«Инициаторами его опалы были конкретные люди»

О перипетиях послевоенной карьеры Георгия Жукова «Историку» рассказал автор биографии маршала, изданной в серии «Жизнь замечательных людей», кандидат исторических наук Владимир ДАЙНЕС.

Портрет маршала Жукова

Портрет маршала Г.К. Жукова. Худ. П.Д. Корин. 1945 / РИА Новости

Казалось бы, после войны полководец, сыгравший ключевую роль в разгроме фашистов, должен был купаться в лучах славы. Однако все произошло с точностью до наоборот. Почему полный энергии 60-летний маршал Победы оказался в отставке?

«Слава маршалу Жукову»

– Что стало причиной опалы Жукова в 1946 году?

daines

– Основной причиной опалы была популярность маршала в народе. В августе 1945 года начальник Главного управления контрразведки «Смерш» Группы советских оккупационных войск в Германии генерал Александр Вадис сообщал своему руководству: «Многие считают, что Жуков является первым кандидатом на пост наркома обороны. Жуков груб и высокомерен, выпячивает свои заслуги, на дорогах плакаты «Слава маршалу Жукову». В одном из разговоров с армейским политработником, когда тот сослался на директиву Булганина о политорганах, Жуков заявил: «Что вы мне тычете Булганиным, я кто для вас?», желая подчеркнуть, что он не кто-нибудь, а заместитель наркома обороны».

В других донесениях также отмечалось, что Жуков без серьезных оснований снимает с должностей высших начальников, утверждает «порочные» уставы, причисляет себе заслуги во многих победах и преуменьшает в них роль Сталина. Примерно те же показания против Жукова дал главный маршал авиации Александр Новиков, которого арестовали по так называемому «авиационному делу» и пытали в тюрьме. Заявление Новикова было зачитано 1 июня 1946 года на заседании Высшего военного совета, проходившего под председательством Сталина. Итоги этого заседания нашли отражение в приказе № 009 министра Вооруженных сил СССР Иосифа Сталина от 9 июня 1946 года. В нем, в частности, говорилось: «Маршал Жуков, несмотря на созданное ему правительством и Верховным главнокомандованием высокое положение, считал себя обиженным, выражал недовольство решениями правительства и враждебно отзывался о нем среди подчиненных лиц. Маршал Жуков, утеряв всякую скромность и будучи увлечен чувством личной амбиции, считал, что его заслуги недостаточно оценены, приписывая при этом себе в разговорах с подчиненными разработку и проведение всех основных операций Великой Отечественной войны, включая и те операции, к которым он не имел никакого отношения. Более того, маршал Жуков, будучи сам озлоблен, пытался группировать вокруг себя недовольных, провалившихся и отстраненных от работы начальников и брал их под свою защиту, противопоставляя себя тем самым правительству и Верховному главнокомандованию».

¶¶В 1957 году Молотов, Каганович и Маленков (слева направо) попытались свергнуть Никиту Хрущева. На фото справа: югославский лидер Иосип Броз Тито и Анастас Микоян

Поведение маршала Жукова было признано «вредным и несовместимым с занимаемым им положением». В результате он был освобожден от должности главнокомандующего сухопутными войсками и заместителя министра Вооруженных сил и назначен командующим войсками Одесского военного округа.

– Мог ли Жуков повторить судьбу маршала Тухачевского?

– В 1946 году не мог. Ситуация после Великой Отечественной войны была иная. Жуков внес значительный вклад в достижение победы над нацистской Германией. Арестовать, а тем более расстрелять его никто бы не решился. Вспоминая заседание Высшего военного совета, на котором зачитывалось заявление Александра Новикова, маршал Советского Союза Иван Конев отмечал: «Невольно у каждого сидящего возникало такое ощущение, что против Жукова готовятся чуть ли не репрессивные меры. Думается, что выступления военных, которые все дружно отметили недостатки Жукова, но в то же время защитили его, показали его деятельность на посту командующего фронтом, на посту координатора, сыграли свою роль. После этого у Сталина, по всей видимости, возникли соображения, что так решать вопрос с Жуковым – просто полностью отстранить, а тем более репрессировать – нельзя, это будет встречено неодобрительно не только руководящими кругами армии, но и в стране, потому что авторитет Г.К. Жукова среди широких слоев народа и армии был бесспорно высок».

