От Вознесения до Покрова

Со времени правления Ивана Грозного Москва неоднократно горела в пожарах и перестраивалась, многие здания пошли под снос за ненадобностью и ветхостью. В итоге построек той эпохи почти не осталось, но те, что сохранились, – настоящие шедевры древнерусского зодчества.

 Вид на церковь Вознесения Господня в КоломенскомЦерковь Вознесения в Коломенском / РИА Новости

В давние времена в столице не существовало традиции ставить памятные скульптуры, стелы или обелиски по случаю знаменательных событий. Тогда возводились величественные храмы…

«Церковь та велми чюдна высотою»

Московские государи любили Коломенское. Уже в XIV веке это село стало вотчиной Ивана Калиты, но особенно приглянулось оно великому князю Василию III. Именно по его указу начались широкомасштабные работы, которые помимо возведения нового дворца предполагали и строительство церкви, соответствующей высокому статусу Коломенского.

Согласно наиболее распространенной версии, храм Вознесения Господня был построен Василием III в знак благодарения Богу за рождение долгожданного наследника – будущего Ивана IV.

Ребенок в великокняжеской семье был и вправду желанным: все понимали, что без него страну ожидала бы новая феодальная война за московский престол. Чтобы предотвратить это, Василий III даже запретил своим младшим братьям жениться и заводить детей, пока у него не появится наследник. Однако первый его брак, с Соломонией Сабуровой, оказался бездетным: в течение 20 лет она так и не смогла родить ребенка великому князю. И тогда впервые в истории России правитель решился на беспрецедентный шаг – развод с женой, которому предшествовали длительные совещания Василия III с Боярской думой и церковными иерархами. Мнения разделились, многие были против. Одни источники утверждают, что Соломония, понимая всю опасность положения, добровольно согласилась отправиться в монастырь, другие (главным образом иностранные) настаивают на ее насильственном пострижении.

Так или иначе, но в 1525 году Соломония Сабурова была пострижена в монахини с именем София в московском Богородице-Рождественском монастыре, а затем отправлена в Покровский монастырь в Суздале. Василий же в следующем году женился вторично: его супругой стала Елена Глинская – дочь литовского князя Василия Глинского и Анны Якшич, родом из Сербии. Елене было тогда около 16 лет, великому князю – 47. В 1530-м она наконец родила наследника – Ивана, а позднее еще одного сына, Юрия.

Почему же новый храм в Коломенском не был освящен во имя Иоанна Предтечи – покровителя новорожденного? Существует вполне рациональное предположение, что именно в день Вознесения Господня Василий III мог дать обет возвести церковь в честь появления на свет наследника.

Дата начала строительства остается неизвестной. Есть даже версия, что подготовка началась еще до рождения Ивана Васильевича, в 1529 году. Зато мы точно знаем, что работы завершились в 1532-м, так как об этом пространно сообщает Воскресенская летопись: «Того же лета [7040/1532] свершена бысть в Коломенском церковь камена Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа; бе же церковь та велми чюдна высотою и красотою и светлостию, такова не бывала преже сего в Руси».

Архитектором церкви Вознесения в Коломенском считается итальянец Пьетро Франческо Аннибале, известный по русским летописям как Петрок Малый. По его проектам были возведены Воскресенская церковь в Кремле (примыкала к колокольне Ивана Великого), Китайгородская стена, а также ряд крепостей на границах Великого княжества Московского. В источниках Петрок Малый напрямую не упоминается в связи с Коломенским, но в пользу его авторства свидетельствуют некоторые декоративные элементы храма, характерные для Италии XVI века: готические вытянутые арки, полуколонки у окон, пилястры с резными капителями. В этом видна преемственность с линией Ивана III, по заказу которого итальянские зодчие перестраивали Кремль и возводили в нем новые соборы. Скорее всего, Василий III опирался на удачный опыт отца, поэтому доверил сооружение столь важного для него храма именно итальянцу.

