Миллионер от просвещения

165 лет назад родился крупнейший издатель дореволюционной России – Иван Дмитриевич Сытин. «Русский самородок», получивший лишь начальное образование, он сумел создать необыкновенную по своему размаху издательско-книготорговую империю.

s1Портрет Ивана Дмитриевича Сытина. Худ. А.В. Моравов

Сытин выпустил за свою жизнь около 500 млн экземпляров книг, оказав серьезное влияние на распространение литературы и образования в самых широких слоях населения. Недаром его ценили и в царской России, и в России советской…

Издатель с Никольской улицы

Будущий книжный магнат появился на свет 24 января (5 февраля по новому стилю) 1851 года в семье волостного писаря, выходца из среды государственных крестьян. Три года начальной школы – вот полный курс его образования.

Сам Сытин утверждал, что стал издателем по воле случая. И случаем этим послужило определение его в 1866 году, когда он был еще подростком, в книжную лавку московского купца Петра Шарапова. Хозяин был из плеяды издателей народной, лубочной литературы, предприятия которых располагались в самом центре древней столицы – на Никольской улице и вблизи нее. Именно здесь в середине XIX века и позднее и создавалась большая часть лубочных изданий.

Лубок – сложное, многогранное явление, в его основе – печатные народные картинки (первоначально на религиозные темы), которые начали выпускать еще на рубеже XVII–XVIII столетий. В дальнейшем все большее место в лубочной продукции занимали развлекательные, бытовые и даже непристойные сюжеты. Картинки со временем трансформировались в серии рисунков с подписями, а затем появились и небольшие книжки в ярких обложках и исключительно с занимательными текстами.

Главными потребителями лубочных картин и книжек были крестьяне и представители низших слоев городского населения. Емкий рынок в условиях дореволюционной России. К тому же обладавший тенденцией к постоянному росту, поскольку начальная грамотность постепенно проникала в эти группы населения, особенно после освобождения крестьян в 1861 году.

scan251 (1)Рекордные тиражи демонстрировал «Всеобщий русский календарь», который ежегодно издавало «Товарищество И.Д. Сытина»

Простояв четыре года в дверях лавки Шарапова, Иван Сытин вошел во все детали лубочного книжного дела и стал правой рукой своего работодателя: самостоятельно вел торговые дела, выезжал на Нижегородскую ярмарку. И наконец в декабре 1876 года он открыл собственную литографию, оснащенную сперва лишь одной печатной машиной, потратив на это все приданое жены, дочери московского кондитера Евдокии Ивановны Соколовой, и даже взяв денег в долг. В первое время владельцем литографии числился все тот же Петр Шарапов, через магазин которого осуществлялась торговля.

Раскрутке сытинского бизнеса помогла Русско-турецкая война 1877–1878 годов. Иван Дмитриевич, почувствовав уровень общественного интереса к этому событию, начал печатать карты с изображением мест боевых действий. Карты шли на ура. Уже в 1878 году молодой предприниматель рассчитался с долгами и стал полновластным хозяином литографии.

В первые годы работы Сытин отличался от своих коллег, издателей-лубочников, пожалуй, только степенью активности. Он все время стремился усовершенствовать оформление своего товара. А главное, широко привлек к распространению лубка офеней, торговцев-разносчиков. Если в стационарный книжный магазин покупателю нужно было прийти самому, то офени с коробом на плечах доставляли книжки на дом, забираясь в самые глухие деревни, любой медвежий угол.

Надо сказать, что позднее, уже став издателем множества серьезных книг, Иван Дмитриевич не оставлял выпуска лубочной продукции. Уж очень это дело было выгодным. Даже накануне революции примерно треть всего репертуара его издательства составляли сонники, песенники и другие книги для низового читателя: «Мертвец без гроба», «Бова Королевич», «Еруслан Лазаревич», «Страшный суд», «Смерть закоренелого грешника», «Битва русских с кабардинцами», «Параша-сибирячка», «Гадательный круг царя Соломона» и т. п.

Чертков, Толстой и «Посредник»

Масштабы деятельности Сытина как издателя книг для народа обратили на себя внимание представителей передовой русской интеллигенции, искавшей пути продвижения своих идей в массы. Сытин вспоминал, что «в один счастливый день» в его лавку зашел молодой человек и сделал ему очень заманчивое предложение. Этим человеком оказался Владимир Чертков, многолетний соратник и секретарь Льва Николаевича Толстого. Идея его состояла в том, чтобы печатать для народа дешевые книги известных писателей. Чертков брал на себя миссию посредничества между авторами и типографами, главным из которых должен был стать Сытин.

