В роли Жукова

В советском кино главным исполнителем роли маршала Жукова был народный артист СССР Михаил Ульянов. Менялись в кадре Сталины, Рокоссовские, Коневы, Ворошиловы, а Жуков долгие годы представал в неизменном ульяновском исполнении…

 1

Первый раз Ульянов, тогда еще 41-летний, сыграл маршала в 1968 году в эпопее Юрия Озерова «Освобождение». Гримерам даже пришлось немного старить артиста, ведь реальный Жуков в 1943 году (а первый фильм эпопеи был посвящен сражению на Курской дуге) был на шесть лет старше тогдашнего Ульянова. Последний же раз Жуков в исполнении Ульянова появился на экране в 2005-м: режиссер Юрий Кара, снимавший телесериал «Звезда эпохи», изначально планировал пригласить на роль маршала Владимира Меньшова, однако потом передумал и позвал 78-летнего Ульянова.

Как председатель стал маршалом

Впрочем, самым первым исполнителем роли Георгия Жукова был Федор Блажевич. Он примерил маршальский мундир в эпопеях Михаила Чиаурели «Клятва» (1946) и «Падение Берлина» (1949). Однако полководцы и наркомы в этих фильмах – как манекены или восковые фигуры из музея. Статные, в позолоченных мундирах, но без права на мысль, на «необщее» выражение лица. Они лишь оттеняли величие главного героя – товарища Сталина…

В 1966-м, когда режиссер-фронтовик Юрий Озеров готовился к съемкам киноэпопеи «Освобождение», он видел в роли Жукова только Михаила Ульянова. Но актер колебался. Тогда Озеров выложил главный аргумент: вас выбрал сам Георгий Константинович…

С маршалом Ульянов знаком не был. Да и Жуков не помнил его фамилию: просто приметил артиста в фильме «Председатель» (1964). Да и как было не приметить! «Артист, сумевший сыграть председателя, который смог вытащить все сельское хозяйство, сможет осилить и роль Жукова», – якобы изрек маршал.

У Егора Трубникова, которого в «Председателе» сыграл Ульянов, был прототип – Герой Советского Союза и Социалистического Труда Кирилл Орловский, партизан Гражданской и Великой Отечественной, который, потеряв руку, принял разоренный колхоз и вывел его в передовые. У Ульянова родной отец до войны тянул председательскую лямку в одном из сибирских колхозов, и о председательской доле артист знал не понаслышке. Потому и вышли правдивыми ярость и боль Трубникова: «Вы что же – хотели меня удивить? Меня, который обкладывал целые батальоны?! Да я матом вышибал страх из людей и гнал их под кинжальный огонь!» В этой роли Ульянов показал силушку богатырскую, которая, наверное, и привлекла Жукова.

Но удивительнее всего то, что Ульянов в разгар съемок «Председателя» записал в дневнике: «Сегодня подумал, что ведь надо сыграть большого, крупного человека, вроде маршала Жукова. Будет ли такой сильный, большой человек кричать, хватать за грудки, как это у нас сделано, как я сыграл некоторые куски?» Получается, подспудно он уже работал над ролью Жукова…

Последний триумф Жукова

Озеров долго снимал «Освобождение» и в годы работы над пятисерийным фильмом нередко советовался с Жуковым. В эпопее драматичная солдатская одиссея переплелась с эпизодами, снятыми «под документ». Жуков в то время трудился над книгой воспоминаний и многое «проверял» на Озерове. В известной степени маршал наблюдал за тем, как рождался образ Жукова в исполнении Ульянова. Но встреча артиста с реальным героем не входила в планы Озерова. Режиссер рассудил, что Ульянов непременно подпадет под бронебойное обаяние Жукова и, скорее всего, растеряется, разуверится в своих силах. А Озерову хотелось, чтобы на съемочной площадке артист не сомневался в том, что на свете существует только один «настоящий маршал Жуков» – он, Ульянов. К тому же маршал перенес тяжелую болезнь и никого не принимал. В итоге Жуков и Ульянов так никогда и не встретились…

Mn-kTS2QoewЮрий Озеров за работой

Выводить на авансцену маршала Жукова – дело рискованное. А тут еще и Сталин после долгого перерыва обосновался на экране. Сенсация! Министр обороны Андрей Гречко поморщился, увидев, что в титрах среди исторических героев Жуков идет первым. Но придираться к такой иерархии не стали.

