Мир между войнами

О том, как и почему Первая мировая война перетекла во Вторую мировую, кто стоял за спиной у Гитлера и какую роль играли Лондон и Вашингтон в длившемся весь ХХ век «походе против России», размышляет один из ветеранов российской внешней политики, чрезвычайный и полномочный посол, доктор исторических наук Валентин Фалин.

Валентин Фалин на Круглом столе на тему: "20 лет после падения "берлинской стены"фото: Владимир Федоренко / РИА НОВОСТИ

ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВИЧ ФАЛИН

Родился 3 апреля 1926 года в Ленинграде. В 1950 году окончил МГИМО.

В 1964–1966 годах – руководитель группы советников министра иностранных дел СССР Андрея Громыко.

В 1971–1978 годах – чрезвычайный и полномочный посол СССР в ФРГ.

В 1978–1982 годах – первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС.

В 1983–1986 годах – политический обозреватель газеты «Известия», с 1986 по 1989 год – председатель правления Агентства печати «Новости» (АПН).

В 1989–1991 годах – заведующий Международным отделом ЦК КПСС, одновременно, в 1990–1991 годах, – секретарь ЦК КПСС. Доктор исторических наук.

Один из главных вопросов, которые обсуждаются в связи с историей Первой мировой войны: была ли эта «всемирная бойня» неизбежной? Ведь прозорливые современники предупреждали о надвигавшейся опасности задолго до ее начала.

Так, умерший в 1895 году Фридрих Энгельс предрекал, что Германия в союзе с Австро-Венгрией в обозримом будущем нападет на Россию и Францию.

Вместе с тем для многих – не только обывателей, но и политиков – эта война стала полной неожиданностью. Даже после выстрела Гаврилы Принципа в Сараеве они надеялись, что худшего удастся избежать…

Две ветви одной расы

– В феврале 1914 года лидер правых в Государственном совете Петр Дурново подал на имя Николая II записку, в которой выразил (как потом оказалось, совершенно справедливо) свой скепсис относительно сближения Санкт-Петербурга и Лондона, поскольку не видел никаких выгод для Российской империи в союзе с Туманным Альбионом. Что вы думаете об этом? Каковы, на ваш взгляд, истоки Первой мировой?

– Философ Жан-Жак Руссо говорил: «Удар не всегда попадает в цель, но намерение остается». Отношение официального Лондона к России обычно было враждебным. Даже в конце XVIII века, когда Российская империя являлась союзницей Великобритании против Франции, англичане не только срывали поставки продовольствия и медикаментов войскам генерала Александра Римского-Корсакова, но и публиковали издевательские карикатуры на солдат Александра Суворова.

Их изображали в монгольских шапках и с тигровыми когтями и кинжалами в зубах, этакой угрозой европейской цивилизации. Нечто подобное тиражировалось «отцами демократии» и во время Крымской войны, и в 1918 году, и позже.

Что же касается общего знаменателя процессов, приведших к Первой мировой войне, то он до сих пор остается невычисленным. Жаль, что не только многие политики и публицисты, но и некоторые, казалось бы, солидные исследователи довольствуются видимой частью спектра.

А любое упрощение есть искажение истины. Не познав же ее, как справедливо заметил Люк де Клапье де Вовенарг, сподвижник Вольтера, мы будем витать над бездной.

Итак, согласно устоявшейся легенде, после того как Гаврило Принцип 28 июня 1914 года в боснийском Сараеве смертельно ранил наследника австрийского престола Франца Фердинанда, Австро-Венгрия вступила на тропу войны против Сербии.

Следом Вильгельм II объявил войну Российской империи.