Так зародилось знаменитое издательство «Посредник», выпустившее свои первые книги в апреле 1885 года. Благодаря ему в свет вышли дешевые массовые издания Л.Н. Толстого, Н.С. Лескова, А.И. Эртеля, Д.В. Григоровича, В.Г. Короленко, К.М. Станюковича, Г.И. Успенского, А.П. Чехова и других авторов.

Стоит отметить, что во всех своих начинаниях Сытин оставался предпринимателем и не забывал о выгоде. Но в данном случае она была минимальной. «Пускай обычное мое издательство будет делом, коммерческим предприятием, – писал Сытин, – а «Посредник» – как бы молитвой, это для души».

Благодаря работе с Чертковым он познакомился со многими ведущими литераторами и, конечно, со Львом Толстым. Издание произведений последнего, призванных, по мнению властей, «подорвать в народном сознании нравственные начала», вызвало даже трения с цензурой. Однако все издержки окупались новыми связями в интеллектуальных кругах, приобретением репутации серьезного издателя.

C1779Л.Н. Толстой с В.Г. Чертковым. Ясная Поляна. Март 1909 года

Один из руководителей «Посредника», Павел Бирюков, вспоминал: «Условия лубочной печати и торговли не позволяли вести точной статистики. Но, по более или менее проверенным минимальным данным, мы в течение первых четырех лет распространили около 12 000 000 брошюр. <...> Видя успех нашего дела, многие интеллигентные кружки обратились за содействием к Ивану Дмитриевичу, и дело его постепенно разрослось до нынешних гигантских размеров».

Владелец заводов, газет…

Многие из читателей, прошедших через советскую школу и систему вузовского образования, наверняка помнят высказывание В.И. Ленина о том, что монополизм является высшей стадией капитализма.

Создание крупных промышленных корпораций, объединяющих множество предприятий, привлекающих банковский капитал для кредитования развития производства и захватывающих значительную долю рынка в определенных сферах, – тенденция общемировая. В этом плане деятельность Сытина можно рассматривать как классический пример образования монополии в книжном деле.

1831-4Магазин И.Д. Сытина в Нижнем Новгороде

В 1883 году было учреждено книгоиздательское товарищество на вере «И.Д. Сытин и К°» с основным капиталом в 75 тыс. рублей. Позднее оно преобразовалось в акционерное общество «Товарищество И.Д. Сытина» и неоднократно увеличивало количество паев.

Доходы компании росли стремительно: в 1883 году – 200 тыс. рублей; через 10 лет, в 1893-м, – 585 тыс.; в 1898 году – 1 млн; в 1903 году – 1,8 млн; в 1908 году – 3,5 млн; в 1913 году – 8 млн. В 1915-м выручка достигла рекордной суммы – 13 млн рублей.

Сытин строит типографии, открывает новые магазины, проникает в смежную с книжным делом бумажную промышленность. Он буквально душит своих конкурентов, скупает акции их предприятий, присоединяет компании к себе. Показательна в этом ключе борьба «Товарищества И.Д. Сытина» с «Торговым домом Е.И. Коноваловой».

Последний был одним из крупнейших московских издательств – четвертым по объему производства. Работал этот торговый дом в основном на одном с Сытиным поле, выпуская много лубочной литературы. Стремясь полностью вытеснить конкурента с рынка, Сытин уменьшил цену на свои издания, но при этом резко увеличил тиражи. Так, в 1910 году Коновалова продавала одну книжку «для народа» в среднем за 3,6 копейки, а Сытин – за 2,9 копейки.

В следующем году это соотношение составило 5,5 и 2,7 копейки. Таким образом, сытинские издания стоили уже в два раза дешевле! Как результат – крах предприятия Коноваловой. В 1913 году оно было присоединено к «Товариществу И.Д. Сытина».

Используя подобную тактику, Сытин поглотил множество мелких и средних издательских структур. Венцом его усилий в данном направлении стало приобретение у наследников контрольного пакета акций крупнейшего петербургского издательства «А.Ф. Маркс и Кº», которое прославилось выпуском сверхпопулярного журнала «Нива» и дешевых собраний сочинений русских писателей, выходивших как приложения к нему.

В Москве «Товарищество И.Д. Сытина» обладало двумя типографиями – книжной и газетной. Первая представляла собой самое крупное и технически оснащенное частное полиграфическое предприятие в России. Там трудилось свыше 1 тыс. человек. В сытинских типографиях в 1913 году работало большое количество машин: 23 ротационные, 44 плоскопечатных, 26 наборных и 35 литографских. Стоимость имущества типографии (печатных станков, шрифтов и т. д.) в период с 1906 по 1914 год выросла в 2,7 раза, превысив 2,1 млн рублей.

