Горькая правда потерь

Человечество никогда не узнает имен всех солдат, погребенных в братских и одиночных могилах Второй мировой. Но в целом пропорции военных потерь известны. Цифры опровергают миф о том, что Советский Союз победил Германию только потому, что якобы просто «завалил немцев трупами»

–ø–∞–º—è—Ç–Ω–∏–∫ –ú–æ–≥–∏–ª–∞ –Ω–µ–∏–∑–≤–µ—Å—Ç–Ω–æ–≥–æ —Å–æ–ª–¥–∞—Ç–∞ –Ω–∞ –ö—Ä–∞—Å–Ω–æ–π –ø–ª–æ—â–

Фото Fotomedia / Павел Лосевский / ТАСС

Сразу после окончания войны Иосиф Сталин назвал цифру потерь советского народа: 7 000 000 человек. Она, конечно, никак не соответствовала реальности. Война в нашей стране затронула каждую семью. Позже, уже в1960-е годы, Никита Хрущев заговорило 20 000 000 погибших, и такая оценка долгое время оставалась общепринятой. Затем, 8 мая 1990 года, на торжественном заседании Верховного Совета СССР, посвященном 45-летию Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне, Михаил Горбачев назвал цифру «около 27 000 000 человек».

Без грифа секретности

Столь огромный масштаб потерь, разумеется, никого не может оставить равнодушным, тем более что еще с советских времен фигурировали гораздо меньшие цифры потерь немецких – от 4 500 000 до 9 000 000 человек. Из подобных сравнений, очевидно, и проистекает печальный вывод, что Красная армия попросту «закидывала» вермахт телами своих солдат.

Но для подлинного осознания нашей Победы мы должны в равной степени точно себе представлять как сами итоговые цифры потерь с обеих сторон, так и то, из чего эти цифры складывались. Однако сделать это до последнего времени было затруднительно, поскольку данные западных источников сильно разнились, а советские были не до конца открыты для изучения.

stat

Сейчас ситуация изменилась. Не так давно вышел в свет первый в советской и российской истории детализированный статистический сборник, посвященный потерям в войне, – «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь». Долгожданное издание основано как на открытых, так и на закрытых раньше документах архивов Генерального штаба, главных штабов Вооруженных сил, ФСБ, других многочисленных архивов бывшего СССР, а кроме того, в нем учтена подобная статистикаи иных участников Второй мировой войны.

Исследование позволяет узнать прежде всего общее число военнообязанных и призывников на территории Советского Союза(подчеркнем, не только граждан СССР, но всех, кто сражался на нашем фронте во время войны). И число это – 31 812 158 человек.

Демографическое сокращение

Теперь – о наших потерях. Общие людские потери страны, по уточненным данным, составили 26 600 000 человек.Число это представляетсобой, что называется, демографическое сокращение численности населения СССР в результате войны. Сюда не включены, разумеется, выжившие после ранения, вернувшиеся из плена и т.д. Это – сокращение численности нашего народа.

Численность советского населения на 22 июня 1941 года составляла 196 700 000 человек. На 31 декабря 1945 года эта цифра уменьшилась до 159 500 000 человек. Разница налицо: 37 200 000 человек. Из нее необходимо вычесть естественную убыль населения для мирного времени исходя из обычной для предвоенных лет смертности, которая составила бы 11 900 000 человек. Но не следует забывать о количестве советских детей, родившихся в годы войны и тогда же умерших от истощения: 1 300 000 человек. Таким образом: 37 200 000 + 1 300 00011 900 000 = 26 600 000 человек. Эта страшная цифра сегодня уже не может быть пересмотрена, подвергнута сомнению или замолчана. Она является общепризнанной на самом высоком научном и политическом уровне.

Ее часто сопоставляют с цифрой безвозвратных демографических потерь Германии и ее сателлитов, которая определена в11 900 000 человек, на основании чего сразу же делаются выводы о «бездарности советского руководства», «закидывании врага трупами» и тому подобном. Подчеркнем, однако, что здесь мы сравнили именно безвозвратные демографические потери всего населения Советского Союза и германского блока.

Армия против армии

Теперь сравним безвозвратные потери вооруженных сил, благо в наши дни эта информация стала доступной.

С момента нападения на нашу страну 22 июня 1941 года войска Германии, а также ее союзников – Венгрии, Италии, Румынии, Словакии и Финляндии – потеряли погибшими и умершими от ран 6 771 900 человек (из них собственно Германия – 5 965 900 человек, остальные – 806 000 человек). Противостоящие этой армаде советские вооруженные силы потеряли 8 744 500 человек. Таким образом, соотношение безвозвратных демографических потерь вооруженных сил германского блока и советских вооруженных сил составляет 1:1,29.

Если же мы будем учитывать общие потери армий (включая попавших в плен), то картина будет следующая. Потери гитлеровцев – 10 344 500 человек, наши потери – 11 520 200 человек. Итоговое соотношение составляет 1:1,1.