В действительности же исходные планы войны против Сербии и ее защитницы России разрабатывались Берлином и Веной годами раньше. Германская армия была приведена в полную боевую готовность еще в марте 1914-го – за три с лишним месяца до выстрелов в Сараеве.

wwib0 128 июня 1914 года в боснийском Сараеве был убит наследник австрийского престола Франц Фердинанд – это стало поводом к войне

Германия и Великобритания также пытались сговориться. И тоже в ущерб России. В 1898 году, когда Россия в Гааге выступила с инициативой по ограничению гонки вооружений и пресечению милитаризации науки, британский министр по делам колоний Джозеф Чемберлен предложил немцам сплести две ветви одной расы, дабы запереть Россию в Балтийском и Черном морях…

– Получается, что как минимум с конца ХIХ века Россия, а затем СССР последовательно боролись за мир. Однако именно их Запад постоянно выставлял агрессорами…

– России по сию пору пытаются приписать агрессивные намерения… Но вернемся в 1898 год. Берлин, угождая Лондону, предал буров, против которых Альбион развязал войну. Англичане пообещали утолить колониальные аппетиты Второго рейха за счет Марокко или Сиама.

В конечном счете немцы не получили ни того ни другого.

– Берлин и Лондон разошлись по этой причине?

– Не только. Камнем преткновения явилась заявка Вильгельма II на уравнение на морях германского флота с британским.

Сбой на военно-морском поприще не изменил главного – традиционной русофобской ориентации, присущей как Лондону, так и Берлину на протяжении большей части XIX, не говоря уже о ХХ столетии.

Лондон ни на одном этапе не отрекался от идеи столкнуть россиян с немцами, а еще лучше – навязать России, а позже СССР войну на два фронта.

Именно Альбион, согласно договору 1902 года, стал крестным отцом японской агрессии против России в 1904–1905 годах. Японский флот, атаковавший Порт-Артур, выстроили на деньги американского банкира Якоба Шиффа британские корабелы.

ГЕРМАНСКАЯ АРМИЯ БЫЛА ПРИВЕДЕНА В ПОЛНУЮ БОЕВУЮ ГОТОВНОСТЬ ЕЩЕ В МАРТЕ 1914 ГОДА – за три с лишним месяца до выстрелов в Сараеве

Лондон предупредил французов и немцев, что если кто-то из них поддержит Россию, то Великобритания выступит на стороне Японии. По договору 1904 года англичане обязались в случае затягивания Русско-японской войны непосредственно включиться в боевые действия в качестве союзников Японии.

– Существует мнение, что камень за пазухой в отношении России англичане держали и во время Первой мировой войны, когда две страны опять же находились в составе одной коалиции. Это так?

– Сказанное подчеркивает специфику участия Великобритании в пресловутой Антанте.

Многое проясняет запись беседы Уинстона Черчилля с Бисмарком, внуком легендарного канцлера, датированная 20 сентября 1930 года.

Иосиф Сталин хранил этот перехват советской разведки в своем рабочем шкафу до конца жизни. Передаю смысл документа. Черчилль сказал:

«Немцы – недоумки. Вы затеяли войну на два фронта.

Европа в 1915 году. Немецкий политический плакат

Если бы вы сосредоточились на разгроме России, мы позаботились бы о том, чтобы Франция вам не мешала. Если бы Париж не послушался наших советов, мы бы оставили его один на один с вами».

Этот первый тезис Черчилля касался истории, которую в 1914 году он определял совместно с шефом Форин-офиса Эдуардом Греем. Второй тезис относился к проводившейся в СССР индустриализации. Черчилль призывал сделать все возможное, чтобы Советский Союз оставался аграрной страной…

ВЕРСАЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОДВЕЛА ЛИШЬ ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ИТОГИ ВОЙНЫ. При разрезании победного пирога каждый из ведущих участников торжища стремился отхватить кусок повесомей

«Поручите нам разделаться с ними»

– Мог ли заключенный по итогам Первой мировой войны Версальский договор обеспечить долгий мир?

– Нет. Версальская конференция подвела лишь промежуточные итоги войны. При разрезании победного пирога каждый из ведущих участников торжища стремился отхватить кусок повесомей. Тогда-то тайные замыслы и расчеты и вышли наружу.