Современников Ивана Грозного церковь поражала не только своим великолепием, но и размерами: благодаря массивному шатру она стала самым высоким зданием в московских окрестностях, превзойдя даже колокольню Ивана Великого (лишь при Борисе Годунове последняя будет еще раз надстроена и вернет себе первенство). Некоторые исследователи полагают, что это обстоятельство позволяло использовать храм как сторожевую вышку для наблюдения за приближением войск неприятеля, прежде всего крымских татар, и подачи сигнала тревоги.

В истории же русской архитектуры Вознесенскому храму принадлежит титул одной из первых каменных шатровых церквей, которые дали жизнь новому направлению в храмоздательстве, не имеющему аналогов за пределами России. Вытянутый шатер церкви взмывает в небо, тем самым символизируя Вознесение Господне…

Василий Блаженный

1449711_originalМосковский чудотворец Блаженный Василий. Худ. В.Ю. Графов

Самый известный на Руси юродивый родился в декабре 1468 года. Согласно житию, это произошло в подмосковном селе Елохове, на паперти местной церкви. В юные годы он был отдан в подмастерья к сапожнику, и тогда впервые проявился его дар предвидения. Однажды некий купец заказал сапоги, попросив сделать их такими крепкими, чтобы не сносились за год. После ухода купца мальчик рассмеялся, а потом заплакал. Удивленному же мастеру объяснил, что новые сапоги и вправду не сносятся, потому что их заказчик скоро умрет… Через несколько дней так и случилось.

Когда Василию исполнилось 16 лет, он оставил мастерскую и, уйдя в Москву, начал свой подвиг юродства. Круглый год он ходил нагим и босым, совершая действия, которые на первый взгляд могли показаться безумием, но на самом деле имели глубокий смысл. Так, Василий разбросал калачи одного торговца, после чего тот признался, что подмешивал в них известь и мел.

В другой раз кинул камень в икону Божией Матери на Варварских воротах. Собравшийся народ побил его, а потом обнаружилось, что на оборотной стороне иконы нарисован бес. Помогал Василий неимущим и обездоленным, нуждавшимся и страждущим. Особые отношения сложились у него с Иваном Грозным: царь относился к юродивому с большим почтением и даже, по некоторым свидетельствам, побаивался его, так как тот умел читать чужие мысли. Известен такой эпизод: однажды, стоя на литургии в церкви, Василий внимательно смотрел на Ивана IV, а после сказал царю, что того не было в храме, ведь мысленно он бродил по стройке на Воробьевых горах. И действительно, во время богослужения государь думал о возведении нового дворца.

Василий бывал даже в царских палатах, где продолжал юродствовать. Как-то, присутствуя на пиру, он трижды вылил чашу с вином за окно, а на гневный вопрос царя ответил, что тушит пожар, разразившийся в Великом Новгороде. Вскоре пришло сообщение о крупном пожаре в этом городе… Новгородцы же вспоминали, что видели на улице нагого старца, кропившего водой горящие дома и тем усмирившего огонь. Василий Блаженный скончался в 1557 году, на его отпевании присутствовал Иван IV с супругой Анастасией Романовной. Почти сразу Василия стали почитать в народе как святого, москвичи рассказывали о чудесах, совершавшихся возле его могилы, и в 1588 году он был канонизирован. День его памяти Русская православная церковь отмечает 2 (15) августа.

Покровский, Васильевский или Иерусалимский?

Место, где возник собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, в середине XVI века не пустовало: здесь, на возвышенности, в самом сердце московского торга, близ Лобного места, уже стояла церковь Святой Троицы. В 1552–1553 годах после победы над Казанским ханством рядом с ней было возведено несколько небольших деревянных церквей в честь праздников и святых, память которых отмечалась в дни крупных сражений и значимых событий. Так, в день священномученика Григория Армянского в Казани был произведен взрыв Арской башни, на Покров начался решающий штурм города, а в день памяти святых мучеников Киприана и Иустины Казань пала.

