Главный редактор «Историка» Владимир Рудаков дал комментарий порталу «Политаналитика»

Спикер Госдумы Вячеслав Володин, выступая на XXI Всемирном русском народном соборе, назвал пять базовых ценностей, которыми, в частности, должен руководствоваться российский парламент. «Семья, вера, сплочённость, Родина. И конечно, справедливость, недостаток которой может вносить в общество раскол, создавать почву для деятельности революционных маргиналов и в конечном счёте разрушать, казалось бы, незыблемые устои государственности»,— сказал господин Володин.

Высшей задачей власти Вячеслав Володин назвал консенсус по главным вопросам. «Высшая миссия власти… — искать общественные компромиссы по спорным темам, их решения, не допуская перерастания в серьёзные проблемы», — заявил спикер. При этом, по его словам, необходимо учитывать «мнение широких слоёв общества — людей с разными культурными традициями и вероисповеданиями».

Вновь вернувшись к теме революции, Вячеслав Володин заявил, что споры о 1917 годе продолжаются до сих пор, многие дискуссии не завершены, а важные вопросы не имеют однозначного ответа. Но некоторые уроки истории для всех очевидны, полагает председатель нижней палаты.

«Революции — это в первую очередь насильственный захват власти. Недопустимо романтизировать революции и героизировать людей, свергающих законные правительства, обрекающих свои народы на бессмысленные страдания. В сознании большинства граждан революционность превращается в синоним ангажированности, преступности и отсталости», — сказал Володин.

По его мнению, главный урок столь трагичной истории революционных потрясений заключается в том, что востребованное обществом созидательное и творческое развитие происходит не через революцию, а через консолидацию общества и свободу самореализации для каждого человека.

Надо отметить, что за последнее время президент Владимир Путин также несколько раз высказывался по этой теме. Выступая в нач. октября на Валдайском форуме, глава государства сказал следующее: «Обращаясь к урокам столетней давности, к революции 1917 года, мы видим, какими неоднозначными были её результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий».

По мнению Путина, революция всегда является следствием дефицита ответственности как тех, кто хотел бы законсервировать отживший, требующий переустройства порядок вещей, так и тех, кто стремится подстегнуть перемены, не останавливаясь перед гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

Портал «Политаналитика» попросил главного редактора журнала «Историк» Владимира Рудакова прокомментировать тезисы о пагубности революции для страны и нации:

— Русский народный собор собрался накануне двух важных дат, которые мы будем так или иначе вспоминать. С одной стороны, это столетие октябрьского переворота, произошедшего в Петрограде, — финальной точки того, что мы называем Великой российской революцией 1917 года. С другой стороны, это День народного единства — праздник относительно новый, отсылающий нас к временам более чем четырёхсотлетней истории, истории преодолении русской Смуты нач. XVII века.

В этом контексте выступление председателя Государственной думы Вячеслава Володина, посвящённое оценке Русской революции, более чем своевременно. Володин обращает наше внимание не только на революцию как один из самых пагубных и разрушительных способов социального действия, но и на те ценности, которые лежат в основе нашего национального единства.

Актуальность такого подхода состоит в том, что в преддверии столетия Октября велико желание более благосклонно отнестись к тому, что произошло в те дни в Петрограде. Происходит это под воздействием феномена, который, мне кажется, правильно называть «обаяние советского проекта». Действительно, обаяние велико, а достижения — известны и значимы. Это и Победа над нацизмом, это выход человечества в космос. Это «обаяние советского проекта» порой заслоняет собой отправную точку советской эпохи — собственно, революцию 1917 года.

Между тем достижения «советского проекта» и революция — это явления разного порядка. Революция 1917 года в конечном счёте стала результатом целенаправленной политики целого ряда радикальных партий дореволюционной России, среди которых большевики, пожалуй, были самыми радикальными, но далеко не единственными. Эти силы на протяжении десятилетий раскачивали лодку, делая всё возможное и даже невозможное не только для разрушения существующей на тот момент власти, но ликвидации традиционной российской государственности как таковой.

Эти силы всячески подводили общество к мысли, что революция является единственным выходом для России, что революционное свержение действующей власти и разрушение российской государственности является неизбежностью и необходимостью для России нач. XX века. В конце концов, воспользовавшись ситуацией, кризисом власти и социальным кризисом, связанным с Первой мировой войной, эти силы в феврале 1917 года начали, а в октябре 1917-го завершили процесс разрушения государственности. Взяв на вооружение утопические и космополитические по своей сути идеи, эти силы привели страну к разрушительной Гражданской войне, которая сама по себе стала одним из самых главных поражений России в ХХ веке. Начались масштабные гонения на веру, на людей, отстаивавших иные политические взгляды и морально-нравственные ценности.

Выступление Вячеслава Володина как раз про то, что даже под воздействием обаяния «советского проекта», даже в год столетия Великой российской революции нельзя подпадать под обаяние революционного способа переустройства социальной действительности. Потому что революция как крайняя форма политического радикализма всегда ударяет по всему обществу, по всем участникам этого процесса — не только по тем, кто сопротивляется революции, но и по тем её «детям», которые её инициируют и которых она в конечном счёте и пожирает. Россия свой лимит на революции уже сполна выбрала в трагическом для неё ХХ веке.

Россия уже выбрала лимит на революции