Версальский талмуд из 440 статей, подписанный в пятую годовщину выстрелов в Сараеве, изначально не мог претендовать на миротворческую миссию.

Показателен комментарий главы правительства Франции Жоржа Клемансо, которым тот сопроводил подписание означенного правового акта:

«Этот договор, как и все остальные договоры, является не чем иным, как продолжением войны, и не может быть чем-то другим».

По существу, это была заявка на довершение недовершенного. В том же 1919 году Клемансо призвал окружить большевистскую Россию, чтобы та не угрожала европейской цивилизации, железным занавесом.

Этот термин принадлежит ему, а не Йозефу Геббельсу или Черчиллю. А незадолго до того французский маршал Фердинанд Фош объявил, что если Первая мировая война не закончится разгромом Советской России, то она должна считаться проигранной.

– И это тот самый Фош, который признавал: «Если Франция не была стерта с лица земли в 1914 году, то этим она обязана прежде всего России»! А какую линию в отношении России проводил Вашингтон?

– Там в качестве оптимальной модели решения «русского вопроса» признавалось расчленение бывшей Российской империи на ряд отдельных государств и территорий, зависимых от зарубежья.

Госдепартамент США оснастил американскую делегацию, прибывшую на Парижскую мирную конференцию, географической картой, на которой были прочерчены «подновленные» границы России.

От нее отсекались Финляндия, Прибалтика, Польша, Украина, Белоруссия, Кавказ, Средняя Азия, Сибирь и Дальний Восток. Оставались Москва и Среднерусская возвышенность.

ITAR-TASS/PHOTAS/JTB PhotoПодписание мира проходило 28 июня 1919 года в Зеркальном зале Версальского дворца — фото: JTB Photo / ТАСС

За реализацию такого плана Запад боролся всеми доступными для него на тот момент средствами: в Гражданскую войну, то есть в 1918–1922 годах, в Советской России буйствовали 330 тысяч интервентов.

Сколько людей полегло от рук иностранных карателей, не поддается подсчету. Только в концлагерях, устроенных ими на оккупированной территории страны, погибло около 50 тысяч человек.

Кстати, примерно в то же время, о котором мы с вами говорим, а именно в ноябре 1922 года, состоялся и первый контакт американцев с Адольфом Гитлером. В беседе с помощником военного атташе США в Германии Смитом будущий фюрер сказал:

«Не дожидайтесь, когда вам придется сразиться с коммунистами на поле брани, поручите нам разделаться с ними».

Это заявление произвело на Вашингтон сильное впечатление. С декабря 1922 года банковская группа Варбургов начала финансировать правоэкстремистские движения в Веймарской республике.

Премьер-министр Франции в 1917–1920 годах Жорж Клемансо

В качестве опекуна к Гитлеру спецслужбы США пристроили Эрнста Ганфштенгля, сына немца и американки. Этот выпускник Гарвардского университета был вхож в круги, где обкатывалась политика США.

Прибыв в Германию, он помог Гитлеру в публикации книги «Майн Кампф». Благодаря американским финансовым вливаниям нацистский листок «Фёлькишер беобахтер» превратился в общенациональный медийный рупор.

Под марши, сочиненные Ганфштенглем, шагали отряды СА. Отнюдь не случайно он стал иностранным пресс-атташе НСДАП и заместителем руководителя пресс-бюро в штабе Рудольфа Гесса.

Ганфштенгль посредничал в налаживании контактов Гитлера с видными немецкими политиками и зарубежными деятелями. В 1937 году он тайно покинул Третий рейх.

– Без объяснения причин?

– Согласно легенде, Ганфштенгль испытывал тревогу за свою безопасность. А в годы войны он входил в круг советников президента США Франклина Рузвельта, своего однокашника по Гарварду.

– Когда в «здании» Версальского мира появились первые трещины?