К 1917 году каждая четвертая выходившая в России книга имела отношение к сытинским предприятиям. Но Иван Дмитриевич не собирался останавливаться на достигнутом: он строил планы по созданию первой в стране сети столичных и провинциальных газет, редакции которых были бы объединены собственной телефонной связью, а также мечтал о строительстве бумажного завода.

Книжный фастфуд

Одной из главных заслуг Сытина можно считать то, что он наладил массовый выпуск дешевых и доступных самым широким слоям сельского и городского населения изданий. Знаменитый писатель Леонид Андреев, сам печатавшийся у Ивана Дмитриевича, парадоксально, как может показаться на первый взгляд, утверждал, что качество сытинских изданий «уже заключено в их количестве».

«Кто не хотел бы более питательной еды для народа, нежели сытинский лубок и календарь?» – вопрошал известный литератор.

И сам же отвечал на свой вопрос: «Там, где царит массовый голод, там, где самое понятие печатного знака еще нуждается в освящении и букварь служит источником мудрости и познания, там количество еды является более важным и необходимым фактором, нежели строгий и ограниченный подбор ее».

Иван Дмитриевич как мог этот духовный голод утолял. Рекордных среди его изданий тиражей достиг выходивший ежегодно с 1885-го «Всеобщий русский календарь». Он очень красочно оформлялся. Стоил же относительно недорого, 15–25 копеек, и представлял собой настоящую народную энциклопедию. В нем помещались исторические очерки и советы по ведению домашнего хозяйства, биографии писателей, композиторов и художников, статьи об охоте, медицине и т. д. Сытинский календарь быстро завоевал рынок, его тираж доходил до 4 млн экземпляров.

scan252 (1)«Дон Кихот Ламанчский» Сервантеса. Издание для детей И.Д. Сытина

Многим была обязана Сытину и русская словесность. Каждый год он выпускал до 2 млн экземпляров изданий художественной литературы. Среди авторов – как признанные классики (А.С. Пушкин, И.А. Крылов, Н.М. Карамзин, А.С. Грибоедов, Л.Н. Толстой, Н.С. Лесков, А.П. Чехов и др.), так и писатели второго и третьего ряда (П.Д. Боборыкин, С.Д. Дрожжин, П.В. Засодимский, П.М. Невежин, Н.Д. Телешов, А.И. Эртель и многие другие).

Издания Сытина, как правило, уступали изданиям его конкурентов по части оформления и редактуры, но они в основном одевались в твердый переплет, имели иллюстрации, хотя и не очень качественные, и, главное, стоили намного дешевле по сравнению с аналогами. Например, сытинское собрание сочинений Н.В. Гоголя продавалось за 50 копеек, А.С. Пушкина – за 90 копеек, И.С. Никитина – за 1 рубль 25 копеек.

Значительное место в списке изданий «Товарищества И.Д. Сытина» занимали книги для детей. Только в 1899–1909 годах было выпущено 272 названия общим тиражом 4,5 млн экземпляров. Среди изданий для детей были и небольшие книжки-игрушки в виде цветов, кукол, кошечек, собачек с назидательными или веселыми стишками.

Много выходило сборников сказок, а также адаптированных для детского возраста классических произведений мировой литературы: «Робинзон Крузо» Д. Дефо, «Путешествие Гулливера» Д. Свифта, «Принц и нищий» М. Твена и др.

Особым направлением издательской деятельности Сытина стал выпуск самой разной учебной литературы – от букварей до книг, предназначенных для самообразования. Выпускались как отдельные издания, так и целые серии: «Библиотека новой школы», «Библиотека для школьного и внеклассного чтения», «Историко-литературная библиотека» и пр. Стоили такие книги, как и все сытинские, дешево, некоторые буквально от 3 до 5 копеек. Совокупный тираж учебных книг «Товарищества И.Д. Сытина» в некоторые годы достигал 2 млн экземпляров.

Знаменитые издания

Сытин прославил себя не только объемами производства. Почетное место в истории отечественной культуры ему обеспечил ряд юбилейных и энциклопедических проектов.

В 1911–1915 годах он предпринял издание «Военной энциклопедии». В ее подготовке принимала участие большая группа прогрессивно настроенных офицеров. Выпуск энциклопедии поддержал морской министр Иван Григорович, рекомендовавший Николаю II «широко распространить это полезное и нужное издание в армии и флоте».

scan329Так в золотом эквиваленте представлен рост доходов «Товарищества И.Д. Сытина» в юбилейном издании «Полвека для книги», посвященном 50-летию издательской деятельности Сытина

Целью энциклопедии было дать свод новейших знаний в сфере военного дела. Издание высоко оценили не только современники, но позже и советские военные. Оно активно использовалось в армейских и флотских библиотеках. К сожалению, проект не был завершен (вышло 18 из 21 задуманного тома).