В 1555–1561 годах вместо деревянных церквей возник собор с центральным престолом во имя Покрова Богородицы и восемью приделами, что в композиционном отношении представляло собой нечто совершенно необычное для того времени. С одной стороны, это были те же, только заново отстроенные, девять отдельных церквей, что внешне подчеркивалось наличием главного шатра и более низких глав приделов, симметрично расположенных вокруг него. С другой – то, что все они располагались на едином основании, указывало на монолитность сооружения. В плане же собор образовывал восьмиконечную звезду – традиционный символ Пресвятой Богородицы.

Такое единство и обособленность в одном здании ранее не встречалось в русской архитектуре, и это породило множество предположений об авторах собора и их иностранном происхождении: в разные периоды искали итальянский, германский и даже английский «след». Однако наиболее правдоподобной считается версия, согласно которой строительство вели русские зодчие из Пскова – Иван Барма и Постник Яковлев. Впрочем, и здесь взгляды специалистов расходятся: существует мнение, что на самом деле это был один человек. А вот популярная легенда об ослеплении зодчего (или зодчих, если их все-таки было двое) после завершения работ, известная благодаря немецкому путешественнику XVII века Адаму Олеарию, скорее всего, является вымыслом, так как Постник Яковлев в дальнейшем трудился над возведением новых крепостных стен в Казани.

Москва сегодняСобор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву / РИА Новости

Но почему же Покровский собор нередко называют храмом Василия Блаженного? Дело в том, что в 1557 году рядом с еще строившимся собором был похоронен известный московский юродивый – Василий Блаженный, которого чтил сам Иван Грозный. При Федоре Ивановиче, уже в 1588-м, он был канонизирован, после чего над могилой в честь святого был выстроен десятый придел храма. Симметрию здания это несколько нарушило, но сейчас представить собор без дополнительной главки уже невозможно. К слову, позже появился и одиннадцатый придел – во имя Рождества Богородицы, где покоятся мощи другого московского юродивого, Иоанна Блаженного, по прозвищу Большой (Железный) Колпак. В народном сознании личность Василия Блаженного и храм на Красной площади связаны настолько, что даже возник причудливый миф, будто бы собор был построен на скопленные юродивым деньги, которые ему подавали москвичи.

Однако было у знаменитого храма и другое наименование. В XVI–XVII веках многие иностранные путешественники в своих записках называли его Иерусалимским. И хотя это название в Москве не прижилось, появилось оно не без оснований. Покровский собор нередко уподобляли библейскому Небесному Иерусалиму, что укладывалось в формулу «Москва – Третий Рим». Кроме того, один из его приделов освящен во имя Входа Господня в Иерусалим – христианского праздника, который чаще называют Вербным воскресеньем.

В этот день устраивалось грандиозное празднество: после обедни в Успенском соборе Московского Кремля большой крестный ход духовенства и бояр двигался на Красную площадь через Спасские ворота. Во главе шествия верхом на «осляти» (осла заменяла лошадь, убранная попоной) в подражание Иисусу Христу ехал патриарх, далее следовал царь, державший конец повода. Толпа верующих и духовенство оставались на площади, а патриарх вместе с царской семьей следовал в Покровский собор, в придел Входа Господня в Иерусалим, где и проходило торжественное богослужение. В этот момент вся Красная площадь словно преображалась в один огромный храм, алтарем которого являлся Покровский собор. Затем процессия вновь возвращалась в Успенский собор Кремля. В Петровскую эпоху эта традиция исчезла…

Несокрушимые святыни

История оказалась милосердна к обоим великим храмам: каждый раз грозившая опасность чудесным образом – по-другому и не скажешь! – обходила их стороной. Коломенское после переноса столицы в Санкт-Петербург потеряло былой блеск, многие его постройки, включая великолепный дворец царя Алексея Михайловича, были разобраны за ветхостью, но церковь Вознесения Господня продолжала стоять, богослужения в ней не прекращались.