– Еще не просохли подписи под Версальским договором, как начался демонтаж его устоев. Поляки первыми нарушили решения конференции, отторгнув от Веймарской республики Верхнюю Силезию с ее богатейшими угольными месторождениями.

Гаранты версальского мироустройства в лице Великобритании, Франции и Италии безмолвствовали. Затем польское воинство Юзефа Пилсудского, до зубов оснащенное трофейным германским оружием, ринулось в поход на восток и захватило Киев.

И хотя через месяц Киев был освобожден, по итогам подписанного в марте 1921 года Рижского мира произошел раздел Украины и Белоруссии.

doc16599220151214155851_001Европа к 22 июня 1941 года

Чем он был лучше разделов Польши? Отторгнутыми оказались те территории, которые СССР вернул себе в 1939-м и которые теперь, после развала Советского Союза, являются частями нынешних Украины и Белоруссии.

Безнравственно выдавать захваченные польскими агрессорами в 1920 году Западную Украину и Западную Белоруссию за «Восточную Польшу», как это практикуется Варшавой до сих пор.

Безнравственно молчать о захвате Польшей Вильно в октябре 1920 года и о десятках тысяч красноармейцев, погибших в польских лагерях в 1919–1922 годах.

«Решение, приемлемое для всех, кроме России»

– В книге «Второй фронт. Антигитлеровская коалиция: конфликт интересов» вы писали, что «США, Англия и Франция заведомо знали об изготовке нацистов к захвату Чехословакии»…

– Знали и располагали запасом времени, чтобы определить оптимальный способ противоборства германской агрессии. «Западные демократии» знали и о том, что с поглощением Чехословакии Гитлер связывал успех или неуспех всей программы строительства «тысячелетнего рейха».

Дело в том, что в 1930-е годы на долю Чехословакии выпала роль соединительного звена западной и восточной систем безопасности – несовершенных, но все-таки реально существовавших.

Чехословакия была единственным из малых и средних государств региона, располагавшим крупным оборонным потенциалом и развитой военной промышленностью.

Прибытие эшелона с евреями из Карпатской Руси, которая была аннексирована Венгрией у Чехословакии в 1939 году, в лагерь смерти «Аушвиц-2», также известный как «Биркенау», в Польше. Май 1939 года

А стратегическое положение страны даже превосходило по значению ее военные возможности. Преодоление чехословацкого барьера – в сочетании с аншлюсом Австрии – облегчало немцам проникновение в Восточную, Южную и Юго-Восточную Европу, а также выход к Черному и Средиземному морям.

Давно пора понять, что Мюнхенская конференция сентября 1938 года – не сработанная в спешке, а тщательно спланированная сделка. Уступить Гитлеру Судетскую область Чехословакии Лондон и Париж сговорились еще в 1937-м.

Воевать из-за Чехословакии англичане и французы не собирались.

Свою позицию в марте 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен обосновал без витийств, подчеркнув, что помощь чехам «стала бы лишь поводом для начала войны с Германией»:

«Об этом можно было бы подумать лишь тогда, когда имелась бы перспектива быстро поставить ее на колени. Я не вижу, однако, никакого шанса для этого.

Поэтому я отказался от мысли дать какие-либо гарантии Чехословакии или также французам в контексте их обязательств по отношению к этой стране».

Английский премьер-министр озвучил эту позицию в палате общин 24 марта 1938 года. Тем самым он ответил на предложение советского правительства созвать конференцию СССР, Великобритании, Франции, США и ЧСР с целью противопоставить «большой союз» нацистским планам завоевания мира.

Тогда же Советский Союз подтвердил готовность выполнить свои обязательства перед Чехословакией, если аналогично поступит Франция. Чехословакия поддержала идею конференции.

Однако Франция, поставленная Лондоном перед дилеммой – СССР или Великобритания, выбрала последнюю, примкнув к британскому курсу на изоляцию Москвы на международной арене.