Еще один крупный проект справочного издания – «Детская энциклопедия» в 10 томах, напечатанная в 1913–1914 годах. Среди ее авторов и редакторов – известные профессора Ю.Н. Вагнер, И.П. Козловский, С.И. Метальников и др. В энциклопедии можно было найти сведения по широчайшему кругу вопросов: как лепят глиняную посуду, как изготовляют сахар и т. д. Издание мгновенно смели с прилавков, и его очень тепло встретили маленькие читатели.

В 1911 году вышел в свет роскошно подготовленный шеститомник «Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем», посвященный 50-летию отмены крепостного права. Его редакторами выступили выдающиеся историки А.К. Дживелегов, С.П. Мельгунов, В.И. Пичета.

Столетие Отечественной войны 1812 года было отмечено великолепным изданием «Отечественная война и русское общество. 1812–1912» в семи томах. Наконец, в 1913-м – к 300-летию правления дома Романовых – вышел шеститомный сборник «Три века. Россия от Смуты до нашего времени».

В создании этих книг принимали участие лучшие историки начала ХХ века, и потому ссылки на юбилейные сытинские издания до сих пор встречаются в научной и популярной литературе.

«Русское слово»

Одним из самых успешных проектов Сытина стал выпуск ежедневной газеты «Русское слово». Крупнейший издатель дореволюционной России, конечно, не мог не обратиться к периодике. В разное время он имел отношение к выходу в свет примерно 20 газет и журналов. Но в памяти современников и потомков остались главным образом два проекта – журнал «Вокруг света» и газета «Русское слово».

Y1276Рост тиражей «Русского слова» по юбилейному изданию «Полвека для книги». В 1916 году тираж газеты составил 789 тыс. экземпляров

В комнате заседаний редакции «Русского слова» висел большой портрет А.П. Чехова. Именно этот знаменитый писатель, который много лет был знаком с Сытиным, охотно издававшим его произведения, посоветовал предпринимателю выпускать ежедневную газету. В юбилейном издании «Полвека для книги», посвященном 50-летию книгоиздательской деятельности Ивана Дмитриевича, приводится следующий рассказ.

«Где бы они ни встретились – в Москве, в Ялте, Чехов со своим милым упрямством повторял Сытину:

– Вам надо издавать газету!

– Почему вы не издаете газеты?

– Издавайте газету!

Сытин отшучивался от чеховских «приставаний», отнекивался, отговаривался:

– Я газетного дела не знаю. Я в газетном издательстве ничего не понимаю».

Наконец Чехов в Ялте устроил Сытину встречу с другим крупнейшим издателем – Алексеем Сувориным, который много лет успешно вел газету «Новое время». Последний раскрыл Ивану Дмитриевичу главный секрет успеха: «Прежде всего нужны таланты. Где бы то ни было берите таланты, таланты, таланты».

По всей видимости, Сытин хорошо усвоил этот урок своего коллеги-конкурента. В «Русском слове» печатались почти все литературные знаменитости начала ХХ столетия: А.А. Блок, И.А. Бунин, В.Я. Брюсов, М. Горький, А.И. Куприн, Д.С. Мережковский и многие, многие другие.

Кроме того, газету в течение 15 лет возглавлял «король фельетонистов» Влас Дорошевич. Он ввел в редакции четкий распорядок работы и железную дисциплину. Главным для издания Дорошевич считал факты, которые следовало получать как можно скорее и излагать как можно более оригинально, а не из вторых рук. С этой целью «Русское слово» обзавелось петербургским филиалом.

Именно оттуда оперативно доставлялись все столичные политические новости. Для передачи информации чаще всего использовался срочный телеграф, а затем все шире – телефон. Значительные расходы на ультрасовременные тогда средства связи с лихвой компенсировались свежестью информации. «Русское слово» сформировало также сеть собственных корреспондентов в крупнейших провинциальных городах (она насчитывала более 100 человек). Благодаря их работе газете не было равных в представлении читателям новостей из регионов.

Определяя курс газеты, команда «Русского слова» умело подстраивалась под общественные настроения. В годы первой русской революции и позднее на ее страницах встречалось немало критических, обличительных материалов, направленных против царского правительства. В целом профиль издания можно было определить как оппозиционный, хотя (и это было принципиально для Сытина) газета оставалась «беспартийной»: она не отражала взглядов какой-то одной конкретной политической партии.