Министр обороны СССР

The Celebration of the 1st of May in MoscowН.С. Хрущев (второй справа) / ТАСС

– Какими были для Жукова последние годы жизни Сталина? Что Жукову тогда удалось сделать, несмотря на опалу?

– С июня 1946 года Жуков командовал войсками Одесского, а с февраля 1948 года – Уральского военного округа. Он занимался привычным для себя делом: учил и воспитывал на основе своего богатого боевого опыта солдат и офицеров, совершенствовал материально-техническую базу вверенных ему войск, укреплял их боеспособность. Отношение Сталина к нему постепенно смягчалось. В марте 1950 года Георгию Константиновичу разрешили баллотироваться на выборах в Верховный Совет СССР, а в 1952-м на ХIХ съезде партии его вновь избрали кандидатом в члены ЦК. В конце февраля 1953 года Сталин вызвал Жукова в Москву. 4 марта маршал был назначен первым заместителем министра обороны СССР.

С февраля 1955 года по октябрь 1957-го Жуков был министром обороны. Каковы его главные достижения на этом посту?

– Он занимал эту должность два года и восемь месяцев. При нем в соответствии с решением политического руководства страны численность армии и флота была сокращена с 5,763 млн до 3,623 млн человек. В 1955 году Жуков выступил инициатором упразднения корпусного звена управления и уменьшения численности управленческого аппарата. Большое внимание он уделял изучению и внедрению в практику боевой и оперативной подготовки опыта Великой Отечественной войны. С этой целью учредили должность заместителя министра обороны по военной науке, на которую был назначен маршал Александр Василевский. В период пребывания Жукова на посту министра возросла интенсивность боевой подготовки войск, учения и боевые стрельбы стали проводить на протяжении всего учебного года, особое внимание уделялось обучению и воспитанию военных кадров, перестраивался учебный процесс в военно-учебных заведениях. Маршала Жукова по праву можно считать одним из отцов-основателей космической гавани Байконур. При его участии началось строительство боевых стартовых станций в районе Воркуты и Архангельска, а также объекта «Ангара», известного ныне как космодром Плесецк.

Жуков одним из первых в нашей стране поднял вопрос о коренном изменении отношения к бывшим военнопленным и членам их семей. 29 июня 1956 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей». Этим постановлением предусматривалось рассмотрение вопроса о распространении на бывших военнослужащих Советской армии и флота, осужденных за сдачу в плен противнику, действия указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны. К сожалению, политическое недоверие к бывшим военнопленным просуществовало еще долгие годы.

Больное воображение вождя или происки западных СМИ?

Мало кто знает, что в конце 1945 года западная печать активно прочила маршала Жукова, и не только его, в преемники «отца народов». Сталину такая перспектива явно не понравилась…

fakty-o-staline-2

Всю войну Иосиф Сталин провел «на боевом посту». В последний раз перед войной он отдыхал на море в 1936 году. Он явно устал и нуждался в отдыхе. Поэтому 9 октября 1945 года Политбюро приняло решение предоставить Сталину отпуск. Вождь покинул Москву и отправился на юг.

Однако и на отдыхе он работал с документами и по привычке просматривал советские газеты и обозрение иностранной прессы. Западные СМИ между тем со свойственной им конспирологической дотошностью пытались выяснить, куда подевался вождь. Высказывались самые смелые домыслы относительно состояния его здоровья, в том числе со ссылкой на источники утверждалось, что Сталин перенес инфаркт и что скоро в Москве начнется борьба между преемниками вождя. Назывались и вполне конкретные имена…

Не успел Сталин доехать до моря, а лондонский корреспондент американской газеты Chicago Tribune 11 октября уже информировал своих читателей о борьбе за власть между Георгием Жуковым и Вячеславом Молотовым. Корреспондент французского радио 23 октября заявил: «в определенных кругах циркулируют слухи», что Сталин якобы сам отказался от власти из-за болезни и что в самые ближайшие дни его заменит маршал Жуков. В тот же день британская Daily Mail решила пойти еще дальше, предположив, что вскоре в Москве развернется ожесточенная борьба между красными маршалами и что наибольшие шансы на успех имеет маршал Победы Жуков. Впрочем, на следующий день, 24 октября, другая британская газета – Daily Express – опровергла «информацию» конкурентов, сообщив, что «Сталин решил уступить свое место Молотову». Отсутствие вождя на праздничном параде 7 ноября породило новые слухи, в которых его преемниками называли поочередно то Молотова, то Жукова.