Роль давалась Ульянову непросто. «Начали мы с грима: поставили фотографию перед собой и вместе с гримером стали лепить щеки, стали подбривать волосы, стараясь угадать облик фотографически, – вспоминал актер. – Потом мы отказались от этого, потому что налепленные щеки и подбритые волосы не очень много давали сходства, а что-то живое уходило». И начал Ульянов играть маршала «с собственным лицом». Его даже не постригли под Жукова образца фронтовых лет, а предпочли прическу, более привычную для конца 1960-х.

Именно такого фильма ждали советские зрители. В те годы многие интересовались политической историей Второй мировой, но она оставалась тайной за семью печатями. Снимались замечательные фильмы о «безымянных солдатах», а знаменитых маршалов кинематографисты не показывали со сталинских времен. И вот на экране – рассуждающий «отец народов» и маршал Жуков, не боящийся с ним спорить.

«Важно найти в характере героя доминирующую черту, – считал Ульянов. – Какая же эта главная черта? В народе во время войны о Жукове ходили легенды как о человеке непреклонной воли, железного характера. Значит, надо создать тот образ, который помнят в народе».

В мае 1969 года, после долгих редакторских проволочек, наконец вышли в свет жуковские «Воспоминания и размышления». А через месяц в Москве состоялась премьера первых двух фильмов киноэпопеи «Освобождение» – «Огненная дуга» и «Прорыв». Это был последний прижизненный триумф маршала Жукова: фильм помог успеху книги, ее буквально сметали с прилавков. И не было в стране более уважаемого человека, чем маршал, который в исполнении Ульянова предстал настоящим спасителем Отечества. Жить маршалу Победы оставалось ровно пять лет…

«Не образ – громада!»

Наверное, если бы тогда проводились опросы, каким должен быть идеальный политик, идеальный руководитель, большинство назвало бы Ульянова в роли Жукова. Жесткий, колючий, крутого норова, но справедливый и беспощадный – в первую голову к себе самому. Ульяновский Жуков – сгусток энергии, человек-глыба, для которого нет преград. Яростный темперамент, постоянное нервное перенапряжение. Мимика резкая и величественная. Вот маршал торопливо шагает из кадра в кадр. Пронизывающий волевой взгляд из-под козырька фуражки. Абсолютная сосредоточенность. Остановить его невозможно!

О᥁°Ѓ¶§•≠®•

УЛЬЯНОВ СЫГРАЛ ЖУКОВА ТАК, ЧТО КАЖЕТСЯ, БУДТО ДУХ СОВЕТСКОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ВСЕЛИЛСЯ В АКТЕРА

Такого напора, такого крутого нрава тщетно ждали от политиков… По сравнению с Ульяновым в роли Жукова члены нашего «вечного» Политбюро выглядели сонными пенсионерами. В этом – еще один подтекст зрительского успеха «Освобождения», «Блокады» и «Битвы за Москву».

«Жукова Вы сыграли наимощнейше. Не образ – громада! Впечатление незабываемое. В нем – масштаб народной трагедии и сила, ярость его сопротивления. И человек – глыбища! После «Председателя» – самая творчески яростная Ваша работа, которая, без сомнения, всеми будет принята. Народ скажет Вам спасибо за такой образ народного полководца, поднятого как бы самой советской землей для ее спасения в самый роковой час нашей истории», – писал Ульянову в личном письме кинокритик Георгий Капралов.

Монополист

Многосерийное «Освобождение» – первый столь масштабный кинопроект брежневского времени. В позднейшие годы Озеров снял еще несколько фильмов о Второй мировой, и в каждом из них роль Жукова играл Ульянов. Однако повторить успех «Освобождения» этим картинам оказалось не под силу. И в «Солдатах свободы» (1977), и в «Битве за Москву» (1985) есть удачные эпизоды, но что-то важное утратилось.

Сцена из фильма "Битва за Москву"Михаил Ульянов в роли Георгия Жукова. Кадр из фильма «Битва за Москву» / РИА Новости

Жуков–Ульянов – первоклассная находка режиссера Озерова. Но она тут же стала достоянием всего советского кино. Вспоминается, например, фильм «Слушайте, на той стороне» (1971), советско-монгольский проект режиссеров Бориса Ермолаева и Бадрахына Сумху о боевых действиях на Халхин-Голе. Там мы видим Жукова еще не в зените славы, ему пока далеко до маршальских звезд. И все-таки он уже не просто генерал, а настоящий полководец. Следующее заметное перевоплощение Ульянова в Жукова состоялось в многосерийном (и снова – не телевизионном!) фильме Михаила Ершова «Блокада» (1975–1979). Жуков врывается в трагическую осень 1941 года как предвестие будущей победы – неотразимый, решительный, острый на язык. После «Блокады» сам Константин Симонов – писатель, близко знавший Жукова, – сравнивал «масштабы достижения, к которому пришел Ульянов» с победой Бориса Бабочкина, сыгравшего заглавную роль в классическом «Чапаеве».