–ó–∞–ª –°–ª–∞–≤—ã –¶–µ–Ω—Ç—Ä–∞–ª—å–Ω–æ–≥–æ –º—É–∑–µ—è –í–µ–ª–∏–∫–æ–π –û—Ç–µ—á–µ—Å—Ç–≤–µ–Ω–Ω–æ–π –≤–æ–

Фото Виктор Великжанин / ТАСС

Эти два соотношения весьма наглядны и говорят сами за себя. Действительно, общие потери вооруженных сил были вполне сопоставимы, ни о каком организационном превосходстве германской военной машины, которой мы якобы всю войну противостояли пресловутой «горой трупов», говорить не приходится. Просто первую половину войны наши потери были больше немецких, вторую половину войны – наоборот. Если в первые годы Великой Отечественной наши армии гибли, охваченные немецкими танками в «котлы», то затем уже мы окружали и уничтожали немцев своими танковыми армиями. Перехватывали и господство в воздухе, добивались превосходства в вооружении.

Возможна – подчеркнем, возможна! – еще одна коррекция. Дело в том, что немецкая статистика не учитывала потерь среди коллаборационистов – так называемых «добровольцев». Ведь во время Второй мировой войны появились воинские формирования из числа французов, голландцев, датчан, норвежцев, литовцев, латышей, эстонцев, молдаван, украинцев и др. Примечательно то, что потери этих соединений, не учтенные Берлином, попали в разряд потерь СССР (молдаване, украинцы, прибалты, россияне) и его союзников (французы). Если исправить эту несправедливость, соотношение военных потерь – на наш взгляд – стремится скорее к 1:1,05 или даже к 1:1. Хотя доказать это пока затруднительно…

Жертвы гитлеровского геноцида

Обратим внимание еще на одно обстоятельство. Соотношение признанных общих потерь (1:1,1) явно меньше, чем соотношение безвозвратных демографических потерь вооруженных сил (1:1,29). В чем здесь причина?

Ответ очевиден. Из 4 376 300 военнослужащих гитлеровского блока, попавших к нам в плен, после войны мы вернули домой 3 572 600 человек. 579 900 человек умерли от обморожения, болезней и пр. (чего стоит одна Сталинградская битва, когда пленных зачастую не могли довести даже до спецсоставов, настолько они были измождены и слабы). Из 4 559 000 советских пленных домой вернулось гораздо меньше – только 1 836 000 человек. В концлагерях погибли 2 722 450 человек. То есть при примерно равном числе пленных отношение к ним было разным.

Несмотря на то что СССР формально не был участником Женевской конвенции о военнопленных, он соблюдал ее и старался сохранить жизнь плененным гитлеровцам. Несмотря на то что Германия формально из конвенции не выходила, наших пленных за людей не считали и изводили, как животных.

Сейчас самое время вернуться к тем подсчетам, с которых мы начинали.

26 600 000 советских людей погибло в ту войну. Но потери вооруженных сил, как мы видели, составляют всего 8 744 500 человек. Откуда же такая разница: 17 855 500 человек?

Ответ мы получаем, что называется, из первых рук.

Адольф Гитлер: «Частью нашей борьбы должно стать уничтожение России… Простого захвата территории недостаточно… Целью является уничтожение людских ресурсов России».

Генрих Гиммлер: «Живут ли другие народы в благоденствии или они издыхают от голода, интересует меня лишь в той мере, в какой они нужны как рабы для нашей культуры, в ином смысле это меня не интересует. Погибнут или нет от изнурения при создании противотанкового рва 10 000 русских баб, интересует меня лишь в том отношении, готов ли для Германии противотанковый ров».

Наши потери в этой войне многократно превышают немецкие не потому, что мы не умели воевать с вермахтом, как рассуждают сегодня некоторые «диванные стратеги», а потому, что мы воевали именно с вермахтом. Гитлеровцы же воевали со всем нашим населением: с мужчинами, женщинами, стариками, детьми – со всеми без исключения. Потому и потери среди мирного населения с нашей стороны вдвое больше потерь боевых.

Равного числа потерь с обеих сторон быть не могло, поскольку советская армия не сжигала население немецких деревень в сараях, не устраивала искусственного голода в немецких городах, не перевозила пленных в машинах-душегубках, не травила немцев газом, не ставила на них чудовищных опытов в концлагерных блоках.

И вопроса о том, стоило ли платить за свободу такую большую цену, для нашего народа тогда не существовало. Вопрос заключался в том, как скорее остановить уничтожение.


Петр Александров-Деркаченко,
член совета Российского исторического общества

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

Пыхалов И.В., Дюков А.Р. Великая оболганная война. М., 2009

Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь / Под общ. ред. Г.Ф. Кривошеева и А.В. Кирилина. М., 2010

XX ВЕК
ВОВ