В «Русском слове» появлялись в том числе и статьи, прославлявшие царскую династию. А с началом Первой мировой войны оно заняло ярко выраженную оборонческую позицию. И вновь угадало господствующие в массах настроения. В 1916 году газета напечатала ряд статей о Григории Распутине, в частности освещающих историю его убийства. И хотя данная тема находилась под жестким цензурным запретом, редакция сознательно шла на риск. Последний себя оправдывал: тиражи стремительно взлетали вверх.

Путь «Русского слова» к статусу самой популярной отечественной газеты иллюстрируют следующие цифры. В 1898 году ее тираж составлял всего 13,2 тыс. экземпляров. Постепенно он рос и перевалил в 1911-м за 200 тыс., а в 1913-м – за 300 тыс. экземпляров. В следующем году тираж газеты удвоился, а в начале 1917-го – преодолел рубеж в 1 млн экземпляров. Даже в наше время подобные цифры выглядят очень внушительно, что уж говорить о предреволюционной эпохе.

Персональный пенсионер

В начале 1917 года широко отмечалось 50-летие деятельности Сытина в книжной отрасли. Вышел роскошно оформленный юбилейный сборник «Полвека для книги». Знаменитый издатель успел подвести итоги прямо накануне событий, круто изменивших жизнь как всей страны, так и вышедшего из народа миллионера-просветителя.
Национализация сытинских предприятий началась сразу же после Октябрьской революции и растянулась на несколько лет.

Самым страшным для большевиков, конечно, было «Русское слово» с его огромным тиражом и ориентацией на либеральные и умеренные социал-демократические круги. «В первый день новой, народной власти газета и типография, где печаталось «Русское слово», согласно декрету о печати, подлежали передаче в ведение государства. Я подчинился: верил, что найду себе применение в делах нового строительства», – писал Сытин в своих мемуарах.

DV043-068Обложка журнала «Заря» от 27 июля 1914 года. Издание «Товарищества И.Д. Сытина»

Более того, в конце ноября 1917 года книгоиздатель совершил поездку в Петроград, где был принят Лениным. Судя по некоторым записям Сытина, речь шла о национализации его производств как о неизбежном будущем. О самом же Сытине вождь мирового пролетариата сказал:

«Мы его национализировать не будем и предоставим ему свободно жить, как он жил, если он не против нас». Данная беседа, с одной стороны, гарантировала Ивану Дмитриевичу личную безопасность, а с другой – давала надежду на продолжение продуктивной работы в сфере книжного дела.

Однако надежды заслуженного издателя оправдались лишь отчасти. Нельзя сказать, что он подвергался серьезным репрессиям (хотя весной 1918 года ему пришлось несколько дней провести в тюрьме).

К нему вроде бы даже прислушивались новые руководители советского книгоиздания, но шаг за шагом Иван Дмитриевич терял нажитое многолетним трудом, а самое главное – возможности для проявления своих инициатив и свободу действий.

В декабре 1919 года у Сытина окончательно отобрали его главную типографию на Пятницкой улице. Все советские годы она оставалась ведущим полиграфическим предприятием страны под названием «Первая образцовая типография».

Затем национализировали и типографию А.Ф. Маркса в Петрограде, приобретенную Сытиным накануне революции, а также склады с запасами уже напечатанных изданий…

При этом в начале 1920-х годов Сытина направляли в заграничные командировки – в Германию и даже в США. Однако невозвращенцем старый издатель не стал, предпочтя жить в Советской России.

Здесь он даже попытался, используя средства со своих заграничных счетов, вновь открыть издательское дело, что позволяла объявленная Лениным новая экономическая политика (нэп). Так возникло «Книжное товарищество 1922 года». Однако оно быстро потерпело крах, поскольку Госиздат обладал монополией на распределение бумаги и выполнял цензорские функции, а следовательно, мог держать частных издателей под полным контролем.

В октябре 1927 года, «ввиду заслуг Сытина в области издательского дела и народного просвещения», Совнарком назначил ему персональную пенсию. Однако состояние здоровья некогда сверхактивного Ивана Дмитриевича быстро ухудшалось, он терял память и «совсем впал в детство». Скончался выдающийся просветитель 23 ноября 1934 года и был похоронен на Введенском кладбище в Москве.

Александр Самарин, доктор исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

knigi

Рууд Ч. Русский предприниматель московский издатель Иван Сытин. М., 1996

Динерштейн Е.А. Иван Дмитриевич Сытин и его дело. М., 2003

XX ВЕК