Зачем нам космос?

«Стоит ли тратиться на дорогостоящие космические полеты, не лучше ли употребить средства на что-то более земное?» Если бы человечество прислушивалось к такого рода советам, мы бы до сих пор оставались пещерными людьми…

IMG_7698_______

Мечтатели писали о полетах на Луну и Марс уже много веков назад, когда и воздушных шаров-то не было. Но мы теперь не мечтатели, а прагматики. Говорят: деньги можно вложить с большей прибылью в земные дела! Однако если бы люди всегда слушались прагматиков, а не мечтателей, то Юрий Гагарин и Алексей Леонов не полетели бы в космос, ведь это дорого и опасно. Валерий Чкалов не стартовал бы с хорошо знакомого мне Щелковского аэродрома в Америку через Северный полюс, ведь самолет мог упасть, лучше уж поостеречься. Человек бы не переплывал океан, тем более не погружался бы в Марианскую впадину на глубину 11 километров. Все это рискованно, вредно для здоровья!

А зачем человек на заре цивилизации двинулся к реке и устремился на противоположный берег? Ведь его могли съесть крокодилы! И вообще, зачем мы вышли из пещеры? Она надежно защищала от саблезубого тигра, там потрескивал костер и было уютно, почти как в санатории класса люкс. Так до сих пор могли бы и жить пещерными людьми. А человек взял да и вышел из пещеры! И на Марс полетит. Если бы был жив Сергей Павлович Королев, наш СП, то мы уже побывали бы на Марсе. Я так думаю…

…Дело было сразу после войны. В нашей ленинградской школе (ее часто называли на старый манер – школа Карла Мая) имелся отличный телескоп. И мне разрешали приходить ночью и работать с ним. Я выносил его на крышу и проводил наблюдения. Я наблюдал Луну – в первой и третьей четверти, очень уж она красивая. Когда-то все думали, что Луна – просто огромный замерзший камень. А тут как раз наш астроном Николай Козырев доказал, что на Луне есть вулканическая активность: он зафиксировал выброс пара из лунного кратера Альфонс. Это было потрясающее открытие, и я, мальчишка, о нем знал. И надеялся своими глазами увидеть выброс пара из кратера! Вот и поднимался каждую ночь на крышу.

Мы с детства мечтали о космосе, потому что читали «Межпланетные путешествия» Якова Перельмана, «Межпланетные сообщения» Николая Рынина, фантастические повести Александра Казанцева, ходили в Дом занимательной науки, где все было устроено для того, чтобы заинтересовать подростков.

В 1954 году, еще учась в ленинградском Военмехе, я приехал писать диплом в «фирму Королева». Хотел почувствовать жизнь «на пике». И таким «пиком» в ракетостроении было королевское ОКБ-1. Мне повезло: я рассчитывал полеты наших беспилотных зондов к Луне, Марсу, Венере. А когда работали над полетом человека в космос, как раз выбирал угол, под которым надо входить в атмосферу, чтобы посадить корабль. В свое время я принимал участие в создании «семерки» – ракеты, которая отбросила американские бомбардировщики от наших границ, вывела на орбиту первый спутник и первого человека, достигла Луны и Марса. Она и меня отправила в космос – когда настал черед для нас, ученых, поработать на орбите.

Так все-таки: кому это оказалось нужно? Мы каждый день смотрим спутниковые телетрансляции, заходим в интернет и не задумываемся, что все это пришло через космонавтику. Но даже не это главное. Уверен, что космические исследования еще дадут толчок к решению многих проблем общепланетного масштаба. Космос, как предсказывал Константин Циолковский, станет постоянным местом работы – мастерской, рудником, заводом. Космические экспедиции будут напоминать нынешние антарктические: объекты работы – постоянные, а экипажи – сменные международные. Верю, что там будет звучать русская речь. Ведь 55 лет назад первые слова человека в космосе прозвучали на русском языке.

Возможно, в будущем найдутся люди, которые проведут в космосе всю жизнь. Возможно, какая-нибудь сверхзадача потребует такого подвига от целого коллектива. Но Родиной их по-прежнему будет Земля. За четыре с лишним месяца, которые в общей сложности мне довелось провести на орбите в течение трех полетов, я успел убедиться: нет лучше работы, чем в космосе, но нет лучше жизни, чем на Земле.

Георгий Гречко, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, доктор физико-математических наук

XX ВЕК