Так продолжалось вплоть до возвращения Сталина в Москву в конце декабря. Можно только предполагать, сколь сложные чувства испытывал к «преемникам» известный своей подозрительностью вождь. Судя по всему, у него и без того уже стали возникать смутные ощущения, что за время войны система власти существенно изменилась. Сталин, поглощенный руководством военными действиями и дипломатией, и правда предоставил широкие полномочия своим соратникам в других сферах государственной деятельности. Они фактически выкроили себе своего рода «удельные княжества»: Николай Вознесенский управлял Госпланом, Лаврентий Берия – правоохранительными органами и госбезопасностью, Анастас Микоян – внешней торговлей, Георгий Маленков – партией, Вячеслав Молотов – внешней политикой. В этом контексте Жуков в глазах Сталина вполне мог предстать как человек, желающий выкроить себе в качестве «удельного княжества» ни больше ни меньше как победоносную Красную армию. Понятно, что «удел» в 150 дивизий не мог не вызывать беспокойства вождя, который, как и все большевики, опасался бонапартизма. Сталин готовил кампанию с целью отвоевать полный контроль.

Он начал с Молотова, а Жуков стал одной из жертв этой кампании. В июне 1946 года маршала Победы сняли с должности заместителя министра Вооруженных сил и направили командовать Одесским военным округом. Но это было только начало. Первая опала Жукова продлилась до 1952 года: целых шесть лет в самый разгар разворачивающейся холодной войны самый успешный полководец Второй мировой провел на периферии. Кто знает, не этой ли цели добивались западные журналисты, распространяя слухи о преемниках и играя на подозрительности престарелого вождя?

Раиса КОСТОМАРОВА

Письма Сталину

21 февраля 1947 г.

Исключение меня из кандидатов ЦК ВКП(б) убило меня.

Я не карьерист, и мне было легче перенести снятие меня с должности главкома сухопутных войск. Я 9 месяцев упорно работал в должности командующего войсками округа, хотя заявление, послужившее основанием для снятия меня с должности, было клеветническим.

Я Вам лично дал слово в том, что все допущенные ошибки будут устранены. За 9 месяцев я не получил ни одного замечания, мне говорили, что округ стоит на хорошем счету. Я считал, что я сейчас работаю хорошо, но, видимо, начатая клеветническая работа против меня продолжается до сих пор.

Я прошу Вас, т. Сталин, выслушать меня лично, и я уверен, что Вас обманывают недобросовестные люди, чтобы очернить меня.
Г. ЖУКОВ

27 февраля 1947 г.

Товарищу Сталину И.В. Копия – товарищу Жданову А.А.

Товарищ Сталин, я еще раз со всей чистосердечностью докладываю Вам о своих ошибках.

1. Во-первых, моя вина прежде всего заключается в том, что я во время войны переоценивал свою роль в операциях и потерял чувство большевистской скромности.

Во-вторых, моя вина заключается в том, что при докладах Вам и Ставке Верховного главнокомандования своих соображений я иногда проявлял нетактичность и в грубой форме отстаивал свое мнение.

В-третьих, я виноват в том, что в разговорах с Василевским, Новиковым и Вороновым делился с ними о том, какие мне делались замечания Вами по моим докладам. Все эти разговоры никогда не носили характера обид, точно так же, как я, высказывались Василевский, Новиков и Воронов. Я сейчас со всей ответственностью понял, что такая обывательская болтовня, безусловно, является грубой ошибкой, и ее я больше не допущу.

В-четвертых, я виноват в том, что проявлял мягкотелость и докладывал Вам просьбы о командирах, которые несли заслуженное наказание. Я ошибочно считал, что во время войны для пользы дела лучше их быстрее простить и восстановить в прежних правах. Я сейчас осознал, что мое мнение было ошибочным.

2. Одновременно, товарищ Сталин, я чистосердечно заверяю Вас в том, что заявление Новикова о моем враждебном настроении к правительству является клеветой. Вы, товарищ Сталин, знаете, что я, не щадя своей жизни, без колебаний лез в самую опасную обстановку и всегда старался как можно лучше выполнить Ваше указание.

