правительство отбыло из Мадрида в Валенсию. Командование войсками, оборонявшими город, перешло к генералу Хосе Миахе.

Между тем организованная по милиционному принципу республиканская армия, терпевшая неудачи в маневренной войне, в крупном индустриальном центре как раз обнаружила свои лучшие качества. Здесь «запускался» тот же механизм восстания, который помог разгромить мятежников в крупных городах в июле 1936 года. Милиция, «опершись спиной» о Мадрид, заручилась помощью местных жителей. «Водители трамваев, сталкиваясь лицом к лицу с противником, превращали вагоны в баррикады, брали винтовки у раненых или убитых солдат, а часто просто кирки или лопаты – любое орудие, которым можно было убивать фашистов. То же самое делали парикмахеры, официанты, служащие. Все! <…> Женщины, захватив кофе, коньяк и другие продукты, отправлялись на передовую, чтобы подкрепить ополченцев. Они говорили бойцам самые нежные и самые жестокие слова. Они обнимали храбрых и насмехались над теми, кто колебался. <…> Каждый квартал города возводил свои оборонительные сооружения», – вспоминал знаменитый республиканский командир коммунист Энрике Листер.

hbinНа стороне республиканцев в Испании воевали интернациональные бригады

7 ноября 1936 года войска под командованием генерала Варелы предприняли штурм испанской столицы. Над городом шли воздушные бои, в которых немецкие и итальянские летчики мерялись силами с советскими.

В обороне Мадрида принимала участие 11-я интернациональная бригада – первое формирование иностранных добровольцев (численностью около 1900 бойцов). 11 ноября из Каталонии прибыла дивизия анархиста Буэнавентуры Дуррути, кроме того, в борьбу за город включилась 12-я интербригада (правда, в неполном составе, только 1600 бойцов). Эти подразделения усилили обороноспособность столицы.

15 ноября франкисты нанесли удар по Университетскому городку. В парке Монклоа и в самом городке развернулись ожесточенные бои. Этот район грозил стать той брешью, через которую мятежники все-таки попадут в Мадрид. Авангард франкистов пробивался через площадь Монклоа по направлению к центру столицы, но был разгромлен контрударом бойцов Дуррути. Сам Дуррути был смертельно ранен здесь через несколько дней. Сюда прибыл и генерал Хосе Миаха, принявший участие в баррикадных сражениях. И хотя уже 17 ноября стало ясно, что ведущий наступление генерал Варела не располагает достаточными силами, чтобы продвинуться за пределы Университетского городка, жестокие бои тут продолжались до 23 ноября. В ноябрьской битве за Мадрид погибло более 10 тыс. человек.

Столицу удалось отстоять – и она оставалась под контролем республики вплоть до окончания гражданской войны.

ИСПАНСКИЕ ДЕТИ В СССР

ИСПАНИЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА РЕБЕНОКРИА Новости

В 1937–1938 годах в нашу страну было вывезено 2895 испанских детей. СССР принял и несколько сотен взрослых беженцев из Испании, многие из которых проявили себя в годы Великой Отечественной войны. Позднее спортивным болельщикам хорошо были известны имена советских футболистов Агустина Гомеса, Немесио Посуэло, Хуана Усаторре. Сын испанки Кармен Ориве-Абад – Валерий Харламов – стал звездой мирового хоккея, а Хосе Бирюков, сын Клары Агиррегавирии, – звездой мирового баскетбола.

Падение республики

В марте 1937 года республиканцы одержали важную победу в сражении под Гвадалахарой над превосходящими их силами итальянского экспедиционного корпуса и франкистов. Но перехватить инициативу в войне защитникам республики не удалось. К тому же к весне 1937 года в их рядах вспыхнули серьезные конфликты.

Республиканцы разделились на два лагеря. Коммунистическая партия Испании под руководством Хосе Диаса, правое крыло ИСРП во главе с Индалесио Прието, либералы, каталонские и баскские националисты считали, что необходимо остановить проведение прежних преобразований и отобрать предприятия у коллективов, передав их государству. Актив НКТ, левое крыло ИСРП во главе с Ларго Кабальеро и члены ПОУМ возражали, полагая, что такие меры разочаруют трудящихся и ослабят республику. Они выступали также против вмешательства СССР во внутренние дела Испании, зная об арестах противников коммунистов, которые организовывались сотрудниками советских спецслужб.

Разногласия в Народном фронте нарастали и в мае 1937 года привели к вооруженным столкновениям в Барселоне, ставшим поводом для отставки правительства Кабальеро. Новый кабинет министров, сформированный 17 мая, возглавил умеренный социалист Хуан Негрин, проводивший политику союза с коммунистами. Правительство Негрина взяло курс на прекращение революционных преобразований и ликвидацию самоуправления и коллективизации. Развернулись репрессии против анархистов и членов антисталинской ПОУМ; испанскими коммунистами при участии советских агентов был убит лидер этой партии Андреу Нин. Часть левых сил поддалась разочарованию и апатии. Из-за политики «невмешательства» сторонникам республики было все труднее получать оружие: время от времени Франция не пропускала грузы, поставляемые из СССР.

