Альтернативная история Наполеона

Какой была бы послевоенная Европа, если бы Наполеон победил Александра? Новый исторический роман бывшего президента Франции Валери Жискара д’Эстена «Победа Великой армии» как раз об этом – о том, чего не было на самом деле

v_kremle_pozhar_hud._vereschagin

Наполеон с Кремлевской стены смотрит на пожар Москвы. Худ. В.В. Верещагин
Предоставлено М.Золотаревым

Валери Жискар д’Эстен решил обратиться к событиям далекого прошлого, причем сделать это в популярном сегодня жанре альтернативной истории. Внимание одного из архитекторов Европы XX столетия привлекли блестящие и вместе с тем трагические для его родины времена Наполеоновских войн, а именно поход на Россию, ставший тем узлом, который, наверное, уже навсегда связал две наши страны.

Самым главным просчетом Наполеона д’Эстен считает даже не сражение у села Бородино, серьезно ослабившее Великую армию, но не принесшее ей окончательной победы, а долгую задержку в оккупированной Москве, из-за которой деморализованным войскам пришлось возвращаться к западной границе России по бескрайним снегам и неизбежно проиграть «генералу Морозу».

Именно вступление наполеоновской армии в древнюю русскую столицу стало той точкой, где заканчивается реальная история и начинается роман. Д’Эстен признается в предисловии, что не может объяснить, чего ради великий император решил остаться в городе до поздней осени, тем самым допустив фатальную ошибку. Исправить промахи Наполеона, а также всю будущую европейскую историю, и берется автор на страницах романа.

Бонапарт появляется в книге всего трижды: в самом начале и уже ближе к концу. Главный же ее герой – молодой военачальник Франсуа Бейль, которому император поручает важнейшую секретную миссию – прикрывать отход Великой армии на запад. Бейль должен был на несколько дней задержаться в Белокаменной, демонстрируя русским, что оккупация продолжается. А потом со своим отрядом направиться вслед за императором – «медленно, словно поддерживая связь с основными войсками».

«Выпьем также за успешное возвращение, в ходе которого мы уничтожим то, что осталось от русской армии», – поднимает Наполеон тост, в котором намекает на свой основной замысел – добить Кутузова, изнуренного погоней, в новом сражении.

Меж тем Бейль, воспитанный в военных традициях старого режима, но принявший империю и присягнувший ей, обращает внимание на признаки физического и душевного нездоровья своего кумира. Ранняя лысина, жир на прежде рельефных мышцах, живот, выдающийся из-за пояса… «И что особенно бросалось в глаза, почти исчезла его энергичность, необычайная живость», – отмечает молодой француз.

Вспоминает он также грипп и насморк, которыми пытались объяснить роковую, по мнению Бейля, нерешительность Наполеона при Бородине. Многие детали, несомненно, тут почерпнуты у Толстого, великий роман которого д’Эстен, по его собственным словам, многократно перечитывал.

Главный герой подозревает «угасание» Наполеона и размышляет о слабостях и недостатках системы, в которой все зависит от власти одного человека. Но ближе к концу романа становится ясно, что автор, напротив, дает гению императора французов возможность проявиться с новой стороны.

Валери Жискар д’Эстен

Валери Жискар д’Эстен
Фото ZUMA WIRE / TASS

Книга д’Эстена, пожалуй, лишена выдающихся литературных достоинств – и тем не менее с первых страниц держит читателя в напряжении. Сначала он становится свидетелем исторического решения, последствия которого малопредсказуемы. Потом вместе с солдатами генерала Бейля продвигается по осенней России, словно человек с завязанными глазами в темной комнате: не зная толком, ни где находится Великая армия, ни как далеко преследующие ее войска противника, которые могут напасть на сравнительно небольшой отряд в любой момент. И главное, всегда ожидая опасных сюрпризов от непредсказуемой русской погоды.

Все обходится благополучно, и вот уже отряд Бейля добирается до разрушенного войной Смоленска. Здесь к военной интриге добавляется романтическая: молодой полководец знакомится с вдовой графа Калиницкого, наполовину полячкой, оставшейся в городе. Между ними начинается любовная связь, и, когда небольшое войско через неделю покидает Смоленск, она просит взять ее с собой, желая попасть в Варшаву. При этом еще в Москве к немногочисленной «свите» генерала присоединилась прелестная француженка Мари-Тереза, к которой он также испытывает страстные чувства.