Товарищ Сталин, я также заверяю Вас в том, что я никогда не приписывал себе операцию в Крыму. Если где-либо и шла речь, то это относилось к операции под станицей Крымской, которую я проводил по Вашему поручению.

3. Все допущенные ошибки я глубоко осознал, товарищ Сталин, и даю Вам твердое слово большевика, что ошибки у меня больше не повторятся. На заседании Высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю.

Г. ЖУКОВ

zhst

«Обращусь немедленно к партии»

– В июне 1957 года на Пленуме ЦК Никита Хрущев с помощью Жукова одолел так называемую «антипартийную группу». Через четыре месяца та же участь постигла самого маршала. Были ли справедливыми обвинения, выдвинутые против него?

– В июне 1957 года, когда большинство членов Президиума ЦК КПСС во главе с Вячеславом Молотовым, Лазарем Кагановичем и Георгием Маленковым попыталось снять Хрущева с поста первого секретаря ЦК, маршал Жуков оказал ему решительную поддержку. «Я категорически настаиваю на срочном созыве Пленума ЦК, – сказал Георгий Константинович. – Вопрос стоит гораздо шире, чем предлагает группа. Я хочу на Пленуме поставить вопрос о Молотове, Кагановиче, Ворошилове, Маленкове. Я имею на руках материалы об их кровавых злодеяниях вместе со Сталиным в 1937–1938 годах, и им не место в Президиуме ЦК и даже в ЦК КПСС. И если сегодня группой будет принято решение о смещении Хрущева с должности первого секретаря, я не подчинюсь этому решению и обращусь немедленно к партии через парторганизации Вооруженных сил».

Маршал Георгий Жуков и его семьяМаршал Жуков в кругу семьи. 1969 год / РИА Новости

– Это заявление вскоре было использовано против самого маршала…

– Совершенно верно. На Пленуме ЦК, состоявшемся 28–29 октября 1957 года, ему было предъявлено обвинение в «грубом нарушении партийных, ленинских принципов руководства Министерством обороны и Советской армией». Докладчик, секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов, подчеркивал: «Мы имеем дело не с отдельными ошибками, а с системой ошибок, с определенной линией бывшего министра обороны, с его тенденцией рассматривать советские Вооруженные силы как свою вотчину, с линией, которая ведет к опасному отрыву Вооруженных сил от партии и отстранению Центрального комитета от решения важнейших вопросов, связанных с жизнью армии и флота».

– Как оценивать эти обвинения?

– Большинство из них были надуманными. Сам Жуков в выступлении на Пленуме отметил: «Я не ставлю перед собой цель как-либо оправдать те неправильные действия, которые были у меня, те ошибки, которые были мною допущены, потому что это не к лицу руководителю Вооруженных сил, которому страна, партия доверили такое ответственное дело».

Однако Жуков не опроверг главного обвинения, заключавшегося в недооценке им политработников. Он сказал: «Я считал, что в армии должны быть не штатные платные политработники, а надо поднять и активизировать партийные организации – начиная от ротной организации и кончая всеми остальными. Главная, ведущая роль в армии, мне казалось, должна принадлежать партийной организации».

В постановлении Пленума ЦК КПСС «Об улучшении партийно-политической работы в Советской армии и флоте», опубликованном 3 ноября 1957 года в газете «Правда», говорилось: «Т. Жуков Г.К. не оправдал оказанного ему партией доверия. Он оказался политически несостоятельным деятелем, склонным к авантюризму как в понимании важнейших задач внешней политики Советского Союза, так и в руководстве Министерством обороны». Пленумом было одобрено постановление Президиума ЦК КПСС от 26 октября «Об освобождении Г.К. Жукова от обязанностей министра обороны СССР», а кроме того, маршал был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Постановлением Совета министров СССР № 240 от 27 февраля 1958 года Георгия Константиновича отправили в отставку.

– Можно ли говорить, что система с удивительной последовательностью отторгала его: так было при Сталине, Хрущеве, Брежневе. Согласны ли вы с такой оценкой?

– Не вполне. Система – это нечто отвлеченное, аморфное. Инициаторами его опалы были конкретные люди.


Беседовал Олег Назаров

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat
Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС и другие документы / Сост. В.П. Наумов и др. М., 2001
ДАЙНЕС В.О. Жуков. М., 2010 (серия «ЖЗЛ»)