НАЧИНАЯ С 1918 ГОДА В КАЧЕСТВЕ ОПТИМАЛЬНОЙ МОДЕЛИ РЕШЕНИЯ «РУССКОГО ВОПРОСА» американцы видели расчленение бывшей Российской империи на ряд отдельных государств и территорий, зависимых от зарубежья

Эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что заклание Чехословакии было не вынужденным, а осознанным выбором «западных демократий», навеянным идеологическими и прагматическими мотивами.

Встреча в Мюнхене завершилась подписанием еще одного важного документа – англо-германской декларации о ненападении, мире и консультациях. Перед отлетом домой у британского премьер-министра состоялся прощальный разговор с фюрером. Чемберлен прямо заявил:

«У вас достаточно самолетов, чтобы подвергнуть бомбардировке Советский Союз, тем более что советские самолеты теперь не могут быть дислоцированы на чехословацкой территории».

В итоге Мюнхенский сговор, в котором воплотилась линия Чемберлена искать «решение, приемлемое для всех, кроме России», ставил СССР в исключительно сложное положение.

Если англичане намеревались поступить так, как заявляли («чтобы жила Британия, большевистская Россия должна умереть»), то Москве впору было вспомнить древнюю мудрость:

«Своя рубашка ближе к телу».

– Ничего другого СССР и не оставалось. В условиях, когда Великобритания и Франция нашли общий язык с Германией, Польша тоже могла договориться с Гитлером и действовать с ним сообща…

– Осенью 1938-го Польша участвовала в разделе Чехословакии, отхватив от нее Тешинскую область. То, что Варшава сама себе рыла яму, уже тогда едва ли у кого-то вызывало сомнения.

Польша способствовала тому, чтобы идея коллективной безопасности окончательно увяла. Между тем обязательства Франции перед поляками не могли иметь большей практической ценности, чем перед Прагой.

Исчезновение Чехословакии с политической карты Европы сделало стратегическое положение Польши в противостоянии Германии безнадежным.

Смыкаясь с претензиями Гитлера к чехам и выдвигая под сурдинку собственные, в заносчивости перехлестывавшие мюнхенский диктат, польские правители напрашивались на предъявление аналогичных требований к самой Варшаве.

Требования Берлина Варшава получила уже в октябре 1938-го. Гитлер добивался присоединения Польши к Антикоминтерновскому пакту, согласия на вхождение вольного города Данцига в состав Третьего рейха и разрешения на постройку экстерриториальных железной и шоссейной дорог через польские земли между основной частью Германии и Восточной Пруссией.

Однако, получив ультиматум, пять месяцев поляки тянули с ответом.

– Почему?

– Поляки выбирали между Великобританией и Германией. Наконец в марте 1939-го министр иностранных дел Польши Юзеф Бек собрался лететь в Лондон с заявлением, что Варшава, поскольку не получает помощи от англичан, переориентируется на Германию.

Однако Великобритания, узнав от французов о задуманном Беком маневре, до прибытия последнего в Лондон поспешила сообщить, что предоставляет Польше гарантии безопасности. Беку ничего не оставалось, как отклонить 26 марта требования Берлина.

– После чего разъяренный Гитлер пообещал, что сварит полякам «чертово зелье», и дал старт разработке плана «Вайс», предусматривавшего вторжение в Польшу не позднее 1 сентября 1939 года. Гитлер свое обещание выполнил, а англичане нет…

– Через два дня после того, как 1 сентября 1939 года Германия обрушила на Польшу сокрушительный удар, Великобритания и Франция объявили Третьему рейху войну.

Однако никакой реальной помощи, кроме риторики, Варшава от гарантов своей безопасности так и не получила. Как, кстати, и от США. Началась «Странная война» – именно под таким названием она подается в литературе.

Немецкие генералы недоумевали, почему противник не использует свой четырехкратный перевес в живой силе, подавляющее превосходство в танках и самолетах. А тем временем британский фельдмаршал Эдмунд Айронсайд давал «ценный» совет полякам обратиться за подмогой к нейтральным странам.