Покровский собор пытались взорвать в 1812 году по приказу Наполеона, но, к счастью, взрыва не произошло: то ли французские солдаты не успели заложить порох, то ли, как утверждали москвичи, фитили потушил внезапно начавшийся дождь.

Храм Василия БлаженногоШатер центрального столпа Покровского собора / РИА Новости

Революционные события XX века по-своему коснулись Коломенского: 2 марта 1917 года, в день, когда император Николай II отрекся от престола, именно в подклети церкви Вознесения был обретен образ Божией Матери «Державная». К настоятелю храма отцу Николаю Лихачеву пришла жившая неподалеку крестьянка Евдокия Адрианова, которая во сне услышала голос: «Есть в селе Коломенском большая черная икона. Ее нужно взять, сделать красной, и пусть молятся». После долгих поисков в подвале храма обнаружили большую старую черную икону. Когда ее отмыли от многолетней пыли, перед присутствовавшими предстало изображение Божией Матери как Царицы Небесной, величественно восседавшей на троне в красной царской порфире, с короной на голове, со скипетром и державой в руках и младенцем Иисусом на коленях.

В условиях начинавшейся в России революции явление этого образа многие верующие восприняли как предвестие надвигающихся бурных событий. В советскую эпоху образ хранился в запасниках Государственного исторического музея, а сегодня он снова в Коломенском, но в соседней церкви – во имя Казанской иконы Божией Матери.

Затронула революция и Покровский собор. 5 сентября 1918 года, в первый день объявленного большевиками красного террора, был расстрелян его многолетний настоятель, известный московский проповедник и миссионер протоиерей Иоанн Восторгов. В 1922-м из собора изъяли ценности, в результате чего оказались утрачены многие предметы церковного искусства, затем сняли колокола, а в 1929-м богослужения в храме прекратились. С этого времени Покровский собор стал филиалом Исторического музея.

В 1930-х годах обсуждались планы по его сносу. Об одном из таких проектов вспоминал знаменитый русский реставратор Петр Барановский. В 1936-м его пригласили в высокое правительственное учреждение и предложили провести обмеры и составить смету на снос Покровского собора, поскольку якобы уже было принято решение о демонтаже здания для расширения автомобильного движения по Красной площади.

Москвичи же передавали из уст в уста другой вариант легенды. Будто бы на одном из совещаний в Кремле идею сноса Покровского собора озвучил Лазарь Каганович, который на специально приготовленной модели Красной площади со словами: «А вот если бы его – раз!» – вдруг убрал макет храма. Сталин после некоторых раздумий ответил: «Лазарь, поставь на место».

Впрочем, никаких документов того времени, прямо сообщающих о намерениях избавиться от собора, на сегодняшний день не обнаружено. Хотя сохранились планы Москвы, на которых Красная площадь предстает в непривычном облике – превращенной в широкий проезд для транспорта и лишенной зданий Исторического музея и Покровского собора. Как бы то ни было, сам музей и его древний «филиал» устояли.

Во время войны музей в Покровском соборе не работал, но в праздник 800-летия Москвы в 1947 году он вновь открыл двери для посетителей. В 1990-х годах на его колокольне опять зазвонили колокола. Сейчас собор находится в совместном ведении Государственного исторического музея и Русской православной церкви. В приделе Василия Блаженного богослужения проводятся по воскресеньям, в других приделах – в престольные праздники и по особым случаям. Храм Вознесения Господня в Коломенском был отреставрирован в 2007 году, сегодня он тоже управляется совместно музеем и церковью. И конечно, важным событием в истории обоих храмов стало их включение в 1990-е годы в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Никита Брусиловский

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat

БРУНОВ Н.И. Храм Василия Блаженного в Москве. Покровский собор. М., 1988
БАТАЛОВ А.Л., БЕЛЯЕВ Л.А. Церковь Вознесения в Коломенском: архитектура, археология, история. М., 2013