В роли Жукова Ульянов действовал не менее 10 часов экранного времени. Это – годы работы. После стольких батальных полотен даже не самые наивные зрители поверили, что артист Ульянов и нутром под стать своему герою. Ему стали приписывать качества маршала – стальную волю, целеустремленность. Но сам Ульянов считал, что претворил далеко не все, и мечтал еще полнее воплотить образ Жукова. Актер сетовал, что «драматургический материал роли был мал», и надеялся, что появится достойный сценарий, посвященный не войне с птичьего полета, а в первую очередь Георгию Жукову – солдату и маршалу. Его личности, его судьбе. В наше время такие киноленты называют, на американский манер, байопиками.

Уж там бы Ульянов развернулся! И артист «подстрекал» писателей и режиссеров к такой работе. «Сейчас тема Жукова только затронута, – делился он в одном из интервью. – Но я сознаюсь, меня очень привлекает образ народного маршала. Я несколько раз встречался с Константином Михайловичем Симоновым. Тема Жукова волнует писателя, но она настолько корневая, столько она тянет за собой вопросов, проблем, критических ситуаций, что поднять ее будет, скажем так, трудновато. Пока мы в своих разговорах остановились на возможном создании телевизионного фильма о Жукове. Будущее скажет, что из этого выйдет». Замысел не сложился. Был нешуточный по размаху документальный фильм «Маршал Жуков. Страницы биографии» (1984), был коллаж Озерова «Великий полководец Георгий Жуков» (1995), но Ульянову казалось, что этого мало.

Менялись в кадре Рокоссовские, Сталины, Ворошиловы, Тимошенко, Коневы, а Жуков из фильма в фильм представал в неизменном ульяновском исполнении. И это при том, что в советском кино было принято работать «на сопротивлении материала», не тиражировать удачные типажные наработки. Режиссеры навязали Ульянову «монополию на Жукова», и он не чувствовал себя вправе отказаться от этой роли, даже если она по сценарию оставалась на обочине сюжета.

ІҐІ§† нѓЃе®В последний раз Ульянов сыграл Жукова в 78-летнем возрасте в фильме Юрия Кары «Звезда эпохи» (2005). В роли Сталина – Армен Джигарханян

В 1990-м на телеэкраны вышла многосерийная «Война на западном направлении» – экранизация прозы Ивана Стаднюка, писателя с репутацией сталиниста. Сценарий переработали в перестроечном духе. Чтобы у зрителей не возникало сомнений, Лаврентия Берию при первом же появлении аттестовали так: «Палач. Садист». Впрочем, Арчил Гомиашвили не лишил Сталина своеобразного обаяния. В роли Жукова командовал Генштабом все тот же Михаил Ульянов, который к тому времени стал почти на 20 лет старше своего героя. Он оказался заметно солиднее и актеров, которые играли Ворошилова, Молотова, Тимошенко… Ульянов не отличался моложавостью, всегда выглядел на свой возраст, а то и старше. И при просмотре фильма возникает странный эффект: нам, зрителям, неприятно, что этакий элегантный Сталин кричит и шипит на пожилого человека. На седовласого воина. Нехорошо кричать на старших.

В последний раз Ульянов сыграл Жукова в 2005 году, в телесериале «Звезда эпохи», где актер уже годился прославленному маршалу в отцы. Правда, Ульянов появлялся на экране ненадолго, да и вся эта мыльная опера об актрисе Валентине Серовой не стала событием

*** 

По всеобщему признанию, Ульянов сыграл Жукова так, что кажется, будто дух советского Георгия Победоносца вселился в актера, который мальчишкой рвался на фронт. Но как относился сам маршал к своему кинообразу?

Есть свидетельство, что он все-таки хотел во время работы над «Освобождением» лично познакомиться с актером и огорчался, что Озеров ограждал их от такой встречи. Рецензий на «Освобождение» Жуков не оставил. Но через несколько лет после смерти маршала Михаил Ульянов в родном Омске увидел фотографию с дарственным автографом Георгия Константиновича: «Омскому драматическому театру, где начинал свою актерскую деятельность первый исполнитель роли маршала Жукова в кино Михаил Ульянов. С радостью общения с Вами, Георгий Жуков. Москва – Омск». Если бы Ульянов маршалу не приглянулся – такая надпись не появилась бы.


Арсений Замостьянов