Показательно то, что первый английский солдат погиб 1 декабря. До этого Лондон ждал, не пойдет ли Гитлер после победоносного окончания войны с Польшей сразу на восток.

Осенью 1939-го Великобританию больше заботил вопрос, как прорваться к Балтийскому морю, чтобы расстроить коммуникации государств этого бассейна, и, кроме того, как подсыпать пороху в конфликт между Финляндией и СССР. На мушку были взяты советские нефтепромыслы в Грозном и Баку.

Секретные протоколы

– Как в связи с этим следует оценивать советско-германский договор о ненападении, заключенный в августе 1939 года? Долгое время его называли преступным. Многие на Западе и сейчас отзываются о нем в том же духе…

– Такие оценки не имеют под собой никаких оснований. Ни по методу составления, ни по своему содержанию договор не нарушал международного права.

Даже разграничение «сфер интересов», содержащееся в секретном дополнительном протоколе к пакту, в принципе нельзя безоговорочно относить к крамоле. Оно должно толковаться как определение рубежа, пересечение которого обнуляет весь пакет достигнутых договоренностей.

Если держаться буквы договора о ненападении, то выводом Эстонии, Латвии и Литвы из-под германского протектората их независимость не ущемлялась.

Важно и то, что решение идти войной на Польшу высшее руководство Германии приняло не после, а задолго до встречи Иоахима фон Риббентропа со Сталиным и Молотовым в Москве.

Причем план «Вайс» предусматривал захват одновременно с Польшей еще и Литвы и большей части Латвии. Если бы так и произошло, то войну с СССР немцы начали бы с расстояния в 90 км от Ленинграда. В 1941 году они вышли на восточный рубеж Эстонии только в августе…

1581 1Плакат «Встреча над Берлином». Худ. Кукрыниксы. 1941

Не будем забывать также о том, что советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 года был заключен за 50 часов до назначенной на 26 августа даты вторжения немцев в Польшу. Точную информацию о готовящемся ударе имели не только в Москве, но и в Лондоне.

И в ночь с 25 на 26 августа немецкие диверсионно-разведывательные группы пересекли польско-германскую границу. Лишь в последний момент фюрер перенес старт плана «Вайс» на 1 сентября – после того как Бенито Муссолини за спиной у Гитлера проинформировал Париж о том, что Рим воздержится от участия в операции рейха.

Часто можно услышать упреки в адрес советско-германского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года. Однако в нем за эталон бралась так называемая «линия Керзона», определенная еще в декабре 1919 года Верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши.

Согласившись на такую границу, Сталин поступил дальновидно. Это решение остудило воинствующий пыл политиков в Лондоне, Вашингтоне и Париже.

– Какова ваша оценка Сталина как дипломата?

– В 1943–1945 годах в отношениях с Великобританией и США он проявил себя как государственный деятель, способный защищать фундаментальные интересы страны.

Если оценивать роль Сталина в целом, то он опроверг утверждение, что гений и злодейство – вещи несовместные. Будучи, безусловно, извергом, он при этом был выдающимся политиком XX века.

– Как и в годы Первой мировой войны, в начале Второй мировой американцы формально соблюдали нейтралитет. Хотя реакцию Вашингтона на Советско-финляндскую войну сложно назвать нейтральной…

– В начале 1940 года Франклин Рузвельт решал, не отозвать ли дипломатическое признание Соединенными Штатами СССР. Вашингтон даже установил контакт с жившим на территории США Александром Керенским на предмет формирования российского правительства в изгнании.

В феврале-марте 1940-го эмиссар Рузвельта Самнер Уэллес объехал Европу по маршруту Рим – Берлин – Париж – Лондон – Рим, убеждая лидеров европейских государств прекратить «семейную ссору» и сплотиться против угроз, навлекаемых на западную цивилизацию советскими «варварами».