И все же в центре повествования не любовный треугольник, а окончание главной войны Наполеона. Бейль хорошо понимает, что не сегодня завтра может погибнуть, и, вероятно, поэтому без чрезмерных переживаний воспринимает деликатную ситуацию, в которой оказался.

Хотя судьба берегла генерала. В урочный час его корпус двинулся на запад, в Катынский лес, и нехитрыми маневрами замедлял движение русской армии. Наконец французы благополучно форсировали Березину и вошли в Борисов, а затем и в Сморгонь. Там с высокого холма Бейль и наблюдал за генеральным сражением, которое д’Эстен окрестил Русской битвой. Основные войска Кутузова ударили по арьергарду Великой армии. Русские не выдержали напряженного боя и отступили.

И тут Бейль со своими драгунами настиг русскую колонну: «Казаки храбро попробовали защищаться, но их сбрасывали на землю или протыкали ударом пики. Один из поляков ухитрился в акробатическом прыжке схватить лошадь за удила.

Коляска остановилась. Кутузов, а это действительно был он, находился в состоянии самого сильного возбуждения. Его руки конвульсивно сжимались и разжимались». Так Бейль стал легендой – человеком, который пленил самого Кутузова.

Когда ударили первые ноябрьские морозы (а в реальной истории Наполеон был только на пути в Смоленск), Бейль уже спешил в Париж. По секретному приказу императора он должен был формировать там гвардейские части… Проезжая через Польшу, генерал узнал, что Бонапарт учреждает Польско-литовское королевство с наследственной (а не выборной и олигархической, как в старой Польше!) монархией.

И это лишь первая из европейских реформ, которые президент д’Эстен сочинил для императора Наполеона.

p0asRrEKO2A

В Веймаре генерал Бейль встречается с Гете и узнает, что Бонапарт попросил его зачитать свою «Декларацию о мире в Европе»: «Солдаты и жители Европы, все вместе мы совершили великие дела. Силой нашего оружия мы изгнали тиранов, сокрушили наши троны и расширили пространство наших свобод. А теперь мы должны приступить к новым задачам, для решения которых нам совершенно не нужно использовать силу… Все договоры и законы будут вступать в законную силу благодаря свободному признанию граждан».

То, что Бейль принял за «угасание» Наполеона, Гете объясняет разочарованием в военных средствах решения политических проблем.

На пути в Париж генерала настигает еще более поразительное известие: Бонапарт собирается отречься от престола. В столице Франции и Европы уже отрекшийся император награждает Бейля титулом герцога Смоленского и открывает ему свои новые намерения: «Наши границы достаточно расширились. Нам не хватает одного – мирной Европы… Франции нужна либеральная империя. Империя, в которой народ не пользуется властью, потому что он на это неспособен, но в которой он имеет право быть выслушанным и никто не сможет лишить его слова. Именно этому меня научили греки, которых я читал».

Развязка романа – всеевропейский конгресс, подобный Венскому, но собранный в Страсбурге – городе, который в течение полутора следующих веков в реальной истории являлся источником беспрестанных конфликтов между Францией и Германией, неизменно заканчивавшихся кровавыми войнами.

Англию Наполеон сковал неожиданным морским союзом с испанской монархией. А России посоветовал расширять свои владения на востоке, вплоть до самой Индии – конечно, чтобы там встретиться с той же Англией. «Я сознательно привнес в страну Александра начатки свободы, но она причинит ему немало забот», – делится бывший император своими мыслями с Бейлем.

Остальным европейским державам предложили ограничить численность армий, установить максимальный срок службы в полтора года, а конгрессы, подобные Страсбургскому, сделать регулярными. Сам Наполеон получил титул архиканцлера Европы.

Тем временем любовный треугольник Бейля счастливо разрешился женитьбой на графине Калиницкой, приехавшей за ним в Париж, а финалом этой псевдоисторической утопии стала новая встреча Наполеона и Гете, символизирующая начало новой эпохи.

Авторы: Дмитрий Карцев, Арсений Замостьянов

XIX ВЕК
1812