Guernica_Picasso 1937Герника. Худ. Пабло Пикассо. 1937. Эта картина стала откликом художника на бомбардировку древнего баскского города Герника германским авиалегионом «Кондор». Вследствие авиаудара возник пожар, приведший к катастрофическим разрушениям (не менее 75% городских построек)

1 апреля 1937 года Франсиско Франко начал наступление на северный анклав республиканцев (Страна Басков и Астурия). 26 апреля германский авиалегион «Кондор» разрушил древний баскский город Герника, надеясь деморализовать противника. Это чудовищное событие нашло отражение на всемирно известной картине Пабло Пикассо, осуждающей войну и фашизм. С падением Хихона – уже 21 сентября 1937 года – северный анклав республики был уничтожен. Республиканцы, решив атаковать Теруэль, ненадолго взяли этот город, но в феврале 1938-го все-таки потерпели поражение. А в апреле в ходе Арагонской операции франкисты рассекли территорию, контролируемую республиканскими властями, надвое. Республиканцы с целью восстановить единство территории форсировали реку Эбро через несколько месяцев, в июле. Но развить успех не удалось, позиционные бои на плацдарме принесли большие потери обеим сторонам, и в ноябре республиканцы ушли за Эбро.

Зимой 1938–1939 года республиканские части снова потерпели поражение: франкисты заняли Каталонию. Правительство вынуждено было эвакуироваться во Францию, президент республики Асанья ушел в отставку, но Хуан Негрин вернулся в центральную республиканскую зону.

2 марта 1939 года сторонники прекращения вооруженной борьбы во главе с Сехисмундо Касадо и Хулианом Бестейро подняли против Негрина мятеж в Мадриде, что окончательно развалило республиканский фронт. Трагедия тех столичных мартовских событий усугублялась тем, что в момент мятежа стала быстро меняться обстановка в Европе. Когда республика начала агонизировать, у нее вдруг опять появились шансы на выживание в связи с общеевропейским конфликтом. Захват Гитлером Чехии резко обострил отношения Великобритании и Франции с Германией, союзником которой выступал генерал Франко. В этих условиях и британская, и французская дипломатия проявили интерес к сближению с СССР, поддерживавшим Вторую Испанскую Республику.

Столь стремительное изменение международной обстановки не могло не наводить республиканцев на мысль, что тогда «только бы ночь простоять да день продержаться»… Но мятеж Касадо обрезал нить, на которой держалась жизнь республики. К выводу о невозможности дальнейшего сопротивления Бестейро, Касадо и их сторонники пришли в одних условиях, а республику они обрушили уже в других – при непосредственном приближении Второй мировой войны, которая полностью изменила расклад сил в мире. Однако судьба Испании решилась накануне…

1 апреля 1939 года, проиграв войну, республика пала. Испания оказалась под контролем франкистских войск. Конфликт, только в ходе военных действий унесший свыше 300 тыс. жизней, завершился. Но начался «пир победителей». Оставшиеся в стране бывшие бойцы республиканской армии, члены профсоюзов и партий Народного фронта подверглись репрессиям. Несколько десятков тысяч человек были расстреляны, более миллиона отправлены в тюрьмы и на принудительные работы.

Антифашизм против тоталитаризма

Прямое столкновение двух испанских режимов завершилось победой связанного с фашистскими державами франкизма. Военно-авторитарная машина франкизма изначально являлась более эффективной, и победить ее можно было разве что «несимметричными» методами – путем социальных преобразований, которые показывали трудящимся, за что они сражаются. Подавление революционного импульса в республике ослабило принципиальную альтернативность «двух Испаний» и поставило республиканцев в полную зависимость от внешнеполитических факторов. Блокада со стороны западноевропейских государств и вынужденное смягчение вмешательства Советского Союза в конфликт обрекли республику на поражение. Хотя шансы на выживание у нее сохранялись до марта 1939 года.

Хуан Негрин в письме к председателю Совнаркома СССР Вячеславу Молотову от 14 апреля 1939 года отмечал: «Совокупность испанской проблемы не может быть отделена от борьбы, открытой и с каждым днем все более откровенной, между тоталитаризмом и антифашизмом. Мы еще должны будем, я в этом убежден, сыграть в ней значительную роль. Во всяком случае, моя страна показала пример. Бессильная против значительно ее превосходящих сил вторжения, преданная внутри и вовне, покинутая демократиями, она все же смогла бороться в течение почти трех лет».

И пусть Негрин ошибался по поводу роли Испании в грядущих битвах – он в этот горький час поражения словно передавал эстафетную палочку борьбы антифашизма против тоталитаризма. И борьба продолжилась. Ее итогом стала Победа, которая предопределила не только судьбу мира, но в конечном счете и судьбу Испании, где фашизм тоже стал не магистралью, а тупиком. Значит, не напрасной была и борьба республики.


Александр Шубин,
доктор исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat

Коминтерн и гражданская война в Испании. Документы. М., 2001
ШУБИН А.В. Великая испанская революция. М., 2011

XX ВЕК
ВОВ