Затея Вашингтона, как и намерение Лондона высадить на севере Финляндии экспедиционный корпус, провалилась. 12 марта 1940 года СССР и Финляндия подписали мирный договор.

ЕСЛИ ОЦЕНИВАТЬ РОЛЬ СТАЛИНА В ЦЕЛОМ, ТО ОН ОПРОВЕРГ УТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО – ВЕЩИ НЕСОВМЕСТНЫЕ. Будучи, безусловно, извергом, он при этом был выдающимся политиком XX века

А переговоры с Керенским о создании правительства возобновились в 1941-м, когда началась Великая Отечественная война. Вашингтон исходил из того, что гитлеровской Германии потребуется от полутора до трех месяцев, чтобы разгромить Советский Союз.

Иосип Броз Тито (1892–1980) – маршал, президент Югославии с 1953 по 1980 год

Замечу, что уже в январе 1941 года хозяин Белого дома знал о подготовке операции «Барбаросса». Нападение на СССР первоначально планировалось осуществить 15 мая. Из-за неожиданно упорного сопротивления Югославии Берлин перенес срок вторжения на 22 июня.

– Эти пять с половиной недель могли стать роковыми осенью 1941-го…

– В том-то и дело: у немцев оставалось меньше времени до осенних холодов и распутицы…

В 1972 году у меня состоялся разговор с руководителем Югославии Иосипом Броз Тито, когда он находился с визитом в ФРГ.

Я тогда работал послом в Бонне. Представившись, я выразил благодарность югославским друзьям за то, что в 1941-м они фактически были единственным вторым фронтом, отвлекавшим на себя значительную часть сухопутных сил рейха.

В момент наивысшей напряженности на советско-германском фронте – в октябре-декабре 1941 года, когда наступательный потенциал вермахта в операции «Тайфун» иссякал, югославские партизаны сковывали на Балканах 15–16 немецких дивизий.

Помню, Тито внимательно посмотрел на меня и сказал: «Вы первый русский, от которого я это слышу». Позже я советовал Леониду Брежневу сказать Тито то же самое. Однако из его уст нужные слова так и не прозвучали…

– Правильно ли было на закате советской эпохи обнародовать секретные протоколы 1939 года?

– В свое время я предлагал к 50-й годовщине нападения Германии на Польшу издать обстоятельный труд под условным названием «Истинная история Второй мировой войны в документах разведки».

Михаил Горбачев отклонил эту идею. А у нас были все совсекретные материалы, которые докладывались Сталину. Так вот, я считал и считаю: мы должны были открыть всю правду.

Еще в 1968-м вместе с замминистра иностранных дел Игорем Земсковым мы предлагали огласить секретные протоколы к советско-германским договорам 1939 года. Это предложение, как и повторная наша инициатива на сей счет 1978 года, не нашло поддержки.

Не были опубликованы свидетельства теснейшего сотрудничества правителей прибалтийских республик с руководством Третьего рейха, как и не были разоблачены преступления пособников нацизма в отношении военнопленных, коммунистов, евреев на оккупированных территориях Белоруссии, Новгородской, Псковской и Ленинградской областей.

В итоге мы поведали миру только часть правды. Получилось самое худшее – полуправда.

– В начале интервью вы говорили о том, что изложение истории зачастую оказывается поверхностным и схематичным. Почему?

– Чем сложнее действительность, тем больше спрос на схемы. И чем незамысловатей схема, тем легче внушить людям веру в нее. Правительства и политики жируют на этой ниве. Жертвой же такого подхода становится истина. Особенно если она не поддается оскоплению или, хуже того, глаза колет.

Беседовали Петр Александров-Деркаченко, Олег Назаров

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

knigi

Фалин В.М. Второй фронт. Антигитлеровская коалиция: конфликт интересов. М., 2000
Уткин А.И. Вторая мировая война. М., 2003

XX ВЕК